Беспредел криминала в Бразилии

"Нет, это не Рио-де-Жанейро. Это гораздо хуже", — сказал бы Остап, схоронившись за бруствером окопа, во время уличных боев в этом крупнейшем городе  Бразилии. Спецоперация, которая с такой помпой проводилась в Рио прошлой зимой, принесла море крови и боли жителям трущоб. Но света в конце туннеля они так и не увидели.

Зажатые между утопающими в роскоши кварталами богачей и хибарами жестоких наркодилеров, простые бразильские граждане в ужасе пытаются спастись от произвола полиции, которая пытается «защитить» их от разгула преступности.

Президент Лула, помпезно объявивший о том, что настала пора войны с организованными синдикатами, выгнал на улицы сотни солдат и полицейских. Больше всего они напоминали дружины, нежели боеспособные подразделения. Разворошив осиный улей,  за три месяца уличных боев с применением танков и вертолетов, полиция штата убила более 1,5 тысяч человек. Во всех случаях было "оказано сопротивление" и поэтому расследования даже не проводились.

Например, в одном только районе Рио "Алемания", где проживает сотня тысяч малоимущих граждан, одновременно закрыли практически все школы и больницы, отключили воду и электричество. Это было лишь частью плана  по ликвидации засевших в трущобах бандитов. Однако копы проезжали по кварталам на своих броневиках, затаскивая внутрь без разбора всех, кто попадался под руку. Там они жестоко избивали людей и пытали их, пытаясь выбить сведения о преступниках.

В той операции участвовали порядка 1300 человек: от профессиональных военных до гражданских лиц и пожарников, которым выдали оружие. В результате бравые копы убили двадцать человек, захватили всего лишь десяток автоматов и пару килограмм кокаина. При этом ни одного ареста произведено не было.

Люди, доведенные до отчаяния, подали жалобу на "дружинников". Их обвинили в диктаторстве, которое они устроили в маленьком поселке Кельсон. На что министр государственной безопасности дал приказ прокурору разобраться в ситуации. Троих полицейских арестовали, подержали для проформы в изоляторе несколько часов и отпустили. Через несколько дней главный активист Хорхе Нетто, который и подал жалобу,  был найден мертвым на пороге своего дома.

От такой безнаказанности у полицейских закружилась голова, и они начали набивать камеры. Узники тюрем, где нет даже канализации, стали задыхаться в собственных миазмах. Бунт за бунтом вспыхивали на территории исправительных учреждений. В результате во время пожара в одной из камер тюрьмы Понте Нова сгорели 25 человек. Надзиратели жестоко карали за малейшие провинности, применяя пытки. Наблюдатели ООН, допущенные в тюрьмы, в ужасе докладывали на Совете о том, что там творится. Но изменить ситуацию никто так и не смог.

Копы даже закрывали глаза на бытовое насилие, творящееся на улицах. Им было глубоко наплевать на то, что на женщин мог напасть патруль, обыскать, цинично пошутить и даже побрить наголо. Наглядный пример:  15-летнюю девочку, которую поймали на рынке на мелкой краже, отправили в камеру к двадцати взрослым мужчинам. Там она провела месяц, где ее насиловали и избивали. Когда история просочилась в прессу, родственники попросили взять несчастную в программу защиты свидетелей. Ей пришлось покинуть родной город, для того, чтобы избежать нападок представителей правоохранительных органов.

На периферии идет своя война. Землевладельцы ведут кровавый спор за каждый акр плодородной бразильской земли. С насиженных мест принудительно выселили более 3 тысяч семей, для того, чтобы засадить освободившуюся территорию соей и тростником. Тех, кто не хочет уезжать добровольно, выгоняют силой. В небольшой город штата Парана поздней ночью вошли сорок вооруженных людей, устроили погромы в домах, убили руководителя общины Мота-де-Оливейру и скрылись. Эту акцию, как выяснилось позже,  заказал владелец крупного фермерского холдинга, чья штаб-квартира находится в Швейцарии.

Рабство стало нормой в наш просвещённый век гуманизма. Для расчистки лесов используют людей, которые работают за скудную кормежку. В основном это - представители слабых коренных племен. Юристы, нанятые ООН, освободили за несколько лет более тысячи человек, работавших в нечеловеческих условиях на плантациях тростника.

Уголовно-процессуальная система Бразилии полна дыр и прорех и ими активно пользуются адвокаты. Например, после убийства христианской миссионерки Дороти Станг, защищавшей права коренных жителей, заказчика вначале приговорили к 30 годам лишения свободы, а затем приговор был обжалован и отменен.

Подобными ухищрениями пользуются многие негодяи, творящие бесчинства на территории Бразилии. В итоге из сотни уголовных дел, возбужденных в  прошлом году, лишь одно привело подсудимого на тюремные нары. Бразилии стоит на пороге тотального бессилия власти, которая потворствует полицейским в их бесчинстве и жестокости.

Рейтинг: 
Голосов пока нет