Бразилия: завтрак с попугаем

Предупрежу сразу – это повествование не содержит какой-либо значимой практической информации о Манаусе, оно лишь поможет Вам понять, что Вас там ждет, ежели Вы туда когда-нибудь доберетесь в качестве туристов. А вот если Вы хотите испытать себя, как это делают многие лихие парни, и устроить себе “дикое” путешествие по Амазонке в стиле Андрея Макаревича и Александра Розенбаума, то все нижеследующее – тем более не для Вас. А может – и наоборот – Вы, закаленные постоянными наводнениями, обгорелые и обветренные, покусанные и прокушенные, с удовольствием посмеетесь над скромными приключениями туриста-неэкстремала на самой большой реке в мире.

 

Итак, начну… Вот та основная вводная информация, которой я обладал на момент прибытия в столицу штата Амазонас. Манаус – довольно старый город, построен на месте слияния рек - Амазонки и Риу-Негру, называемым “встреча вод”, “свадьба рек” и прочими привлекательнотуристическими эпитетами. Сам город довольно обычен, за исключением одного из самых крупных и красивых в мире театров “Амазонас” и Эйфелевого рынка – остатков роскоши времен каучуковой лихорадки. Туристов обычно расселяют не в самом городе, а в джунглях по его периметру – типа экзотика. С горячей водой, шведским столом, бассейном и прочими благами, без которых немецких пенсионеров из дома не вытащишь. Так что я довольно живо себе представлял все эти расписываемые мне в рекламе “экзотические бунгало”, “рестораны в стиле индейских построек” и “удивительные экскурсии в самый загадочный уголок планеты”. Но то, с чем я столкнулся, оказалось еще более прозаичнее.

 

День первый. Здравствуй, Амазония!

 

После пяти часов перелета из Рио-де-Жанейро наш самолет оказался над Амазонкой.

“Какая широченная, желтая и петляющая река!” - подумал я, глядя на нее в иллюминатор. Но, сверившись с GPS, я понял, что это была далеко не Амазонка, а один из ее обычных притоков. “Какая же должна быть Амазонка!?!”

Самолет начал снижаться и под его крылом уже пело зеленое море джунглей.

“Ну где же она!” И в этот момент джунгли оборвались. Желтое море, уходящее за горизонт – это была Она. Да, огромина! А вон-вон - большой корабль. Но – какой маленький на ее фоне…

Сели. Нас встретили. Посадили в микроавтобус. Повезли в отель “в джунглях”. Накрапывал легкий тропический дождик (в Москве его бы назвали ливнем). Все вокруг тускло и серо. Джунгли вдоль дороги выкорчевывают, обнажая песок под ними. “Амазония – это пустыня, покрытая лесом” – вспомнил я цитату одного ученного. Стало совсем кисло. Вдобавок мы въехали в ржавые ворота с скучнолицым охранником. “Ну хоть от города недалеко – можно в Манаус самому смотаться.” Но микроавтобус вырулил… на пристань. Там уже ждала большая зеленая лодка с самодельно приколоченной крышей-навесом. “Ух ты! Такой трансфер в отель мне нравится!”.

Пересев в лодку, покинули большую землю, как потом оказалось, надолго. Плывем, пардон, идем. Река, как река, совсем не Амазонка – что я в Подмосковье таких пейзажей не видел? Подумаешь – джунгли! На одиноком дереве мокнут два стервятника. Уныние возвращается. Ладно, хоть затопленные деревья пофотографирую…

Скорость движения лодки – 13 км/ч, время в пути – 40 минут. Очередной поворот – и мы в небольшом заливе. Пристань, дальше флагштоки с промокшими флагами разных стран-государств, российского нет. Грустнее не становится – все это напоминает пионерлагерь, только бы на зарядку и построение не будили! От детских воспоминаний настроение поднимается, да и дождь заканчивается (резкое начало и конец дождей – их визитная карточка в тропиках). Айда на рецепшн!

А там “дорогих гостей” встречают соком бразильского плода типа апельсина (по одному стакану на каждого гостя) и водой (по одной маленькой бутылочке). Представляют гидов. Моего зовут как-то типа Тигля-Маглу,  попросту – Тигель. Договариваемся встретиться через час, чтобы порыбачить на пираний. А – пока – в номера.

Отель – ну точно – пионерский лагерь. Только – в джунглях. Одноэтажные корпуса на восемь человек – двухместные номера, у каждого отдельный вход с улицы. Ресторан “в стиле индейских построек” – огромное бунгало-шалаш с крышей из пальмовых листьев, несколько беседок, в одной из них сидит… попугай ара. Красный. Большой. Томный. Смотрит свысока на всех. Он-то коренной житель, а все развлекаться приехали…

Вхожу в свой номер. Запах… как в купейном вагоне – пахнет сырым насквозь постельным бельем. На окнах – металлическая сетка от москитов. Шкафа нет. Из воды – только холодная. Точнее – комнатной температуры. +32 градуса по Цельсию. Ладно, и не в таких условиях жили, только вот где кроссовки просушить? Негде.

В номере делать совершенно нечего, иду осматривать свои “владения”. У порога растет ананас. Дорожки между корпусами прорублены в самых настоящих джунглях. Крик, шум и гам вокруг такой – уши закладывает. По тропинке, уходящей от соседнего корпуса в Неведомое убегает испуганная большая сине-зеленая игуана. Под ногами шныряют еще какие-то рептилии. А уж мошкары – той вообще не счесть. Надо что-нибудь от этого гнуса купить…

Так, а что это у нас тут, за поворотом? Ага – красный уголок. Шатающийся бильярдный стол, кресла-качалки, гамаки и… два разъяренных попугая ара. Желто-голубой и красный. Желто-голубой одноглазый. Шипят. Крыльями по полу бьют. “Уходи, говорят, с нашей территории, чужеземец”. Я ухожу. На рецепшн за спреем от москитов.

- Сколько стоит?

- 15 реалов.

- Хм… (почти 200 рублей). Ладно, вот деньги.

- Денег не надо – вот Вам чек, распишитесь – оплата при выезде за все услуги сразу.

- Ага (старый прием – человек, не делающий наличных расчетов, а лишь подписывающий квитанции, легче расстается с деньгами).

На рецепшене – толпа народу. Прибыло сразу человек сорок отдыхающих. Им тоже – хлеб-соль, точнее сок-вода. Воды осталось много, беру одну из бутылок, ибо предназначенную мне я не взял по прибытии. Подлетает служащий.

- Вода только для вновь прибывших – комплимент отеля. Вы когда приехали?

- Сейчас.

Не удовлетворенный моим ответом служащий убегает на рецепнш, где узнает, что я прибыл не “сейчас”, а получасом ранее. Отбирает у меня бутылку. Я ее опять беру, как только он убегает еще по каким-то не менее важным делам.

 

Обнаруживаю “Книгу отзывов”. Интересно, были ли здесь мои соотечественники? Были. Читаю отзывы.

“Нас здесь держат за абсолютных лохов…”

“Не платите ни за что дополнительно – все включено…”

“Самые приветливые здесь – попугаи…”

“За что я платил столько денег?..”

Ну, я немого расстраиваюсь-напрягаюсь, хотя понимаю, что люди, очевидно, рассчитывали на настоящее сафари в джунглях, а им “отдых выходного дня” впаривают. Но я-то к этому готов – мне главное увидеть все, что хочется, а на антураж и запудривание мозгов аборигенами мне наплевать…

“Удивительная природа, какая красота, особая благодарность моему гиду Антонио” – вот это по-нашему, этот отзыв мне нравится. А что до новых русских, прибывших сюда порыбычить на пираний да пива попить, чтобы потом об этом где-нибудь с пафосом в Сибири или в столице друзьям рассказывать, то их отзывы – это их мнение. Хотя, насчет попугаев – они кажется правы. Все эти служащие в салатовых футболках с надписью “Гид” похожи на загулявших пионервожатых. А, вот как раз и мой. Ведет к лодке. Со мной – еще несколько человек – наша “звездочка”. Рассаживаемся. Вперед рвется пожилая немецкая пара, за ними две американки и молодая пара англичан. Я не рвусь – мой расчет прост – кто войдет на лодку последним, будет сидеть на ее носу, обозревая всю окрестность. Так и происходит. Остальные понимают мою военную хитрость и недоумевают, почему они сами не догадались сесть не под тентом-крышей, а на свежем воздухе. Да – вот такой я сообразительный. Буду у вас старостой.

Идем по реке Риу-Тарума – одному из притоков огромной Риу-Негру. Идем в соседний залив, 600 метров от нашей базы. Бросаем якорь. Ну вот, а я надеялся подальше, в затопленный лес, к дельфинам и кайманам… Хотя – и здесь вид неплохой. Вода, как обычно поднявшись в сезон дождей на десяток метров, затопила прилегающие леса. Вода, вода, кругом – вода.

Тигель раздает всем по удочке – бамбуковой палке с привязанной к концу леской. Показывает, как надо надевать на крючок кусок мяса. Не очень ловко закидывает удочку. Энергично бьет ее концом по воде (имитация упавшего в реку барахтающегося животного – у пираний, в отличии от других рыб, отличный слух).

- Так мы подманиваем пираний – торжественно, словно заклинание, произносит Тигель.

У всех на лицах неописуемый восторг. Пожилой немец закидывает удочку, бьет по воде, подсекает, и вылавливает крупную длинную рыбу. Он очень удивлен, Тигель удивлен не меньше. Но тут же находится:

- В наших реках очень много рыбы.

 

Несчастную жертву туриста под одобрительные возгласы тут же выпускают обратно в реку.

“Однако, - думаю я, - так мы действительно и пиранью поймать сможем… Без лицензии…” (На ловлю пираний необходимо приобрести специальную лицензию – иначе Вы – браконьер.  Или отпускайте сейчас же пиранью обратно.)

 

Я тоже забрасываю удочку, бью ее концом по воде. Не клюет. Не клюет ни у кого. Тигель тоже рыбачит. Не клюет. На третий минуте мне надоедает, я пристраиваю удочку, и начинаю фотосессию. Получается плохо – пасмурно, тучи свинцовые, дождь уже накрапывает…

 

- Амазония – дождевой лес! – гордо провозгласил Тигель и сразу после этих слов на лодку выливается содержимое пары туч. Я смотрю на часы – 16.08. Рыбалка забыта, ждало новое приключение – опусти полиэтиленовую пленку по бортам лодки, если не хочешь промокнуть до нитки. Мы справились. Ливень усиливался, все приуныли, а я получил возможность сделать насколько фотографий из серии “Вода”.

 

- Поплыли в другое место? – поинтересовался Тигель.

 

Все радостно закивали. Другим местом оказался плавучий бар в километре от гостиницы, на другом берегу Риу-Тарумы. “Пока все коктейли не выпьем, нас отсюда не выпустят”  подумал я. “И Тигель даже не здоровается с барменом – явно завозил с утра сюда еще кого-нибудь охмурять”.

Вокруг – все тот же дождь, те же затопленные леса, те же удочки у нас в руках. Поклевок нет. Хотя наш водитель-рулевой вдруг подсек и перед нашими глазами наконец предстала настоящая пиранья. Точнее – ее малек. Меньше ладони величиной.

- Это – белая пиранья. А взрослые они бывают вот такие, – и Тигель сделал характерный для всех рыбаков жест руками.

Я уже и не надеялся увидеть то, о чем он говорил - все равно что осетров в Москва-реке вылавливать. Я созерцал. Все остальные уже минут сорок вяло били удочками по воде и хотели других ощущений.

“Пока все коктейли не выпьете…” – вновь подумалось мне. Тигель тоже скучал. Хоть дождь закончился. Мимо проплывали лодки с индейцами, лодки с туристами, лодки с лодками.

Неожиданно наш кормчий опять подсек - и наконец-то мы можем рассмотреть нормальную пиранью. Взяв у “водилы” ее аккуратно в руку, Тигель вещает о том, какие они опасные, но потом говорит, что все это – легенды. Все хотят прикоснуться к этой легенде, хотят ее сфотографировать. Я, как староста, получаю эту возможность первым (кстати, все фотографии, иллюстрирующие этот рассказ, Вы можете увидеть в моих фотоальбомах). Пиранья – как надо. Как в кино. Только вот зубы не такие мощные. А так – смотрите сами.

 

“Надо же, значит действительно в Амазонке много пираний – всего за полтора часа двух поймали. А я-то думал, что они уже большая редкость.”

 

На пристани-баре мы провели еще час. Рыбалка без рыбы (больше даже рулевой ничего не поймал) нам не нравилась. Однообразный пейзаж уже надоел. Да и ужинать было пора. Поэтому клич Тигля о возвращении в отель было воспринят радостно, но устало. Пожилые немцы клевали носом, американки явно питали более теплые отношение друг к другу, нежели к происходящему вокруг, молодые англичане по-прежнему выпячивали глаза, но уже не так активно. Даже Ваш покорный слуга насытился происходящим и сфотографировал всю округу по несколько раз. Хотелось насытить желудок. И, как не странно, это удалось – шведский стол был роскошен, явно повышая звездочки отелю. После ужина я отправился в красный уголок навестить попугаев и был успешно ими атакован.

 

Темень, джунгли вокруг, летучие мыши, прыгающие лягушки, скрипы, крики, хлюпы – звуки только усилились – ночные животные больше полагаются не на зрение, а на слух. Самое время идти к бассейну. А он… Короче, такого бассейна в отелях я еще не видел – это большая аккуратная запруда на довольно широком ручье в джунглях. Вокруг – тоже джунгли. Что-то свисает прямо к воде. Не, я пойду спать. На влажных простынях. Во влажной комнате. В дождевом амазонском лесу.

День второй. “Встреча вод”

 Накануне Тигель предупредил, что если будет много народу на эту экскурсию – придет большой корабль, если нет – опять пойдем на лодке. Я хотел большой корабль, ибо скорость лодки меня не удовлетворяла…

 

А пока я пошел на завтрак. Все тот же шведский стол, только беднее. Огромная очередь иностранных пенсионеров (а Вы думаете, кто на Амазонку еще ездит?) выстроилась к сеньоре официантке, которая готовила яичницу-омлеты. Я был не против яичницы, но - против очереди, посему довольствовался холодными закусками, вареными топинамбурами, бататом, бамбуком и чем-то там еще. И ветчиной. Неподалеку ара довольствовались воровством с тарелок постояльцев, последние, впрочем,  не возражали. Светило солнышко, денек обещал быть радостным.

 

Выйдя на пристань, я обнаружил “большой корабль”. Некий баркас с самодельной второй палубой. Ну точь-в точь, как в кино. Ура! Только бы не развалился по дороге.

 

Давайте, давайте, коллеги, заходите, все – на верхнюю палубу. Очень много желающих – сотни полторы набралось. Тигель показал зону нашей “звездочки” – в центре палубы, в трех метрах и пяти слоях пионеров из других звездочек от любого борта. Ничего не видно. Я, как староста, принимаю решение сесть на корме и решительно ставлю туда свой пластиковый стул. Активисты из моей звездочки – американки и немцы следуют туда же. Только юные англичане не смеют перечить Тиглю и всю дорогу вертят головами как страусы, надеясь хоть что-нибудь разглядеть среди чужих голов. Они – в большинстве. У борта могут наслаждаться видом лишь десятка два избранных. Ну, а видеть все с кормы – только я и члены моего племени.

 

Отчаливаем. С надеждой смотрю на экран GPS – нет, скорость все та же – 13 км/ч. Так мы до “встречи вод” часа три плестись будем. И – плетемся. Жара. Солнце слепит глаза. По берегам – джунгли, но с баркаса они воспринимаются не загадочнее подмосковного леса. Только пальмы иногда напоминают об истинном местонахождении. Плетемся. Скука. Через час с левого борта показывается Манаус. Хлипкие домики на сваях, хлипкие лодки и подобные нашему баркасы у берега. Идем вдоль этой разноцветной мозаики еще час.

 

Тигель разворачивает карту большую Бразилии, показывает, где мы находимся, где он родился в индейской деревне, где начинается Амазонка, где она заканчивается. Примерно тоже самое делают и гиды других звездочек. Анимация по-амазонски. Полезных сведений – минимум, новых – ноль. Наконец, подходим к центру Манауса. Небоскребы небо не так уж и сильно скребут, в основном – все те же домики на сваях.

 

- Вон, желтый купол видите? – спрашивает нас Тигель. – Это крыша театра “Амазонас”. А вон, на набережной – Эйфелевый рынок.

 

Смотреть на желтое пятно крыши театра и серое пятно крыши рынка конечно интересно, но интереснее – в другую сторону – на Риу-Негру. Река широкая, но воображение не поражает – наша Волга и пошире в некоторых местах будет. Поражает обилие бензоколонок на воде – а где им еще быть. Лодки, баржи, баркасы, корабли – все заправляются. Полное ощущение шоссе. Только разметки дорожной не хватает…

 

Опять плетемся. Еще час. Наконец, берега расступаются – вот оно, место слияния Солимоэс (местное название Амазонки выше этого места по течению) и Риу-Негру. Как там в рекламе, “черные, похожие на шипучую кока-колу воды Риу-Негру, и желтые воды Амазонки сливаются здесь в один поток…” И не смешиваясь текут рядом еще многие километры. Такой природный коктейль – слева черная вода, справа – желтая. Все хватаются за фото- и видеокамеры. Я тоже. За минут пятнадцать на борту нашего корабля возникает такое количество визуальных образов, которое в средние века и за год на всей земле не возникало.

 

“Желтая вода”. “Черная вода”. “Желтая и черная вода рядом”. “Завитушки желтой и черной воды”. “Завитушки крупнее”. “Завитушки общее”. “Я на фоне всего этого”. “Мы на фоне всего этого”. “Все мы на фоне всех на фоне всего этого и вон того берега”.

 

Все, снимки сделаны, корабль направляется к правому берегу. По карте – к острову посреди Амазонки.

- Сейчас у нас будет посещение настоящей индейской деревни, потом обед, потом желающие могут порыбачить с каноэ на пираний, - оглашает программу Тигель.

Причаливаем к хлипким мосткам. Далее срабатывает принцип “кто последним садится, тот первым выходит”. Первыми выходят Тигель и его подопечные. Земляные ступеньки ведут выше, на крутой берег. На последней ступеньке устроили себе тропу муравьи-листорезы. Но фотографировать их некогда – сзади напирают пенсионеры.

 

Входим в образцово-показательную индейскую деревню. Все чистенькое, все нарядненькое, все стерильное. Все – на сваях. Никогда не знаешь, насколько река в этом году поднимется. Основные впечатления:

1) Лицезрение дерева гевеи из сока которого получают натуральный каучук. Тигель ударяет по коре мачете, из коры течет белый сок (латекс), который тут же застывает. Он отрывает его и дает нам. Типичная резина.

 

- Раньше каучук использовали для изготовления шин – отсюда и богатство Манауса. А потом научились делать искусственную резину, – небольшая лекция в исполнении нашего гида.

- А сейчас этот сок используют? – спрашивает молодая, вечно напуганная англичанка.

- Да, для презервативов. Натуральный латекс.

 

Щечки молодой англичанки зарделись, она посмотрела на своего не менее испуганно-пучеглазого спутника.

 

2) В шалаше сидел старик и коптил на костре шар (размером с футбольный мяч) из застывшего сока гевеи.

- Так получают каучук.

(Коптят для пастеризации и придания стойкости к окислению. Уж я-то знаю!)

 

3) Маниока. В соседнем шалаше женщина на огромной сковородке готовила маниоку. Все начали фотографировать. Женщина стеснялась, но было видно, что она привычна к этому.

Тигель взял в руку горсть мелких белых невесомых шариков и раздал всем пионерам-октябрятам. Все начали жевать. Никакого вкуса. Как попкорн. Но – сытно. Это – типичная еда индейцев, они берут ее с собой, когда уходят в джунгли. Ее, гамак и лук. Чтобы не мешало лишнее…

 

4) Магазин сувениров в самом большом шалаше. Сушенные пираньи, поделки из кокоса (мы такие в детском саду из желудей делали), маски с челюстями пираний и перьями попугаев. Все – пестрое, блестящее. Как туристы любят. Дикари-индейцы с успехом меняли свои блестючки на денежки дикарей-туристов.

5) Чешуя пираруку. Пираруку – это самая крупная рыба Амазонки и одна из самых крупных пресноводных рыб в мире. До трех метров вырастает. И чешуя у нее соответствующая – одна чешуйка размером с ладонь. Индейцы ее в качестве пилочки для ногтей используют, мы тоже попробовали. Эффективно. Все купили по шесть чешуек за один реал у маленькой индейской девочки.

Ладно, экскурс закончен и наш вождь Тигель ведет нас в столовую. Ведет по мосткам, ибо вокруг непролазная грязь, как у нас на стройке после дождя. Как в Амазонии после дождя. Проходим сквозь калитку, а тут нас уже поджидает детвора. Кто с попугаем, кто – с обезьянкой, а во главе всего этого – трехпалый ленивец, висящий на жердочке над деревянным скворечником с корявой надписью “Тедди”. Рядом – кокосовая копилочка для пожертвований “на сено”. Впрочем, ленивец настоящий и минут на семь захватывает все внимание, в том числе – и мое. Отдав дань уважения в виде монеток, наше племя-звездочка продолжает свой путь к столовой. По дороге нам попадается еще пара коз, индюки, курицы и петух.

Столовая – большое белое помещение без одной стены, тоже – на сваях. Рассаживаемся в самом удобном месте – у шведского стола. Мы – первые почетные гости, остальные “звездочки” еще ленивца осматривают. Правда мы пришли слишком рано – не все блюда вынесли. И их выносят на наших глазах. Жаренных пираний и пираруку, тропические овощи и фрукты, печеную свинину, шашлычки из курицы – пир горой. Набираем себе полные тарелки. Хлеба и зрелищ! Танцев индейцы, правда, не устроили и из зрелищ предлагалась только длинная очередь из припозднившихся пенсионеров к шведскому столу.

 

- Вы поедете с индейцами на каноэ ловить пираний? – спросил насытившийся Тигель. – 50 долларов с человека.

 

Среди нас дураков не нашлось – нам вчерашней рыбалки еще надолго хватит. А вот все остальные “звездочки” под руководством своих гидов удалились в нужном индейцам направлении. Видимо, у них еще не было аналогичного отельного развлечения, причем входящего в стоимость пребывания в нем.

 

Тигель объявил, что у нас два часа свободного времени и примостился дремать в гамаке, пожилая немецкая пара стала дуться в преферанс, пугливые англичане забились в какой-то угол, смелые подруги-американки ушли в тропические болота, а я двинул куда глаза глядят. По мосткам. Привели они меня к болотцу, сплошь покрытому знаменитыми кувшинками Виктория Амазонская или Регия. Как известно из школьного курса ботаники, их листья в диаметре больше метра и выдерживает взрослого человека. Проверять последнее утверждение на себе я не стал, но видел, как листья выдерживают какую-то небольшую птичку. Уфотографировавшись кувшинками я двинул дальше и вышел на пристань. Недалеко от столовой. К ней уже пристал наш баркас. На корабле делать было абсолютно нечего и я пошел фотографировать виденных на другом причале муравьев-листорезов. Пошел через индейскую деревню. А она заметно преобразилась. Жители одели свою обычную одежду “мэйд ин чайна” и валялись в гамаках. Шест ленивца Тедди пустовал - он и его домик были убраны до приезда следующей порции туристов. Шалаш-магазин и вовсе опустел, исчез и старик-коптильщик латекса, и женщина-заготовщица маниоки. Удивленные индейцы и их дети жестами показывали мне, что корабль мой ушел и мне лучше уйти вслед за ним. Впрочем, я мало обращал на них внимания.

Выйдя к тропе муравьев, не преминул сделать несколько фотографий этого знаменитого вида. Муравьи эти – фермеры. Режут листья акации и тащут их в муравейник. Но сами не едят – перемалывают в кашу и на ней выращивают грибы. Вот их-то и едят.

 

Продолжение

Рейтинг: 
Голосов пока нет