Индия: Ладакх

Жара за сорок стояла уже несколько дней. Мы жили в туристическом центре Дели Пахаргандже в дешевом номере без кондиционера, так что могли в полной мере ощутить всю прелесть индийского лета.

Для моего напарника Миши путешествие подходило к концу – он собрался улетать послезавтра. Меня же такой банальный расклад не устраивал – еще в Непале, узнав о невозможности возвращения на родину через Китай (единственный переход на непальско-тибетской границе был закрыт по причине эпидемии), я начал задумываться о варианте через Пакистан и Иран. Но по приезду в Дели, узнав о дороговизне виз этих стран, и, что важнее, после недели, проведенной при температуре +43-45, мое желание посетить арабские страны постепенно испарилось – по слухам, жара там стояла не меньшая, а быстро проскочить их было неинтересно, лучше уж в другой раз.

В качестве компенсации за сплошные обломы я решил перед отлетом домой съездить в Ладакх (Ladakh) – эта область на крайнем северо-западе Индии является частью тибетского плато, зажатая между основным гималайским хребтом и Каракорумом. Заодно представлялся шанс посетить интересные горные долины Кашмира и Куллу.

Оставив часть вещей в отеле и попрощавшись с Мишей, я двинулся на вокзал Нью-Дели, отбиваясь по пути от вело- и моторикш, возбужденно реагировавших на идущего пешком и с рюкзаком белого мистера.
 
Непосредственно к приходу поезда я опоздал, так что козырные лежачие места на верхних полках были уже заняты. Народу для вагона третьего класса набралось относительно немного – можно было спокойно сидеть и читать книгу. Но погрузиться в историю о семилетних приключениях Г.Харрера в Тибете мне так и не удалось – любопытные индусы стали задавать свои стандартные вопросы и просто упражняться со мной в английском языке. Так прошло пару часов пути, и тут неожиданно появился контролер. Неожиданно – потому что для третьего класса это явление редкое, до этого мною не встреченное. Индусы показали билеты, я же приготовился торговаться насчет суммы штрафа за отсутствие оного, но тут произошло нечто странное – контролер попросил мои документы и, мельком взглянув в паспорт, отдал его мне и удалился.

Я радовался и одновременно недоумевал, как же мне удалось так легко отмазаться. У пассажиров родилось предположение, что в паспорт у меня вклеен проездной на поезд (в Индии бывают проездные даже на самолеты) и начали с интересом рассматривать мой загран. Я не стал разубеждать их в этом заблуждении. Впоследствии один мой товарищ высказал предположение, что контролеру просто не хотелось разбираться со мной по поводу безбилетного проезда, но ему надо было уйти, не потеряв лицо перед остальными пассажирами – вот он и пошел на небольшую хитрость. Что ж, вполне разумная версия.

В Джамму, зимнюю столицу штата Jammu&Kashmir, я приехал рано утром, спустя 15 часов пути. Особых достопримечательностей тут нет, и я сразу проследовал на автовокзал -решил проехать немного на автобусе, а дальше начать стопить. Затем в Удампуре, пытаясь в хитросплетении улиц найти дорогу на Srinagar, я в итоге сделал круг и вернулся на автостанцию – видимо, начиная с некоторого момента, местные жители решили, что раз человеку, а тем более иностранцу, нужно в другой город, то надо показать ему, откуда отходят автобусы. Что ж, рассудил я – это судьба – автобус так автобус, и взял билет еще на 20км.

Далее удалось застопить легковушку на несколько километров, а потом совместными усилиями с ее водителем поймать армейский грузовик с сеном. Водитель грузовика был сикхом (sikh) и хорошо говорил по-английски, что для драйверов вообще-то нехарактерно. Сначала он хотел ехать всю ночь без остановки и прибыть в Шринагар утром, но случилась небольшая поломка – продырявилось колесо. Пока чинили, решили выспаться и возобновить движение после рассвета. Меня определили спать на кровати прямо под открытым небом - впрочем, ночь была теплая и ясная.

После туннеля Джавархар (Jawarhar) началась непосредственно кашмирская долина. Стало немного попрохладнее, обозначились горные пейзажи, дно долины утопало в зелени. К обеду драйвер встал на стоянку. Вообще-то он собирался ехать в Лех (Leh), столицу Ладакха, но я хотел провести в Кашмире пару дней, поэтому отклонил его предложение ехать дальше вместе.

Добрался до центра города на маршрутке, и тут меня выцепил очередной «предлагатель отеля». Долго думать не стал и отправился с ним смотреть его лодку.
Основная достопримечательность Шринагара – Dal Lake – довольно большое озеро, по берегам которого расположено несколько сотен отелей в виде лодок (houseboats). Лодка может достигать в длину 20м и содержать до 4 комнат с гостиной и столовой. Большинство из них оформлены в английском стиле 19 века. За 500-700 рупий можно снять просто роскошный по моим понятиям номер. Многие живут в этих плавучих домах безвылазно по несколько дней – еду можно заказывать в комнату. В качестве такси служат шикары – крытые лодки с мягкими «диванами». Я выбрал дешевый номер за 100 рупий. ($1=46Rs)

Остаток первого дня пребывания в столице Кашмира посвятил посещению Shankaracharya Hill. Раньше этот холм назывался Takht-i-Sulaiman (трон Соломона) и имел на своей вершине буддистский храм, построенный еще до нашей эры. Сейчас там более современный индуистский храм (не особенно интересный) и телебашня. С холма прекрасный вид на озеро Дал (Dal Lake).

На следующий день решил посмотреть наиболее известные городские мечети – Pather Masjid (17в), Jama Masjid (14в) и Shah Hamdan Mosque (14в). Двое местных подростков взялись выступить в роли гидов. Сходили с ними также в форт Hari Parbat (16в). Денег за гидство они с меня не захотели – даже не похоже на жителей Индии.
Кстати, кашмирцы еще более дружелюбны (и соответственно навязчивы) и бескорыстны, чем обычные индусы. С первым их представителем, Рафиком, я познакомился на второй день пребывания в Дели, гуляя по Пахарганджу. Он позвал меня к себе домой поболтать и угостить кашмирским чаем, заодно рассказал о своем бизнесе – торговле коврами.
Следующим утром договорился насчет экскурсии на шикаре. За пять часов посетили пару островов, заехали на соседнее озеро, поплавали в лабиринте каналов (прям Венеция какая-то), понаблюдали метров с десяти, как ястребы охотятся за рыбой. Единственное, что мешало наслаждаться жизнью – это всякие торговцы, которые подплывают к тебе и пытаются впарить всякий хлам, от туалетной бумаги до шафрана и ювелирных изделий.

После экскурсии, гуляя по набережной, познакомился с местным бизнесменом Али. Он пригласил к себе в гости на чай, заодно показав свою коллекцию драгоценностей и прочих товаров, которыми он торгует. Его семье принадлежали три магазина – в Шринагаре, Ле и Гоа. Камушки, надо сказать, произвели впечатление. Али предложил также пожить в его доме. Я решил переехать на вписку на следующий день.

Кстати, за три месяца путешествий вписку мне предлагали лишь однажды – в Непале, недалеко от Катманду, когда я возвращался поздно ночью с прогулки до древнего храма Vajra Jogini. Тогда я был вынужден отказаться от ночлега (на глиняном полу около костра), т.к. обещал Мише вернуться в тот же день.
Вообще от общения с Али у меня осталось двойственное впечатление. Что было его главным движущим мотивом – традиционное гостеприимство или же ловко завуалированное желание «делать бизнес» - для меня осталось загадкой. Под конец его предложения купить у него что-либо и продать в Москве якобы в четыре раза дороже стали надоедать. Предлагались и совсем экзотические варианты – например, я дарю ему палатку, а он в качестве компенсации через друзей в турагенствах организует мне дешевый водный или горный треккинг.
Я провел в этой семье два дня. За это время мы посетили местный краеведческий музей и сады могольских (Mughal) императоров в окрестностях города. Как и прочие кашмирцы, Али и его семья были мусульманами, но умеренными – женщины паранджу не носили и вообще особой религиозности в них не чувствовалось. Кстати, никакого экстремизма в Кашмире я не заметил, чушь все это. Не сказать, что там совсем все хорошо и спокойно, но, по крайней мере, не опаснее, чем в Москве. Несколько лет назад в этом штате действительно была очень напряженная обстановка, но сейчас все практически нормализовалось, туристы вернулись на популярные курорты. Правда, армия там на каждом углу.

Покидал Али я не без некоторого облегчения. Проехал немного на автобусе, затем застопил грузовик до Сонамарга. Расслабившись чересчур удачным автостопом на трассе Джамму-Шринагар, я не предупредил водителя о деньгах – в результате пришлось заплатить 30 рупий. Вечерело, и надо было решать вопрос с ночлегом. Остановил свой выбор на палатке. Какие-то странные люди не позволили мне пройти дальше блокпоста в конце поселка, мотивируя это тем, что якобы дальше небезопасно.

Пришлось подняться по склону над деревней и заночевать в лесу под огромной сосной. Кстати, в палатке до этого я ночевал всего дважды в этой поездке. Первый раз был в местечке Auli в индийских Гималаях, второй в Annapurna Base Camp. В первом случае наблюдал из окна палатки вторую по высоте гору Индии Nanda Devi (7817), во втором южную стену Аннапурны (8091).

Утром в течение двух часов поймать какой-либо транспорт не удалось, поэтому решил идти пешком. С точки зрения автостопа это конечно глупо – ехать всегда быстрее, чем идти – но я бредил навязчивой идеей: во-первых, войти в Тибет пешком, а во-вторых, стоя на перевале Zoji La (до него было всего 15-20км) наблюдать на западе цветущую долину Кашмира, а на востоке – безжизненную каменную пустыню Ладакха.

Забегая вперед, скажу, что я бы жестоко обломался, т.к. перевал представляет собой плато в несколько километров длиной, да и характер местности меняется не внезапно. Пройдя с полпути до перевала, на очередном посту я разговорился с солдатами. Они попросили у меня русских монеток для коллекции своего командира, а взамен остановили для меня армейский грузовик с боеприпасами, едущий в Лех (Leh).

Грузовик шел в составе огромной колонны, порядка сотни машин. Колонна продвигалась очень медленно, останавливаясь через каждый час. Несмотря на конец июня и относительно небольшую высоту (3529), на перевале было много снега, дорога практически шла по вырытому в снегу туннелю. До вечера доехали до военного лагеря в 15 км за перевалом, где и остановились на ночлег. Перекусив стандартным армейским ужином, лег спать на верхнюю полку грузовика.

Утром драйвер стал требовать в качестве платы за проезд пиво и курицу на обед. Я отмазался, сказав, что солдаты, подсадившие меня к нему, обещали, что на военном грузовике меня довезут бесплатно. Но мы с драйвером так и не достигли взаимопонимания в этом вопросе, и я вышел в следующем более-менее крупном городе, чтобы не создавать напряженности. В конце концов, еле тащиться на этом грузовике и снова ночевать в пыли лагеря на тесной полке меня не очень возбуждало, даже несмотря на халявную армейскую еду.
Затем пока ехал на автобусе 40 км до Мулбека, пересек воображаемую границу, разделяющую мусульманскую и буддистскую части штата. Поставив палатку на берегу реки, пошел гулять по поселку. Главная его достопримечательность – высеченная в скале в первом веке до н.э. статуя грядущего Будды (Maitreya).

Начались уже самые настоящие тибетские пейзажи – небольшие оазисы зелени в долинах рек вокруг деревень, на скалах над которыми виднеются древние буддистские монастыри (гомпы), и вокруг каменная пустыня различных оттенков - от бледно-коричневого, охристого, до чуть ли не фиолетового. Утром выяснилось, что палатку я поставил в болоте, пришлось потратить час на просушку вещей :) Затем, оставив рюкзак в ресторане, отправился осматривать монастыри. Подъем занял около часа. Гомпы оказались разрушенными и особого интереса не представляли, зато с них открывался чудесный вид на долину и горы.

Спустившись, поймал очередной грузовик. Водитель его оказался аж из Мадраса и почти не понимал ни английского, ни хинди. Пересекли с ним два перевала, сделав остановку на высшей точке маршрута (Fatu La, 4094) для фотографирования. В Калси он завернул на военную базу, а я пошел спать на берег Инда.
Проснулся от истошного крика «Хело», но решил на эту провокацию не поддаваться и из палатки не выглядывать. За завтраком ко мне подошел мужичок и начал жестами объяснять, что хочет с меня денег за постановку палатки якобы на его территории. С какого хрена, подумал я, ведь я спал не на его пшеничном поле, а рядом на травке. Сделав вид, что не понимаю языка жестов, я проигнорировал его просьбы.

Мне хотелось в тот же день добраться таки до столицы Ладакха, но автостоп не задался, поэтому после обеда (такого, что ходилось потом с трудом :) сел на автобус. Свободных мест в салоне не было, пришлось сесть на крышу. Впрочем, там тоже был аншлаг. Езда на крыше была развлечением не для слабонервных. Зад автобуса подпрыгивал на каждой кочке, и приходилось прилагать существенные усилия, чтобы не улететь. Кроме того, впереди сидел человек, который периодически подавал команды типа «воздушная тревога». По этой команде следовало пригнуться как можно сильнее, иначе можно было получить по лицу веткой, а иногда и электрическими проводами, которые порой проносились в считанных сантиметрах над головами пассажиров. Все это добавляло остроты, но отвлекало от любования горными пейзажами.

Через некоторое время мы догнали еще один автобус и вплоть до Ле ехали, поочередно обгоняя друг друга. Женщины на крыше того автобуса всю дорогу пели песни, а каждый обгон сопровождался долгим улюлюканьем с обеих сторон. В итоге, в результате двухчасового стояния в пробке (!) – по причине поломки грузовика в армейской колонне – мы прибыли в Ле уже затемно. Я немного не сориентировался и вышел достаточно далеко от центра города, из-за чего пришлось перелезать через какой-то забор и снова ставить палатку.
Только здесь, в Тибете, впервые в этом путешествии я наконец ощутил полную свободу. Не было никаких расписаний, чек-аутов, напарников – ничего, что могло бы тебя привязать ко времени или к необходимости как-то согласовывать действия. Хочешь – стоишь голосуешь, надоело – пошел есть/спасть/ловить автобус. Просто отдаешься своим желаниям и течению времени. В Ладаке я действительно наслаждался тибетской кухней, которую открыл для себя еще в Непале. Особой популярностью у меня пользовались mutton momo и veg thukpa. Момо – это типа больших пельменей, а тукпа – тибетский суп. То, что в Индии и Непале называется словом soup – это фигня, одна вода с запахом, а вот тукпа – настоящая еда :)

Второй моей навязчивой мыслью была вписка в монастыре. Для этой цели были выбраны Leh & Tsemo (красная) Gompa, стоящие недалеко друг от друга на холме, возвышающимся над городом. Пошел туда сразу с рюкзаком. Выяснилось, что Leh Gompa представляет собой одни развалины, а вот в Tsemo Gompa есть трехметровая статуя Будды. Чтобы посмотреть на нее, надо в соседнем здании попросить ключи у монаха. Но как оказалось, сейчас в этом монастыре никто не живет и комнат для этого не предусмотрено. Поэтому я договорился с монахом, что оставлю у него рюкзак до вечера, а сам пойду погуляю. Чуть ниже этих гомп находится Leh Palace.

В XVI эта резиденция ладакской королевской семьи была построена как копия Поталы – зимнего дворца Далай-Ламы в Лхасе, но многочисленные войны с правителями Кашмира в XIX в. сделали свое дело. Вход в Leh Palace для иностранцев аж 100 рупий, поэтому я облез скалу и вошел во дворец с другой стороны. За те несколько минут, пока меня не запалили и не выгнали, я убедился, что этот дворец, особенно с учетом цены на билет – наглый развод туристов. Внутри нет абсолютно ничего интересного - одна пыль, грязь и дыры в полу, впечатление, как будто побывал на стройке.

Посетил также и действующий монастырь Sankar Gompa, но наиболее его интересная часть – зал с изображением Авалокитешвары с тысячью рук и голов был закрыт для посещения. Другое достойное внимание место – Shanti Stupa, чем-то напоминала японскую Peace Pagoda в Лумбини. Сидя у ступы и болтая ногами над обрывом, толпа европейцев наблюдала за заходом солнца над горами Занскара.

За рюкзаком вернулся уже затемно, и обнаружил лишь записку с сообщением, что монах ушел спать в Sankar Gompa (так вот куда надо было идти вписываться!) и будет тут только завтра после обеда. Ситуация была довольно глупой. Ничего не оставалось делать, кроме как идти в отель – ночевать на улице без бивуачного снаряжения или хотя бы теплых вещей было совсем не в кайф.

На следующий день, зайдя в Ladakh Ecological Development Centre, я с удивлением узнал, что буквально в нескольких километрах от Лех еще в течение 4-5 дней каждое утро Далай-Лама будет читать лекции для широкого круга публики. Рюкзак удалось вызволить из заключения только часов через 5, когда я пошел сам искать этого монаха. Вечером добрался до Choglamsar’a, но на поле, где читает лекции Далай-Лама, меня не пустили, кемпинг там не предусмотрен.

Утром, придя на лекцию (или проповедь, не знаю как точнее), я обнаружил на поле размером в стадион толпу в несколько тысяч человек. Далай-Лама вещал на тибетском, но в специально выделенном углу для европейцев был синхронный перевод на английский. Впрочем, я все равно ничего не понял.

Я хотел увидеть Далай-Ламу еще в апреле, в Дарамсале, но тогда я приехал туда на неделю позже, чем нужно. Сейчас же, честно говоря, все это мероприятие произвело на меня меньшее впечатление, чем я ожидал.

Далее по пути в Манали я заехал в монастыри Shey и Tiksey. Shey Gompa и прилегающий к ней летний дворец королей Ладака были полуразрушенными, зато Тикси оказался большим монастырем, в одном из зданий которого находилась неплохая коллекция живописи и десятиметровая статуя Будды. Рядом с кассой был плакат упоминанием сайта (!) монастыря и «правила вписки», которые гласили, что женщинам ночевать здесь запрещено, а мужчины должны обращаться непосредственно к монастырскому начальству.

Впрочем, моя конечная цель в тот день была иная – знаменитый Хемис. Этот один из старейших и крупнейших монастырей Ладакха является популярным туристическим местом во время фестиваля, который в этом году выпал на 9-10 июля. Я же приехал туда 2-го числа и с этим мегаразвлечением пришлось обломиться.
Во дворе монастыря я обратился к двумя монахам с просьбой о ночлеге. Один из них повел меня в свое жилище. После вопроса «нравится ли мне эта комната» он спросил, сколько я ему заплачу, а после ответа «nothing» у него была такая рожа, как у ребенка, у которого отняли конфетку.

Далее начались отмазки типа «ты конечно ночуй тут если хочешь и так, но я завтра тебя в пять утра разбужу, мне надо ехать в Ле и т.п.». В общем я решил не напрягать чувака и пошел спать во дворе, сделав для себя вывод, что туристический бизнес может испортить даже буддистского монаха.

Осмотрев утром монастырь, вернулся на трассу и вскоре поймал грузовик до Манали, в котором уже ехало человек 5. Но, узнав, что я собираюсь ехать до самого конца, водитель поубавил свой энтузиазм и высадил меня в следующей деревне, где через пару часов я поймал другую машину.

Мне пришлось лезть в кузов, где уже сидело пятеро местных и двое европейцев, израильтянин Йоши и швед Дюнас. Боже, как там было пыльно! Я положил рюкзак и осторожно сел на него, стараясь ни к чему не прикасаться. Эти же ребята уже играли в бомжей по полной программе, развалившись на пенках. В кузове трясло очень сильно - временами я подпрыгивал на рюкзаке сантиметров на 10.

Дюнас рассказал, что они познакомились с Йоши в автобусе на Лех и потом вместе сходили на один из треккинговых шеститысячников. Тем временем мы незаметно миновали Taglang La - это второй по высоте в мире автомобильный перевал (5328м). Первый имеет высоту 5606м и находится также в Ладаке.

На участке в 100км до следующего перевала есть только одно поселение – военный лагерь Панг, где мы и остановились на ночлег. На чекпосту перед лагерем водитель зачем-то соврал, что в кузове никого нет. Мы уже расстелились в кузове, как пришли полицейские и вытащили нас оттуда для проверки паспортов. Было долгое разбирательство. Водителя хотели арестовать по подозрению в терроризме.
Особо отягчающим обстоятельством в глазах полисмена было то, что водитель – сикх, а по его словам «сикх скорее умрет, чем скажет неправду». Мы долго отмазывали и себя, и драйвера, в итоге у нас отобрали паспорта и назначили выяснение отношений на утро. Заодно нам приказали покинуть грузовик и переночевать в одной из больших шатровых палаток, предназначенных для дальнобойщиков. Мы дали нашему водителю немного денег в качестве компенсации за причиненные неудобства, хотя по большому счету он сам был виноват в этой ситуации.

И тут произошла встреча с индийским хиппи (!) Мы сначала даже не приняли его за индуса, он был больше похож на европейца и по-английски говорил лучше, чем на хинди. В этой встрече было нечто нереальное. Сидя под необычайно звездным небом (все-таки высота 4500 дает о себе знать), мы пили водку, курили и общались на всякие интересные темы. Оказалось, что этот чувак в составе группы байкеров возвращался с того самого высокого перевала, который они и покорили на мотоциклах.

Утром выяснилось, что все произошедшее вчера было правдой. Байкеры уехали, мы забрали паспорта у полицейских, которые строго-настрого запретили нам ездить в грузовиках. Вчерашнего водителя нигде не было, и чем закончилась для него эта история я не знаю, но думаю, его просто отпустили, возможно, взяв штраф. Дойдя до кафе, которое было за пределами видимости полицейских, мы начали ловить автобус. Но все они заламывали нереальные цены, и в итоге мы договорились поймать платный грузовик, назначив предел платности в 100 рупий с человека. Через некоторое время мне удалось это сделать.

Все последующие чекпосты проходили пешком – водители высаживали нас заранее и мы разбирались с полицией сами. Теперь мне стала понятна логика действий вчерашнего драйвера. В принципе, возить иностранцев в грузовиках по этой трассе не запрещено, но очень не рекомендуется – полиция чинит этому всяческие препятствия, видимо полагая, что белые люди не должны ездить в таких условиях, хотя стоить отметить, что ехать в кабине грузовика комфортнее, чем в салоне обычного автобуса. И, видимо, драйвер решил не связываться с полицией, считая, что пронесет, но ошибся.

Вообще трасса Ле-Манали очень тяжелая. Менее чем 500км народ проезжает за 2, а то и за 3 дня, пересекая перевалы в 5300, 5000, 4900 и 4000м. Более половины трассы не заасфальтировано и тряска по пути очень неслабая. В долине Ле военные лагеря на каждом углу – следствие пограничного конфликта с Китаем.
В Манали, один из самых популярных горных курортов Индии (тут есть даже возможности для горных лыж и парапланеризма), мы прибыли в три часа ночи и сразу пошли в старую часть города искать гостиницу. С третьей попытки нам это удалось снять номер на троих. Возвращение в цивилизацию ознаменовалось глобальной стиркой.
Вообще в Манали есть что посмотреть и где погулять, но мы приехали сюда уже в период муссона, так что погода не располагала к прогулкам по окрестностям. Ограничились посещением местного храма XVI в и тестированием израильской кухни.

Потратив за три дня в Манали кучу денег, двинулся дальше вниз по долине Куллу, уже один. Сначала заехал в Нагар – там помимо замка какого-то местного князька, превращенного в отель, есть также дом-музей Рериха. Довольно забавно было наблюдать в индийских Гималаях дворянскую усадьбу образца XIX в, а также музей со всякими матрешками-балалайками. Рерих был явно не дурак – в таком шикарном месте себе поместье отгрохал! Если бы не обширные заросли марихуаны, это бы напоминало какие-нибудь Пушкинские горы.
Там же продавались книги рериховского общества (на русском языке). Ознакомился с одной брошюркой о вреде мяса, алкоголя, наркотиков и порнографии. На ней было написано «книга распространяется бесплатно», но индус-продавец русского языка не знал и на эту ботву не повелся.

Далее путь мой лежал в Чандигар (Chandigarh) – это молодой индийский город, построенный по европейскому образцу с широкими улицами, парками и прямоугольной планировкой. Посетил в нем пару музеев, розовый сад, содержащий около тысячи видов роз, и Rock Garden. Это довольно странное, но забавное сооружение со множеством водопадов, скульптур и просто камней всяких причудливых форм.

Приехав в Дели на старый вокзал, по пути к Пахарганджу наткнулся огромную лужу. Сначала глубина было по щиколотку, потом по колено, потом я пошел по бордюру, разделяющему улицу на две полосы. Когда стоя на бордюре также стало по колено, он прервался на несколько метров – место для разворота машин. Чтобы их преодолеть, надо было погрузиться в лужу уже по пояс. Тут я сломался и взял рикшу. Зрелище было просто потрясающее – рикши, тянущие свои велосипеды стоя по пояс в воде, повозки, запряженные коровами, у которых из воды торчит практически одна голова. Дополняли картину моросящий дождик и тонны мусора, плавающие в этой луже площадью наверное с квартал.

Купив билет на самолет, единственное, что я успел сделать – посетить самую большую азиатскую мечеть - делийскую Jama Masjid, и пробежаться по сувенирным лавкам, чтобы потратить остатки денег. Через день я был уже в Москве. Вот так банально завершилась эта азиатская эпопея. Изначально я планировал долгое и постепенное возвращение домой по земле, но в итоге перенесся на родину с помощью волшебного устройства под названием самолет. Впрочем, сейчас я уже нисколько об этом не жалею.

Денис Рожков.
http://www.shanin.ru/component/content/article/30-putevie-dnewniki/135-2...
Рейтинг: 
Голосов пока нет