Кривошляповы: российские сиамские близнецы

Судьба сиамских близнецов Маши и Даши Кривошляповых, несмотря всесоюзную славу, сложилась не так благополучно, как могла бы. Все, что ниже пояса у сестер было общее. Медицина их разделить не смогла.

Свое 39-летие женщины отметили в январе 1989 года в специализированной клинике. По утверждению специалистов, нигде в мире больше нет подобных сиамских близнецов. Где-то в Бразилии были похожие. Но, те сами передвигаться не могли. Маша и Даша ходили с помощью костылей.

Покойный Петр Кузьмич Анохин, который курировал девочек, хорошо понимал уникальность и значение феномена Маши и Даши для науки. Но его пристальное внимание и участие в судьбе сиамцев было связано еще и с истинным милосердием.

Вообще близнецам везло на хороших людей, умеющим сострадать. Так, например, у Надежды Федоровны Гороховой девочки жили целый год. А учителя вечерней школы приложили все усилия, чтобы сестры получили среднее образование. Да и все врачи, которые наблюдали Машу и Дашу, всегда были обеспокоены их дальнейшей жизнью.

При рождении у девочек было 2 головы, 4 руки и 3 ноги (третью ногу ампутировали в подростковом возрасте). Их позвоночники соединялись под углом в 90%. Врачи сказали их матери Екатерине, что дети при родах умерли, и забрали их.

Но до этого какая-то сердобольная санитарка все же показала девочек матери. После этого та много лет провела в психушке. Через много лет Екатерина нашла своих деток, но общения у них не получилось. Отец, Михаил Кривошляпов, работал водителем у Лаврентия Берии. Он, не раздумывая, подписал свидетельство о смерти дочерей. И больше никогда ими не интересовался. Даже отчество у Даши и Маши было - Ивановны.

Первые 7 лет жизни сиамцы провели в качестве «подопытных кроликов» в Институте педиатрии, затем еще 13 лет - в Центральном НИИ травматологии и ортопедии. Последующие 20 лет жили в интернатах для инвалидов и не имели возможности общаться с нормальными людьми и работать.

«Нам здесь невыносимо, — говорили Маша и Даша. — Мы в полной изоляции и даже швейную машинку у нас забрали. А нам хочется приносить хоть какую-то пользу обществу. Мы очень способные!» В 1989-м сестры наконец-то получили собственную однокомнатную квартиру в Москве, в доме для инвалидов на улице Островитянова. Помогло вмешательство зампреда исполкома Моссовета Полины Алексеевны Ворониной. Там сестры жили до конца жизни.
После ряда публикаций в советской и зарубежной прессе, люди стали поддерживать близнецов, в том числе и деньгами, по тем временам немалыми. Немецкая фирма «Майра» изготовила для них специальную коляску, которая весьма облегчила им жизнь, дав возможность передвигаться. По приглашению правительства Франции сестры даже побывали в Париже.

И вроде бы жизнь стала налаживаться, если бы ни одно НО. Даша пристрастилась к алкоголю, а мучиться от похмелья приходилось Маше. Алкоголизм принес цирроз печени и отек легкого. Пребывая в крепком подпитии (одна в осознанном, другая в невольном), сестры звонили знакомыми просили о помощи: «Придумайте что-нибудь! Мы уже не верим — ни в Бога, ни в черта! Может, в клинике Довженко нам помогут?..»

Маша пребывала в отчаянии и знала: единственное, что может отвлечь сестру от бутылки, — работа. Но где ее было взять в беспробудно пьющем инвалидном доме? После нескольких лет борьбы с алкогольной зависимостью 13 апреля 2003 года у Марии остановилось сердце.

Утром следующего дня жалующуюся на плохое самочувствие Дарью госпитализировали. Причиной смерти Марии стал острый инфаркт. Но для сестры она оставалась крепко спящей, врачи так и не сказали ей правду. Поскольку у Кривошляповых была общая кровеносная система, Даше с каждым часом становилось хуже. Она жаловалась на слабость и головную боль. Просила медперсонал: «Не оставляйте нас одних, пожалуйста. Нам очень страшно». Под утро, через 17 часов после смерти Марии, она умерла во сне от интоксикации.

Женщины прожили 53 года — это самый уникальный случай среди неразделенных сиамских близнецов. Те, кому доводилось бывать в их квартире, с кем они дружили, рассказывали: «Сестры были радушны и гостеприимны. Любили шутить о том, что пригодны для полета в космос. Если звонили кому-то по телефону, просили угадать, кто именно говорит: Маша или Даша. В горькие минуты, каких было множество, признавались, как нелегко быть связанными навечно. Ведь даже к своим любовникам они относились по-разному».
Рейтинг: 
В среднем: 4.3 (3 голоса(ов))