Неразгаданные тайны древнего дворца, построенного китайцами в сибирской степи

В сороковых годах прошлого века шло строительство шоссе в столице Хакасии Абакане. Работы велись недалеко от города и в тишине хакасской степи раздавались глухие удары комьев выбрасываемой земли. На пути строительства встал невысокий, поросший высохшей травой холм. Он производил впечатление обычного для этих мест степного кургана. Ведущие строительство рабочие не знали, что им предстоит сделать открытие, споры вокруг которого будут длиться десятилетиями.

Лопата одного из рабочих ударилась обо что-то твердое, но хрупкое и это оказалось серой черепицей правильной круглой формы. О находке сразу же сообщили директору местного музея, а он, в свою очередь, довел информацию до ученых.

Внимание ученых привлекли круглые диски, на которых были оттиснуты иероглифические надписи. Произведенными раскопками удалось установить, что в древности на этом месте находилось большое здание, большая часть которого скрыта вставшим на пути строителей холмом.

Раскопки были начаты летом 1941 года, но продолжить их удалось только в первое послевоенное лето. В результате археологических работ обнаружили развалины древнего дворца.

В центре ориентированного по сторонам света здания находился большой зал площадью 132 кв. м, вокруг которого располагалось 20 комнат (в один ряд по северной и южной сторонам и в два ряда на западной и восточной). Комнаты сообщались между собой дверями. Толщина некоторых стен доходила до двух метров.

Отапливалось здание специальными жаровнями, а провалившаяся черепица позволила определить, что сооружение раньше имело четырехскатную двухъярусную крышу. Кровля опиралась на четыре колонны, а по ее краю располагались круглые декоративных диски с нанесенными на них иероглифами.

Сделанные из дерева двери не сохранились, но были найдены бронзовые дверные ручки, в виде массивных колец, укрепленных в рогатых личинах – звериных ушах, в носах с широкими ноздрями, в завитых в кольца усах и т.п.

Руководившие раскопками Л.А. Евтюхова и В.П. Левашова высказали предположение, что найдены руины дворца китайского полководца Ли Лина, который в 99 году до нашей эры был взят в плен племенами хунну. И надписи на дисках, и их стиль и грамматика указывали на время правления китайской династии Хань (3 век до нашей эры – 3 век нашей эры).

Только с такой датировкой были согласны не все ученые. Против выступил А.Н. Бернштам, считавший, что найденные во время раскопок архитектурные детали могут быть отнесены к ханьскому времени, но продолжают существовать и позднее. Они характерны для китайской архитектуры вплоть до наших дней.

А.Н. Берштам также ссылался на дошедшее до нашего времени письмо Ли Лина, которое он написал из плена. В письме к Су У полководец сетовал на то, что живя среди кочевников, он вынужден «укрываться от ветра и дождя кожаной одеждой и войлочной палаткой, а голод и жажду утолять вонючей бараниной и молоком».

Между Л.А. Евтюховой, В.П. Левашовой и А.Н. Берштамом развернулась научная полемика, в ходе которой Евтюхова и Левашова отметили, что не настаивают на том, что дворец принадлежал именно Ли Лину и допускают возможность отнесения его к эпохе Поздней Хань (I-III вв)

Ли Лин был удачливым полководцем и мастером стрельбы на скаку. В 99 году до нашей эры он, по приказу императора пошел в поход на гуннов, но силы оказались не равны. 5 тысяч воинов Ли Лина столкнулись с 30 тысячами конников правителя гуннов, а во время кровопролитной битвы к гуннам подошло подкрепление. Войску Ли Лина пришлось отступить в горы. Во время продолжавшегося несколько недель отступления, воины продвигались по горам и болотам. Вдобавок ко всему, кончилась провизия. Из 5 тысяч воинов осталось только 4 сотни. И Ли Лин сдался.

Узнавший о капитуляции своего полководца император впал в ярость и хотел казнить семью Ли Лина, но, в конце концов послал за Ли Лином спасательный отряд. Предчувствуя быструю и жестокую расправу за поражение, Ли Лин тем временем перешел на сторону неприятеля, взял в жены дочь гуннского правителя и стал местным князем. Семья Ли Лина, оставшаяся в Китае, была казнена.

После того, как в Китае сменился император, к Ли Лину не раз приезжали послы с просьбой нового императора к Ли Лину, чтобы он вернулся в Китай, но он отказался наотрез, заявив: «Уважающий себя человек не унижается дважды». Связав свою судьбу с хунну, полководец даже принимал участие в военных действиях против Хань. Умер Ли Лин в 75 году нашей эры, прожив среди хунну более 20 лет. После смерти ему стали приписывать подвиги, совершить которые не под силу никому. Он превратился в «гуннского наместника в земле хягас» и человека, который получил от шаньюя «в управление область и племя хягасов».

Ученые считают, что найденный в Хакасии дворец вполне мог быть резиденцией Ли Лина, память о котором сохранилась у енисейских кыргызов на многие века. Но, если это не так, то археологам и историкам еще предстоит выяснить, кто мог быть истинным хозяином найденного в хакасской степи дворца.

Михаил Осташевский.

Рейтинг: 
Голосов пока нет