Курильская кампания

Ступаем на твердую землю. Справка: пгт Южно-Курильск (по-местному – Ю.К., т.е. ЮКА, с ударением на последний слог) - райцентр Южно-Курильского района Сахалинской области, население – 6,5 тыс. человек.

Краткая экскурсия на автомобиле борисычева знакомого по поселку с подвозом в гостиницу. Размещение в, мягко говоря, непритязательной гостинице с претенциозным однако названием «Магнолия». Условия - почти «полулюкс», двухместный номере с телефоном (?!) в компании с Алексом. Туалет и умывальник с холодной водой - на этаже, душа нет вообще. В основном здесь проживают шкерщики рыбы с комбината, да временно подвисшие моряки.
Прогулка по ночному Южно-Курильску. В темноте, светя фарами, с гравийным шуршанием разъезжают «японки». В магазинчиках цены 2-х - 3-х кратные. Пополняем запасы провианта.
В 04:30 проснулся от тряски кровати продолжительностью секунд эдак пять. Землетрясение. Как впоследствии стало известно - толчок силой 4 балла по шкале Рихтера. Алекс вскочил. Мы поздравили друг друга с этим небольшим приключением. Утром мы узнали, что часть жителей провела остаток ночи на улице, опасаясь повторных толчков.
С утра - посещение «градообразующего» Южно-Курильского рыбокомбината по приглашению и под водительством самого Борисыча. Рыбокомбинат расположен рядом с портом, на крышах цехов – настоящий птичий базар, там хозяйничают чайки. Ознакомление с отдельными этапами производства - прием у причала рыбацких пластиковых шхун-плоскодонок с горбушей, разделка рыбы, ее заморозка, просеивание и последующее приготовление красной икры. В икорном цехе сняли пробы готовой продукции и получили царский подарок - большую прозрачную пластиковую коробку, набитую свежезасоленой икоркой - с одного края горбушовой, с другого - кетовой. Осмотр брошенных со времен Совдепии цехов: застывшие финские краны-тейфлеры, огромные скучающие от многолетнего простоя чаны, ванны, размороженные морозильники - останки некогда мощных производственных линий.
Знакомство с бизнесменами-икорщиками из Москвы - Жорой и Сергеем. Рассказывают как, почем и куда можно на острове податься.
Осмотр и фотографирование поселка. Из самого Ю.К. открывается вид на обширную тихоокеанскую бухту со стоящими на рейде кораблями, на «Мендель» - вулкан Менделеева с курящимися на склонах фумарольными полями. Через залив виднеется расположенный в 8 км отсюда погранотряд «Горячий пляж», славящийся природными термальными источниками.
Основные достопримечательности в Ю.К. такие: довольно живописный деревянный, выкрашенный пинотексом, православный храм-сруб, канадская деревня - квартал новеньких обшитых белым сайдингом домиков-коттеджей под пологими псевдочерепичными крышами, японская гостиница «Дом дружбы» (150$/сутки), там же рядом положен и настоящий асфальт (спасибо японским товарищам), японская же стройка небольшой современной электростанции. «Для себя, небось, стараются…» – ворчат аборигены. На центральной площади – изрядно обветшавший бюст вождю мирового пролетариата В.Ульянову-Крупскому, напротив него - столь же обшарпанное, заброшенное-заколоченное после землетрясения 1994 года трехэтажное блочное здание бывшего райкома партии.

Вообще, здесь до чрезвычайности много всего заброшенного. На окраине Ю.К., на одноименном мысе, глубоко выдающимся в море, валяются заброшенные циклопические конструкции так и не построенной телебашни, неподалеку - ржавые и не очень остовы заброшенных японских автомобилей, чуть подалее - заброшенная после землетрясения погранзастава: барак, смотровая башня, гигантский прожектор, на пустой глазнице которого любят сидеть, вглядываясь в океанскую даль, вездесущие чайки. Вокруг заставы руины заброшенного укрепрайона - заросшие травой-муравой траншеи и бетонные дзоты с нахлобученными сверху танковыми башнями и нацеленными в сторону моря орудиями. Гуляют коровы. Сверху, с мыса, хорошо смотрится полоса океанского прибоя. У берега среди скал виднеются на десятилетия застрявшие там искореженные ржавые останки отслуживших свое кораблей.
Ужин на рыбокомбинате состоит из блюд ярко выраженной местной кухни: соленая горбуша, морской гребешок с репчатым луком (берешь из большого общего чана без ограничений), котлеты из красной рыбы с перловкой, сладкий чай.

Вечером – поход в гости к бизнесменам-икорщикам Жоре и Сергею, проживающим в «канадской деревне» в минигостинице «Энергия». Знакомство там с еще одним московским путешественником Вовой и его соседом по номеру японцем по прозвищу Сато-сан. Последний официально представляет на рыбокомбинате некого японского заказчика. На самом же деле, судя по обилию в их комнате всяческой диковинной электроники и компьютерной техники, он – самый настоящий шпион. (Шутка.) (Или нет?)
Договариваемся с Вовой-туристом назавтра с утра встретиться в офисе дирекции заповедника «Курильский», чтобы с помощью лесников замутить что-нибудь вроде «экскурсии». Алекс еще из Москвы наводил с ними мосты по е-мейлу, обещая найти управу на золотодобытчиков, бесчинствующих в природоохранной зоне методом открытой разработки.
Посещение офиса дирекции Курильского заповедника, знакомство с научной сотрудницей Мариной и директором заповедника, «генералом заповеднических войск» при настоящих погонах и лампасах.

В контексте оказания помощи в борьбе с золоторями-беспредельщиками нам предлагается «увидеть все своими глазами». У Алекса для этого наготове мыльница системы «Кодак», из тех, что бесплатно прилагается к покупаемой фотопленке. Итак, цель - добраться до поселка Рудное, что на противоположном, Охотском побережье острова, в 60 километров от Ю.К. - 30 километров берегом Тихого океана и 30 км поперек острова по таежным сопкам. Схема, по мысли «генерала», такова - половину пути до кордона заповедника на реке Филатовке нас подвезет ГТТ - гусеничный тяжелый тягач, а попросту вездеход, эдакая хуябра типа танка. Далее этому ГТТ с нами не по пути - он пойдет до речки Саратовки с заповедническими тетками, ребятишками и с туристами-прокурорами из Питера, вознамерившимися покорить местночтимый вулкан Тятя (1800м над уровнем моря, 2-й по высоте на Курилах, 3-й в мире по правильности форм после Фудзиямы и Везувия). На Филатовке нас встретит егерь, у него переночуем, а утром он выведет на нужную дорогу и с Богом еще 30 км поперек острова по сопочкам, медвежьей тайгой. О методах возвращения на исходные позиции «генерал» благоразумно умолчал. Дело запахло большим, преимущественно пешим походом с минимум 4-5 ночевками.

По результатам совещания с «генералом» я изложил Алексу и Вовану проблемные, на мой взгляд, вопросы, как-то:
- трудоемкость перехода в смысле протяженности пути и пересеченности рельефа, непроработанность вариантов возвращения;
- отсутствие проводника и нормальных карт, а также населенных пунктов на маршруте;
- очевидные проблемы попутным транспортом - в интересующем нас направлении ходят только Уралы и вездеходы с интенсивностью примерно одно транспортное средство в 3-5 дней;
- необходимость форсировать вброд многочисленные горные речушки со снятием обуви, а в ряде случаев и штанов;
- обилие, в особенности на нерестовых реках не вполне дружелюбных крупнофактурных млекопитающих типа медведь (говорят, отдельные экземпляры могут превосходить габаритами автофургон Газель).

Итожа сказанное и сославшись на одолевающий меня бронхит, дефицит времени, натянутые отношения с дикой природой, неприспособленность к экстриму и, в конечном счете, недостаточную конно-спортивную подготовку, выражаю намерение выехать на Филатовку со всеми на ГТТ, там заночевать, и на следующий день пешочком вернуться в Ю.К. Алекс же в ответ заявил о своем твердом и непреклонном желании пройти намеченный путь до конца, а Вова вызвался таки составить ему компанию. На том и порешили.
ГТТ отправлялся после обеда, а до этого времени мы закупили в коммерческих палатках провизию и медикаменты. За обедом в столовой рыбокомбината Алекс облил меня сладким чаем (нечаянно).

ГТТ домчал нас до Филатовки часа за полтора, с учетом краткой остановки на р. Чайка для купания в термальных источниках. В процессе ездки барабанные перепонки от жуткого грохота превратились прямо-таки в лохмотья, слуховому нерву тоже, видать (слыхать?), досталось... Из «танка» многого не разглядеть, но что я увидел повергло меня в некоторое смущение. Трассой, о которой говорили лесники, здесь и не пахло, вернее она, обычная грунтовка, закончилась через менее чем десяток километров после Ю.К. Далее ГТТ несся диким берегом Тихого океана, справа прибой, слева - скалы и тайга, по темно-серому песку, валунам и гальке, залежам гнилой моркапусты, сходу форсируя ручьи и речушки, заезжая по самое никуда прямо в море для объезда высоченных скалистых мысов - непропусков (они же прижимы, или непроходы). Ни поселка, ни деревеньки, только одинокие, стоящие с интервалом 5 километров рыбацкие тони, представляющие собой палатку, да 2-3 импровизированных шалаша из полиэтиленовой пленки или рубероида, да невод в море.

Егерь на Филатовке, Андрей Анатольевич, уроженец Хабаровского края, многоопытный профессиональный лесник-холостяк. Он уже получил из правления по рации соответствующую маляву, так что встретил нас радушно. ГТТ с тетками, ребятишками, прокурорами и внезапно переметнувшимся к ним Вовой-туристом, погнал дальше, захватив с собой подаренное егерем ведро с полуживым осьминогом. Для Алекса бегство Вовы оказалось большим сюрпризом, как-никак Алекс на него в какой-то мере рассчитывал.

Проводив компанию, мы с осиротевшим Алексом приступили к осмотру егерской заимки, представляющей собой пару избушек, вполне оборудованных для жизни или просто ночлега. Там были кровати, матрасы, подушки, одеяла, спички-свечки, чьи-то старые обноски и все в таком духе, для души же имелись шашки и треснутая гитара.

Обустроившись (точнее, побросав свои вещи), мы отправились осваивать окрестности. Растительность в округе поражала своей экзотичностью: множество высоченных лопухов диаметром листа до 1 метра и более, карликовый курильский бамбук, который собственно на бамбук не похож, растет он очень густо, а верхние листочки похожи на черемшу или ландыш. Часто встречаются бамбукообразные трубчатые заросли высотой 2.5 м. Если в тайге вдруг вам понадобилось (дело житейское) в туалет, следует опасаться ядовитой травы - ипритки, представляющей собой разновидность лианы-трилистника, привнесенной японцами для изничтожения змей. Даже при легком соприкосновении с этой похожей на вьюн травкой можно получить сильнейшие ожоги кожи. Конечно же, заслуживают упоминания и карликовая кривая береза, и лиственница, и ель, и кедровый стланник, и ольховый его собрат, причем этим список богатейшей местной флоры отнюдь не исчерпывается.

Метрах в 150 от заимки протекает собственно речка Филатовка, типа горной, с основательным бревенчатым мостом через нее. Здесь бросается в глаза, что по всей реке из воды густо торчат перья - верхние плавники зашедшей на нерест горбуши. Рыбе уже тесно, и если войти в воду - река вокруг словно «закипает». Но особо убегать рыбешке некуда: здоровенным сачком (а мог бы и руками) егерь отловил на ужин трех великолепных горбушенций, которых тут же и освежевал - две оказались с молоками, а одна с икоркой. За компанию попалась и миниатюрная пятнистая форелька, но по малолетству она была незамедлительно отпущена на волю.
Рецепт же приготовления добытых нами биоресурсов такой: потрошеные рыбные туши грубо нарезаются крупными кусками, кладутся вместе с головами и молоками в большой котелок, добавляется растительное масло, нарезанный репчатый лук, морковь, чеснок, соль, перец, специи, немного корейского соевого соусу, по вкусу воды, и котелок ставится на костер. Как только повалит пар - блюдо готово. Употребляется в горячем виде на свежем воздухе и в хорошей компании с охлажденной в проточной речной воде кенигсбергской водкой фирмы «Флагман и партнеры».

Надо сказать, что поступок ветреного Вовы не поколебал решимости Алекса во что бы то ни стало достичь заветных приисков на Рудном, хотя прогулка предстояла не из легких. Я же приступил к проработке путей возвращения в Ю.К.

Из застольной беседы с егерем было установлено, что при соответствующем навыке достичь Ю.К. пешком можно часов за 6-7. Медведи к океану практически не ходят. Преодоление наиболее значительных рек-ручьев простым перескоком - маловероятно, придется разуваться, если не раздеваться. Неподалеку от исходной точки - Филатовки - на побережье имеется серьезный непропуск: в прилив уровень до метра и более, а ежели еще и волна... Облезть непропуск по скалам или обойти по тайге не получится. Но можно подождать отлива. В отлив непропуск перескакивается по камушкам. Карты отливов нет, но часов до 3 отлив точно будет, - продолжает наставлять егерь, - посидишь, подождешь на тони у рыбаков, отдохнешь, чайку попьешь. Все, конечно, хорошо, но 3 часа плюс 6-7, это будет 9-10 вечера, а в 8 темнеет, хоть глаз выколи, а уличных фонарей тут пока не завели, чай не Япония. Заночевать, впрочем, можно опять же у рыбачков, на очередной тони. Не отель, конечно, но - спальник у тебя есть, пенка есть, пожрать-попить дадут. А то оставайся, ежели на Рудное не хочешь - поживи тут, я тебе тайгу покажу. – Нет, благодарю, увы, фактор времени… Уж лучше вы к нам...

Вечером на заимку подошел некто Виктор, друг Сергея Анатольевича, тоже егерь. Весь день он гонял по берегу табун одичавших лошадей, а затем отлавливал двух своих собственных, примазавшихся было к табуну, но пока еще более-менее ручных жеребцов.

Ночевали мы с Алексом в отдельной избе, он – забывшись чутким сном, я - со свечой у изголовья, напряженно вглядываясь в ксерокопию карты местности, морально настраиваясь на завтрашний марш-бросок. Среди ночи в помещение ворвался, как мне показалось, громадный мотылек, который с громким хлопотанием начал судорожно колбаситься по всей кубатуре, дико действуя мне на нервы: «Еппптваюмать! Эттттого нам еще не хватало!!» Проснувшийся Алекс быстренько так меня успокоил, хладнокровно указав, что это никакой не мотылек, а обыкновенная летучая мышь. Путем открывания и последующего своевременного закрывания входной двери летучая мышь была удалена.
Остаток ночи прошел спокойно. За окном энергичной походкой шел дождь.

В 08:15 егерь разбудил нас громким стуком в окно. Дождь прекратился, над затихшим влажным лесом повис серый плотный туман. Егерь собрался в свои угодья на р.Саратовку, Алекс решил еще сутки посидеть на Филатовке до полной нормализации погоды, я же, позавтракав бутербродами с икрой, выложив обременительные консервные излишки и запасшись главным – водой, приготовился В ПУТЬ.

Мы попрощались с Алексом («Ну, с Богом!»). Признаться, я ему в тот момент отнюдь не завидовал, да и он мне, наверное, тоже.
Алекс был хороший парень и славный попутчик, хоть и не без своеобразия. Взять, к примеру, его экипировку. С одной стороны он в этих делах отнюдь не новичок – много путешествовал за границей, ходил в горы, теперь вот до Курильских островов добрался. Не знаю, как раньше, но на этот раз он не удосужился взять с собой даже самые элементарные вещи. Еще на корабле выяснилось, что у него нет ни куртки, ни ветровки (на палубе бедняга сильно мерз), в гостинице оказалось, он забыл положить кружку, кипятильник, авторучку и много чего из мелочи другого. На ногах у него были то ли сандалеты, то ли мокасины. Вместо рюкзака он таскал здоровенную дорожно-бытовую сумку с 2-мя ручками. «Что ж ты чемодан с колесиками прихватил? С такой сумой-то, небось, тяжеловато будет по сопкам-то лазить!» – не удержался я от ехидной ремарки. Алекс не обижался, излучая добродушие в сочетании с завидной силой духа. Длинный переход по тайге его не пугал - ведь у него была с собой одолженная у южно-сахалинских друзей старинная многоместная брезентовая палатка, весом эдак килограмм на 15, плюс калорийный сухпаек, основу которого, помимо нашей с ним дармовой рыбкомбинатовской икры, составляли изысканные пирожные “Choco-Pie”.
Итак, я выступил. Великий этот поход можно было бы довольно подробно описать минимальными художественными средствами, заполнив пяток страниц текстом, вида: «Я шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел, шел...» и т.д. и т.п.

В подробностях же дело было так. Шустро преодолев по тропинке пару таежных километров и удачно избежав прямых встреч с косолапыми (изредка мне лишь приходилось перескакивать через добротные кучи медвежьих фекалий), я выскочил на «пляж», к океанским просторам. Дальнейший путь пролегал по берегу.
Первый встретившийся на пути человек прогуливался по побережью с собакой. Это был невысокого росту, лет 30 бородатый мужик с необыкновенно развитыми надбровными дугами. Говорил он тихо, монотонно, по типу бормотания, дикция нечеткая. Звать Геннадием, бригадир с близлежащей рыболовецкой тони, жена бросила, теща из Домодедова, на Курилах остался после армии, городов не любит. За разговором мы подошли к самой тони. По пути Геннадий зачем-то подобрал окоченевший труп какой-то крупной, похожей на утку, морской птицы. Впереди, метрах в 500 за тонью, находился тот самый «страшный» непропуск - мыс Медведь (?). Геннадий сообщил, что отлив только начался, непропуск скорее всего пока не пройти, пробираться вплотную к скале опасно - камнепад, посиди, попей чайку, пожарим оладьи, позавтракаем, возьми рыбу, посолишь дома. Спасибо, на что мне она, тяжесть такая?... Сбросив рюкзак, пошел налегке обследовать проходимость непрохода. Обнаружил - непроход все еще проходим! Камни пемзообразные, нескользкие, лишь бы не загреметь на завалах склизкой ламинарии! Быстренько возвратившись на тонь и поблагодарив хозяина за душевное гостеприимство, подхватываю рюкзачок и устремляюсь вперед.
Вскоре достиг реки Чайка. Здесь прямо на берегу океана стоят бетонные ванны, заполненные природной термальной (т.е. теплой) и весьма полезной для организма кисловатой водой. Вокруг ни души. Но сейчас не до купаний, надо торопиться!

На очередной тони хозяин прямо в полиэтиленовом сарайчике организовал пекарню, в которой занимался выпечкой своего хлеба. Жар внутри просто сумасшедший! Его бригада на промысле - вдали, в белесой мороси, на волнах колыхались лодки. Перед палатками на веревках сушатся горбушачьи балыки. Мужик весьма подивился моему походу.
- Как же ты один-то? А случись чего?
- А чего? - прикидываюсь я.
- Ну, допустим, сердечко прихватит...
- У меня есть аптечка - парирую.
- Апте-е-чка...- не скрывает скепсиса рыбак.
Сделав фото и заправившись водой шагаю дальше На пути встречаю непреодолимую в обуви и штанах водную преграду (река Венал?). Невзирая на холод, раздеваюсь по пояс (естественно, снизу) и форсирую речку вброд, распугивая стаи гуляющей в воде горбуши.
Последняя тонь. Костер. Парни жарят на сковородке корюшку и камбалу. Интересуются режимом охраны заповедника на Филатовке, куда их не пускают: «Икорки бы!». Заправился пресной, сильно отдающей костровой гарью водой и продолжил марафон.
14:00 - преодолев километров эдак 20, вышел на «финишную прямую» - далее дорога уходит направо, в лес. Отсюда 5 км до пос. Отрадное, 5 км далее - Ю.К. Сделал привал - подкрепиться сникерсом, испить водицы, частично сменить одежу. Нижняя майка - хоть отжимай, верхняя толстовка исчерчена соляными разводами, спина, живот и грудь под плечевыми лямками рюкзака - мокрые насквозь. При переодевании организм весьма некомфортно обдувается холодным океанским ветерком. Мой бронхит, ты доволен?
Лесная дорога пошла в горку, выглянуло солнышко. Я опять жестоко потек. Внезапно попадаю в зону, где беспредельничают несметные полчища ловких кусачих настырных оводов. Мажусь «аутаном» – как мертвому припарки.

Подбираю дубину - нет, не на оводов! - вскоре должна показаться одиноко стоящая у дороги усадьба одного местного заправилы – там, по рассказам пеших ходочков, постоянно обретается свора агрессивных полудиких волкодавов, бегающих без привязи. Изголодавшиеся твари часто нападают и кусаются. Обходов нет.
Но неулыбчивая удача, наконец, улыбнулась мне. Не доходя усадьбы, встречаю первый на пути автомобиль - старенькую тойету-грузовичок, толкаемую сзади мужичком, за рулем - тетка. Помогаю подтолкнуть, тачка заводится, тетка в знак благодарности подвозит меня мимо «страшной» собачьей усадьбы (кергуду, волкодавы!) практически до поселка Отрадное, хотя ей было совсем в другую сторону. Тетка такая веселая, жизнерадостная. Сама с Украины, на Курилах вот уже 15 лет, говорит, привыкла.
- Привет Москве! – смеется она на прощанье.
- Передам!
Следующая легковушка с женщинами, везущими небольшой груз сыроежек, доставила меня прямо до гостиницы в Ю.К.
Время 15:00. Финиш. Ура! Переодевшись, подкрепившись и отдохнув часок пошел прогуляться. Не ожидал от себя такой прыти!

Анкер.
Публикуется с сокращениями. Полностью здесь:http://www.shanin.ru/component/content/article/30-putevie-dnewniki/100-2...
Рейтинг: 
Голосов пока нет