«БАРРИО» - ПРОКЛЯТИЕ КАРАКАСА

Столица Венесуэлы Каракас - очень странное место. Она подарила миру трех «Мисс Вселенных» и выдает по одной проститутке на двадцать человек населения. Каракас, как, впрочем и все социалистическое государство Венесуэла, идет к светлому будущему. Но очень уж темными переулками.

Настолько темными, что город умудрился возглавить десятку криминальных столиц по всему миру. При населении в 3.2 миллиона человек, на каждые 100 тысяч жителей приходится 130 убийств в год. И это - статистика только по зарегистрированным случаям. Каковы реальные цифры и сколько конкретно крови пролито на мостовые Каракаса - подсчитать нереально.

Однако удивляет тот факт, что жители Каракаса с гордостью говорят о том факте, что могут соперничать с Боготой, Тихуаной и Кейптауном в плане опасности. Латиносы любят риск, взрывы и запах пороха по ночам?

Город этот не имеет строгих делений на бедные и богатые районы. К фешенебельным отелям могут лепиться ветхие лачуги. И это никого не смущает. Потому что беднякам нет дело до богачей, если те в них не стреляют. Точно так же как и богачу нет дела до бедняка, пока тот не приставит ему нож к горлу.

В этом городе есть знаменитые «баррио» - трущобы из трущоб. Место, где нет надежды и покоя, а есть лишь смрад улиц, тощие наркоманы да сотни банд, вечно режущих друг друга в попытке отгрызть кусочек пожирнее. Баррио "Петаре", "23 Января", "Магальяна де Катйа" являются крупнейшими. Например в «Патаре» проживает около миллиона человек. Баррио выросли на холмах, где уклон максимальный, а как следствие - самая дешёвая земля в городе.

Семья собирает разный хлам, от кирпича до картона и сооружает из этих стройматериалов кособокую халупу, в которой потом и живет. Баррио всегда в центре политической борьбы. Они – вечная надежда левых партий на голоса, какие бы выборы не проходили. И на них сейчас опирается нынешний президент Уго Чавес. Но даже он ничего не может поделать с разгулом преступности.

Недавно в мудрую голову президента пришла мысль о создании “консехос комуналес” - своего рода "комитета нищих", в обязанности которых входит черпать деньги из казны, миную чиновничьей аппарат и раздавать их нуждающимся. Рейтинг Чавеса взлетел до небес. И тут Чавес заложил мину замедленного действия. Социальная помощь хоть и скрасила жизнь определенному слою бедняков, но такая "медвежья услуга" в конце концов пошла лишь во вред баррио. Ибо при наличии стабильного пособия по несколько сотен долларов наличности в месяц, пропадает всякий стимул к тому, чтобы работать, учиться, развиваться. А если деньги внезапно кончаются, а до следующей выдачи пособия еще тянуть и тянуть? Тут пора вытаскивать заначенные пистолеты и ножи, надевать маски и идти на охоту в ночном Каракасе.

Пара журналистов, проживших в столице Венесуэлы месяц, рассказывали о нравах и типичных историях, которые стали для венесуэльцев рутиной. «Однажды, гуляя по городу, около метро увидели толпу людей, окруживших нелепо лежащего у столба пожилого мужчину. Он шевелился и что-то говорил, а из раны на груди диаметром около сантиметра текла кровь. Похоже, что его ограбили, использовав нож. Днем преступность обычно прячется в недрах баррио, но от таких нападений не застрахован никто».

Типичное событие для Каракаса - в общественном автобусе какой-то неизвестный молодой человек из обреза застрелил своего соседа по причине банальной бытовой ссоры. Такие вести разносятся быстро. И полицейские едут домой к убийце, дабы соблюсти формальность. Стрелявший уже давно собрал скудные монатки и испарился, а его семья ничего не видела, не слышала, ничего знать не хочет.

«Возможно, его кто-то спрятал. Ведь до сих пор для некоторых людей в баррио, в том числе для молодых, слова – убийца, грабитель, бандит равнозначны слову герой» - сказал печально в одном интервью полицейский Каракаса. Служители закона стараются постоянно патрулировать трущобы, но это не особо помогает. Все маршруты давно известны, преступники на месте тоже не стоят, а затеряться в хитросплетении грязных улочек - дело нехитрое.

По новой программе, которую требует исполнять сам президент - люди из баррио теперь должны проходить такую же судебную процедуру, как и прочие граждане. Было время, когда в нищих кварталах полиция вершила самосуд. “Многие люди считали нас «убийцами». Теперь мы должны изменить этот стереотип” - говорит инспектор, который только что задержал человека с револьвером. Сами полицейские живут в тех же районах, что и их клиенты. И пошли они туда, как на хорошо оплачиваемую работу.

Есть и богатые кварталы, такие, как респектабельный район Альтамира. Там нет домов, только виллы, обнесенные высокими заборами, увешанные камерами и колючей проволокой под током. Каждый дом - крепость. В каждом дворе носится стая злых псов. Там есть частные клиники, поля для гольфа, клубы, парки, рестораны. Все это благополучие взращено и щедро полито венесуэльской нефтью. Это тоже своего рода баррио. "Баррио богатых", где небожители ведут нелегкую жизнь в погоне за кайфом.

Правительство давно перестало публиковать собственную статистику. Но ему хватает ума и совести не оспаривает сведения, полученные оперативниками на улицах. Выпуски же новостей, которые цитируют неопубликованные правительственные данные, по предположению группы по защите прав человека, занижают число убийств. Согласно подсчету убитых в Ираке, население которого приблизительно равно населению Венесуэлы, в 2009 году от актов насилия там погибло 4 644 гражданских жителя. В Венесуэле же в тот год произошло 16 047 убийств.

Рейтинг: 
В среднем: 5 (1 голос)