Пешком по Южной Америке - окончание

Начало

Общаемся. Вечереет. Пополняю блокнотик новыми словами. Появился танцующий начальник, сильно навеселе, в окружении друзей и оркестра. Долгие прощания, лобызания. К начальнику сзади подкрался мужичек с подносом. На подносе стакан с мутной жидкостью. Босс тяжелым взглядом уставился на стакан. Стакан выдержал, не лопнул. Жидкость влилась в глотку. Народ начал набиваться в машину.

Стемнело. Серпантин вниз. Ну, думаю, наконец-то продвинулись вперед. Ан, нет. В ближайшем городке сдал меня начальник в полицейский участок. Очень тепло со мной попрощался, долго жал мою руку. Я в непонятке. Никак не могу войти в догадку, что же происходит? В голове туман. Понемногу мгла в голове рассеялась , ясность ситуации позванивала под теменем как в куполе маленькой часовне.-Сдал, с-сука! Падла она и в Перу … падла ! Полицейский оставил мою реплику без внимания .Пролистал паспорт, выписал из него все знакомые буквы. Попытался задавать мне вопросы. Но услышав от меня раз 200: "но компредо", вежливо поблагодарил меня (интересно, за что?). и поручил местным мальчишкам отвести меня в отель. Веселой толпой зашли в магазин. Я запасся сахаром (0,5 кило - 1 соль) и пошел вон из городка искать ночлег. Нашел я его в ближайшем хлев-сарай-кухня. На ужин интересное блюдо. Сладкое вареное тесто из маисовой муки грубого помола, завернутое, как голубцы, в листья маиса. Есть можно.

Наконец-то выдвинулись в сторону Лимы. Ночевка в кузове. Тепло. Звездное небо. Курю. Полез в штаны где-то что-то почесать, и вдруг … Я обнаруживаю, что не обнаруживаю весь свой денежный запас.(А он у меня был в трусах.) покрываюсь холодным потом. Начинаю разговаривать сам с собой: "Жив, здоров, сыт, обут, в чем проблема?"

- Нет денег.

- И чем мне это грозит?

- Только тем, что дальнейшее путешествие коту под хвост!

- И всего-то?

Вспомнил, зачем я лез в штаны. Почесал. И стал хвататься за соломинку. Т.е. начинаю снимать штаны, аккуратно. И в районе коленки нахожу свой тощенький пресс зелененьких, хрустященьких. От сердца отлегло. Толком и испугаться не успел. Продолжаю отдыхать. Но полноценно отдыхать мне мешает что-то кусачее. С мыслью "Надо выяснить причину и устранить", - засыпаю.

Лима меня встретила грязными торгово-ремесленными кварталами. Да и центр грязненький. Много площадей, и очень мало зелени. В отеле навел шухер на своем теле и в вещах. Мой противник - злые, голодные блохи. Достаю топор войны и начинаю боевые действия. Три штуки раздавлено меж ногтями, пятеро выброшено из окна третьего этажа, остальных под холодную воду с мылом. С утра покидаю отель в надежде, что оставшийся в живых враг хоть частично останется в номере. Нашел посольство Аргентины. Заполнил анкету. Заплатил 30$. Сказали, приходи завтра к 1200. ОК.

Нашел консульство Боливии и Чили. Чистые кварталы, богатые дома. Вечер свободен. Гуляю налегке по центру. Девушки и парни раздают листочки с рекламками. Бомжи бомжуют. Спортсмены бегают вдоль дорог, прокачивая интенсивно сквозь легкие смог, СО2 и все остальное. Много чистильщиков обуви. Вечером в темноте парни на перекрестках крутят огненные шары. Красиво. Возле моего отеля крутятся девчонки - путаны. И коричневые, и черненькие. "Ягодки сладенькие, и рад бы оплатить ваш нелегкий труд, но у самого денег кот наплакал. В следующий раз не откажусь от вашей любви". Улыбаемся друг другу. Всю ночь провел в мечтах об американской принцессе.

В 8.00 вышел из отеля. Белоснежка из Зимбамбве с сотней косичек на своем посту. Как будто и не уходила на ночь. Помахал ей рукой, она ответила на приветствие. Мелочь, но приятно. 900 вошел в посольство Боливии. Меня встретила милая старушка, божий одуванчик.

- Мсье, говорите ли Вы по-французски?

- По-французски? Еще меньше, чем по-испански. Давайте попытаемся общаться на английском.

- О, нет, только не это. Я в английском ни в зуб ногой.

Взяла мой паспорт и ушла. Вернулась через некоторое время с паспортом, с визой, с картой (схемой) Боливии. Взяла с меня 2 соль (28 центов). Консульства Боливии - самые лучшие консульства на свете. Позже в этом я еще раз убедился в Бразилии.

Прохожу, вернее, никак не могу пройти мимо пункта уличного питания. Пока варю и пью чай, общаюсь с девушкой лет 12. Ну, такая разговорчивая! Все у меня выведала, выспросила, про себя все рассказала. Много новых слов записал. Но пора и расходиться. Рядом стоит прицеп, вот в него я и устроился. Не успел толком уснуть, как прицеп цепляют куда-то и увозят. Э-э-э, ребята, мы так не договаривались! Кричу, машу руками, привлекаю к себя внимание. Заметили. Эвакуируюсь из прицепа, плетусь дальше в ночь. Остаток ночи провел среди развалин, песка и пальм. На травке типа можжевельника, т.е немного над землей.

Следующим днем меня подобрали муж с женой, у которых я ночевал месяц назад. ну, надо же! Пищу готовил в том же месте, где месяц назад пил чай. Попросил сварить перловку с солью, мне ее сварили, и с интересом смотрят, что я с этим буду делать. я стал есть. Народ подивился, как можно есть подобные вещи. Вынесли мне нормального плова и бутылочку inka-cola. А в прошлый обед я заскочил в забегаловку с громкой вывеской "Ресторан". И пока варилась перловка, меня накормили супом, рисом, мясом, стручками бобов. Вареную перловку забрал с собой на ужин.

Ночевка в сухой теплой канаве в тени бамбука. Утром наконец-то доел все кокосы. Я их собрал еще в Лиме, и по утрам на завтрак ел кокосы. Твердые, жирные, в зубах застревают, жуть! Хорошо, что закончились. Прошел Сантьяго. Жарко. Дошел до прекрасной позиции. Дерево, тенек, пенек, навес, красота. Ботинки сменил на сланцы. Сижу. Курю. Вдоль трассы домики жилые. Заскочил попить чаю, и опять на трассу. Досидел до вечера. Пошел опять к этим людям. Домик из бамбука обмазан глиной, пол земляной, но есть газ. И телевизор. Цивилизация. Пока варилась перловка, мне вынесли пищу в виде риса и еще чего-то. Ночевать остался на территории асьенды. Дети, как всегда, любопытны и общительны. Следующая ночь в том же гроте среди пустыни, что и месяц назад.

20 мая. Видел на обочине дороги голого человека - спит-отдыхает. А до этого в каком-то городишке видел такого же, а может и его же в набедренной повязке, которая сползла на колено. Вид спорта, что ли такой - жить голым?

22 мая. До Пуно так и не добрался. 600, а я уже на трассе. Лед на лужах, иней на траве. Местные рикши в шапках-ушанках. Пытаюсь согреться быстрой ходьбой - мало помогает. Чашка горячего кофе с сигаретой на автозаправке и улыбки милых девушек меня согрели. Грузовая легковуха лихо пронесла меня мимо озера Титикака, транзитом сквозь Пуно, сразу до Боливийской границы.

Небольшие формальности, и я в Боливии. Здравствуй, Боливия! Пока что от Перу никак не отличается. Те же горы, то же Титикака (надо сказать, великолепное), лодки из тростника. Тот же язык. Сеньор-говорун навязался в попутчики. Даже с велосипеда слез. За три часа общения с ним я немного устал. Склоны все в террасах. Но многие не обрабатываются. На пароме среди пассажиров грузовика переправились через пролив.

24 мая. Я в Ла-Пасе. Самая высокогорная столица мира. 3800 над уровнем океана. Город в котловине меж гор. Понравился мне больше, чем Лима. Много солнца, фруктов, чистильщиков, в центре чисто, уютно, много зелени, скверов, пальмы (3800 м!). в старом городе много двориков в испанском стиле. Напробовался всяких пирожков и пирожных. Очень даже ничего! Утром и вечером так холодно, что надеваю теплую куртку. Алухаменто (отель) не отапливается. Сплю в одежде под тремя одеялами. Спросил дорогу на юг, мне махнули, и я, наивный, поверил. Спустился в город, прошел центр, вышел на окраину. Хорошие дома вокруг, роскошные особняки. Чувствую, что не туда иду, а уже вечереет.

- Сеньор, будьте добры, подскажите, далеко ли до Оруро?

- Сорок тысяч, восемьсот двадцать семь лье. Но если ты, парень, развернешься и пойдешь в другую сторону, то будет гораздо ближе.

Иными словам, мне надо вернуться в Ла-Пас (а это уже далеко), подняться в гору, в район своего алухаменто, и там искать выход на дорогу до Оруро. Если сказать, что я был взбешен этой новостью, то это ничего не сказать. Много, ох, как много, хороших русских слов я вспомнил, и все в свой адрес. Кроме себя злиться не на кого. Прокручиваю в голове разные варианты дальнейшего развития событий. Первый, худший вариант: за ближайшим углом меня убьют, ограбят, покалечат… Это вряд ли. Второй вариант: голодный, холодный, я ночую на лавочке. Не, не подходит сей расклад, очень уж холодно ночами. Третий вариант:

Возвращаюсь к месту ночевки на городском транспорте. Ну, что ж, это не самое плохое что может случиться. Есть у англичан хорошая пословица, в переводе на русский язык она звучит так: "Недостаточность ума компенсируется лишней работой ног".

26 мая. Иду в правильном направлении. Таблички со стрелками не оставляют сомнений. Присел передохнуть, заполняю дневничек. Подходит ко мне один мужичек, шепелявит чего-то. Слишком много и непонятно. Я, как обычно, пытаюсь понять, что-то отвечаю. Типа, я из России, был в Перу, направляюсь в Аргентину. Подходит еще один.

- Кто такие, что здесь делаете?

- Я местный, тутошний я, а вот этот товарищ из Перу, а сам русский, а едет в Аргентину.

Мне вникать в разговор некогда, я дневник заполняю.

Второй корефан опять много чегой-то говорит и тычет мне в рожу корочки с фото.

- Я полицейский, контроль кокаина. И т.д., и т.п., короче, лапша на уши.

"А-а-а," - думаю, - "контроль кокаина"…

- Слушай, парень, я вижу, что фотография твоя, а вот, что здесь написано, я не понимаю. Может тут написано, что ты член клуба голубых и п…

- Нет, нет, контроль кока…

Не было у меня настроения с ним разговаривать, выяснять, ху из ху. И так все ясно. Медленно встал, вложил ручку в блокнотик, блокнотик аккуратненько в кармашек, кармашек не спеша застегнул, подхватил рюкзачок.

- Чао, ребятки!

На этом инцидент был исчерпан. Ребятки мне слова вслед не сказали.

К ночи добрался до городка. Весь следующий день выбирался из него, но так и не выбрался. Ночевка на заправке в прицепе. С утреца (солнце еще не взошло) попросил на ближайшей шиномонтажной кипятка. Хмурые ребята сделали мне кофе. В знак благодарности отдал им журнальчик с веселыми картинками. Нашел его накануне на обочине. Объясняю парням, что он мне ни к чему, мол, все равно я по-испански не понимаю. Ребята смеются, чего там понимать, голых девчонок и без подписей рассматривать можно.

Голосую, толку ноль. Курю. Заправщики говорят, что будет больше толку, если я буду проситься к заправляющимся машинам. Курю. Прошусь до Санта-Круз. Никто не берет. Курю. Через 30 мин. Главный из заправщиков вошел в догадку. И ближайшему водиле втирает, что, мол, этому русскому не обязательно, чтобы машина была сразу до Круза. Мол он, этот русский, и частями может ехать. А возможно монолог был другого содержания. Второй вариант: "Слышь, амиго, да забери ты этого русского, хоть куда-нибудь. А то он мне заправку спалит, курит одну за одной.

Так или иначе, но в машину я сел. Есть еще пассажиры, и по пути подбираются все, кто голосует с кошелками и котомками. Ага, думаю. Грузовое такси. Быстренько поднявшись на перевал, быстренько спускаемся по серпантину. Попадаем в горный тропический лес. Отвесные стены, буйная растительность, вулкан зелени. Дорога - грейдер. Грязи выше щиколотки. Много встречных дальнобойщиков, попадаются и поломанные. Дорога сложная. Домики уже не земляные, а деревянные, все на сваях. Интересно, для чего? Может, зашита от мошки или диких зверей. Верчу головой на 3600. Машина идет медленно. Другой мир и так резко. Постепенно отвесы сменяются горками, горки - сопками, сопки - холмиками. Приехали.

Жара, духота. Раздеваюсь, аж бегом. Водила, спросив для порядку о деньгах, и получив отрицательный ответ, переключил свое внимание на других пассажиров. ПУПов (пункт уличного питания) нет, а в ресторанчики с беленькими скатерками я заходить не стал. Углядел заведение попроще. Грязненькая, пьяненькая компания молодых людей за грязным столом, на грязном земляном полу. Черпают из грязного ведра грязным ковшиком из тыквы напиток грязно-бурой наружности типа браги. Поднесли и мне. Кислый напиток, с чего пьянеть я так и не понял. Стандартный набор вопросов: кто? Что? откуда? Потом наезды:

- Не плохо бы догнаться, и требуется для этого всего ничего - 8 боливьянов.

Обстановка напрягается. Лучшая защита это нападение. И я начинаю вежливо наезжать: что, мол, гостя неплохо было бы и накормить, шесть дней маковой росинки во рту не было. и еще несколько слов по-русски. Убедившись в том, что обедать я буду не здесь, подхватил рюкзак и, не прощаясь, двинулся к выходу. Несмотря на обилие тучек - душно. Хочется половину вещей выкинуть.

29 мая. Вечереет. Зашел к местным макароны сварить. В процессе общения выясняется, что недалече русский сеньор живет. Владимиром кличут. Вот те раз! Беру координаты и вперед. Не далее 1 км. Интересно. Нашел нужный свороточек, проселочная дорога, забор, калитка, домики, свет, подростки. Подхожу, спрашиваю у женщины на чистом испанском:

- Где здесь русский сеньор живет? Владимиром кличут.

- А Вы давно Владимира знаете? - на чистом русском.

Я аж опешил от неожиданности.

- А… вы… это… тоже русская?

Присматриваюсь, действительно, женщина неместного происхождения. Говорит, что Владимира сейчас нет.

- А ты сам-то, кто таков будешь?

Объясняю свою сущность, говорю, что Владимира совсем не знаю, а узнал о нем от местных, зашел поздороваться, чайку попить, возможно, переночевать.

- Моего мужа тоже нет сейчас, отведу к отцу.

В доме недалече встретил нас суровый старик, но приветлив, прост, борода. Расспросил, ужин, горячий душ. Великолепный сон. С утра стираю вещи, прошу разрешения остаться до завтра. Широченный, тенистый двор, несколько домиков. Как оказалось, староверы.

Во дворе полный набор фруктов. Круглый год что-то зреет. Сахарный тростник - это сорняк. Джип, моторная лодка. Рядом река. Коров кормят бананами. Коровник - просто навес. Мужики все с бородами. Рубахи-косоворотки, веревочкой подпоясаны. Женщины в сарафанах, в платках. Девятнадцатый век. И разговор такой же. Они не болеют, а хворают и т.д. старик - Иван Федорович, спросил меня о вере. Сам рассказал, что его предки бежали во время революции в Китай. Он до 15 лет жил в Китае. Новая революция, опять бега, всей колонией, человек 1000. В Бразилию. До 40 лет жил в Бразилии, а потом новые порядки. Разослали гонцов во все края. Здесь в Боливии в верховьях Амазонки места приглянулись. Дикие места, охота, рыбалка. Перебрались опять же всем скопом. И опять все с нуля. Крепкий народ. А потом, совсем недавно, построили власти дорогу. Вдоль дороги стал народ селиться. Появилось электричество. Хлеб сами всегда пекли. Очень вкусный, местным нравиться. Пытались научиться, не получается. Узнав, что я собираюсь в Бразилию, подарили русско-португальский разговорник. Год издательства еще до революции. Для дочерей - два цветных платка. Такое впечатление, что эти платки еще их предки из России вывезли. С Россией и русскими староверами связи нет. А с братьями по вере на Аляске общаются. Были друг у друга в гостях. Женщина, которая меня встретила, оказывается замужем за боливьянином уже 14 лет. Прикольный парень. Полюбил русскую девушку, принял веру. По-русски говорит очень даже хорошо. На дорогу мне дали хлеб в тряпице и другой снеди. Тепло попрощались. Спасибо, вам, русские люди в далекой Боливии.

Июнь

4 июня добрался до Аргентины. На границе прошмонали рюкзак на наличие оружия, наркотиков. Результат нулевой. Денег кот наплакал. Вошь в кармане да блоха на аркане. Куча вопросов мне и ни одного ответа. No compreda, - и вся недолга. Пропустили. Сразу окружила толпа хэлперов. Объясняют, что надо куда-то идти. Ладно, иду. Киоск. Девушка. Чего-то "туристико". Чего хотят - не понятно. Вернее все понятно, доллары нужны.

- Ребятки, денег нет, и не будет. Иду пешком.

Через несколько километров второй пограничный заслон. Опять шмон. Не только меня, но и всех людей из проезжающих автобусов. Потом третий. Рюкзак сквозь аппарат прогнали, как в аэропортах. Вечереет, вышел из поселка. Пора "уночлеживаться".

Решение принято, и я смело внес урон и сумбур в стройные ряды аргентинских сорняков. Автостоп, ну, никакой. За 4 дня преодолел 100 км, из них 80 пешком. Вокруг апельсиновые сады. К концу четвертого дня я нужду справлял апельсинами в прямом смысле слова. Потому как окромя апельсинов, ничего не ел. Не озаботился на границе поменять доллары. После ночевки в теплой сухой берложке (соорудил за час из веток и тростника) вздумал ускорить свое продвижение. На ближайшем полицейском посту объяснил свою сущность и попросил застопить мне хоть что-нибудь. Это оказался автобус. К вечеру добрался до городка. Пейзаж не радует глаз. Равнины, сады, тоска. Сел на автобус до Буэнос-Айреса. Недорого. И с этого момента понял, что начал, как стопник разлагаться. 1537 км за 36$. Очень даже недорого. Кофе горячий, сладкий, халява. В Буэносе нашел отель за 7$. Вечером поужинал в ПУПе, как обычно. А с утра весь привокзальный рынок как ветром сдуло. И больше ничего такого я не встречал. Город и народ вообще более европейского вида. Погодка - золотая осень, как в Крыму в октябре. Прикололся от вывески на одном магазине, на чистом русском "Меха и шубы. Оптом и в розницу. Цены и качество гарантируем." Вечером в центре, как на Арбате. Понравилась пара, танцующая танго. Пожилой сеньор лет 60 и молодая девица. Очень здорово, темпераментно, толпа в восторге. Виза Бразилии стоит 71$. Многовато. Взял билет на автобус, сразу до Рио-де-Жанейро. Мечта Остапа Бендера. Неужели я здесь! Не верится. Очень тепло. Рай для бомжей. Ночевал в высокой траве в одной рубашке.

Центр, набережная, купаюсь в океане. Бомжи ловят и поедают мидий, температура воздуха 300. Огромный белоснежный пляж, народу мало. Начало зимы все-таки. До столицы - Бразилия - добирался опять же автобусом. Город построен специально как столица. Пытаюсь найти Боливийское консульство. Тяжко разговаривать с людьми, которые ни русского, ни испанского, ни английского не понимают. Но люди душевные. Охранник одного из банков позвонил в справочную, узнал адрес и написал мне. А когда я ушел, еще догнал и вручил карту города, вырванную из телефонной книги, и пунктиром отметил как мне следует идти. И еще интересная особенность у местного населения. Многие на мой вопрос в ответ показывают большой палец правой руки. И я стал так делать в ответ.

Консульство Боливии опять меня порадовало. В 900 вошел, в 930 вышел с визой без всяких проблем, анкет и лишних вопросов. По Сан-Пауло пометался в поисках ж/д до Боливии. Облом. Таковой не имеется. Опять автобус. Какой автостоп в Бразилии, я так и не узнал. Не доезжая до Боливии 160 км начались болота. Красиво. Всякие марабу и кайманы. Прикольно. От последнего Бразильянского городка Корумба, до границы 5 км. Жара. Еле доплелся. На таможне:

- Эй, хлопцы, где у вас тут печати в паспорт ставят?

- Тама! - и машет рукой в сторону моста.

Перехожу речку Уругвай и вижу, что здесь уже всё Боливийское.

- Хлопцы, а где у вас тут печати ставят?

- А-а тута.

- А мне бы для порядка, сначала бы Бразильскую печать о выезде поставить. Это где?

- А-а тама, - и машут рукой опять в ту же сторону моста. Перехожу границу еще раз.

- Братаны, вы меня не совсем верно поняли, мне б для порядку, надо поставить печать о выезде из Бразилии. Это где?

- А-а тама. Корумба. В федеральной полиции.

Это обратно топать в город 5 км по жаре. Нет уж, дудки. Перехожу границу еще раз. Ставлю Боливийский штамп о въезде и вся недолга. Так что Бразилию я официально еще не покинул. Двигаюсь вперед - домой. Опять Санта-Круз, Ла-Пас, Лима. Из автобуса вышел в 400 ночи, в одной неделе пути до границы. Запас времени есть, уже не спешу. Шлепаю по трассе. Из близлежащего ущелья выскакивает волосатый парень. Привет - здоров. Слово - за слово.

- И не влом тебе тащиться по дороге? Тут до Тихого 1 км, а там по пляжу 12 км. Сократишь как минимум 28 км. Я инструктор - знаю, что говорю!

Поверил. И вот я на Тихоокеанском побережье. Ночую в пустом бунгало из тростника. Цикады. Костерик. Шум прибоя. Делаю глоток чая и с испугом прислушиваюсь к своему желудку. Желудок ответил конвульсивной попыткой вывернуть себя через пищевод .Чай был горько – солено-сладкий.Озерцо из которого я брал воду на поверку оказалось лиманом Великого Тихого.

Утром нежданно-негаданно явился хозяин с компанией и начал было возмущаться, тыкать пальцем в табличку с надписью "Частная собственность". Объяснил ему свою сущность. Этого оказалось вполне достаточно.

- Да хоть всю жизнь живи, мил человек.

Ну, всю жизнь - это многовато, а еще два часа, пожалуй, поживу. Берег прекрасен. Не жалею, что свернул с трассы. Эквадор все ближе и ближе. Пустыня давно уже сменилась бушем. А буш сменяется сельвой. Вокруг сплошные хлебные деревья. Плоды прямо на стволах растут. Местная молодежь ест и мне предлагает. Попробовал. Вкус… Ну как бы это сказать… В общем на любителя.

Запомнилась мне следующая моя ночевка. Дело было так. Выхожу из городишка в темноте, присматриваю лежбище. Накрапывает дождик, хоть и жарко. Глядь, вышка с навесом. На территории воинской части. Воинов нет, но есть забор. И это несколько затрудняет мое попадание к месту ночевки. Но если есть забор, должна быть и дыра. Так и есть. Взобрался на вышку и только расположился - голоса внизу. Время около 12 ночи. Боец с подружкой. Встали под лесенкой и щебечут-щебечут, хихикают о чем-то. Лежу ни жив, ни мертв. Ни вздохнуть, ни пукнуть. Так в напряге и заснул. Среди ночи вздумалось мне нужду малую справить. Присматриваюсь. Тихо. Высовываю голову, и что же я вижу… На меня в упор, снизу вверх смотрит воин. Он в шоке. Я тоже сохраняю спокойствие.

- А ну слазь!

- Я не местный, я русский.

- Кому говорят, слазь!

- Ни-чё не понимаю, что вам надо?

- Слезай по-хорошему, а то стрелять буду!

- А, понял, понял, так бы сразу и сказал. Уже слезаю.

Обыск, проверка документов, допрос, явки, пароли, адреса. Когда основной поток вопросов иссяк, появился еще один. Что со мной делать? По факту я никакого вреда воинской части не нанес. И узнав, что я иду в Кито, вот туда меня и послали. Я было начал объяснять, что мне и здесь пока хорошо. Время-то позднее и т.д. и т.д. и т.п. Но звук передергиваемого затвора убедил меня в том, что настал момент прощаться с доблестными воинами. Эквадор от границы до Кито пролетел на одном дыхании. Здравствуй отель "Sucre". Самый лучший отель во всей Ю.Америке.

3 июля. Ровно три месяца как я путешествую. Осталось мелочь. Только вернуться. Поскреб по сусекам и всю свою наличность высыпал на стол. Вид денег был мне в принципе приятен, но их мелкость выглядела оскорбительно.

Для начала забрал у русского консула билет и 100 долларов. Пошел в сторону аэропорта. Начал выяснять, где можно поменять билет. Никто ничего не знает. И вдруг слышу милый женский голосок:

- Чем могу быть вам полезна?

Я в шоке. Первый вариант ответа на этот вопрос я благоразумно решил не озвучивать, впрочем, как и второй. Из нескольких вариантов я выбрал наиболее приемлемый. А именно:

- Я бы хотел поменять дату вылета. Где это можно сделать?

Эрика училась в Москве и прекрасно владеет русским. А билет можно поменять в офисе компании KLM. Как все запущено. В Кито я прибыл с 25 долларами в кармане. Завис в городе на 5 дней - это по 2 доллара в день. Смена даты вылета обошлась мне в 112 долларов. Все пять дней на еду не тратил денег. Чай, сахар у меня были. Сигареты поменял на рис и яйца. Немного японцы подкармливали. Вышел из отеля с 3 долларами в кармане. 2,5 потратил на анисовую водку. 0,5 потратил на пирожки. В аэропорт пришел, не имея ни одного ломаного цента.

Раннее утро. Всех приглашают на регистрацию. Домой, возвращаюсь, домой! Вежливая, улыбчивая сеньора принимает мой паспорт и билет. Услужливый сеньор на мой рюкзачок лепит нашлепочку. А дальше начинается самое интересное.

- Вон в то окошечко платите, портовый сбор 25 долларов и проходите на посадочку.

Мои волосы поднялись дыбом.

- Какие 25 долларов? У меня гроша ломаного нет!

- Ну ничего страшного. До вылета еще 20 минут. Звоните амиго, он успеет.

- Какой амиго? Все мои амиго в Москве. Ты, подруга, думаешь, что говоришь?

- Ну, нет денег, нет полета", - и без всякой улыбки пододвигает мне паспорт и билет. Сеньор срывает нашлепочку с рюкзака и указывает на выход.

Э, нет. Мы так не договаривались. А мысли в голове бегают как тараканы. Всем известно, что мысль, при соблюдении известных принципов, можно превратить в материальные ценности. Необходимо сделать только самую малость - внушить свою веру и настойчивость другим. Времени думать над вопросом "Что делать?" не было. да и вообще: "Думающий всегда проигрывает действующему." Прошвырнувшись по вокзалу, я за 12 минут настрелял 25 долларов. Заплатил портовой сбор и прошел на посадку. Можно и дух перевести. Все, что желаемо - достижимо. Последнее испанское слово "Roxo" я выучил на борту самолета, попивая красное вино.

Прощай, Америка!

Анатолий Бычков

Публикуется в сокращении. Полностью здесь:http://www.shanin.ru/component/content/article/30-putevie-dnewniki/106-9...

Рейтинг: 
Голосов пока нет