Полиция Нью-Йорка: скандалы, насилие, убийства

Полиция в США – это «государство в государстве». Американским копам сходит с рук почти все: наркоторговля, изнасилования и даже убийства. Полиция Нью-Йорка – вне конкуренции. Не проходит и месяца, чтобы здешние стражи порядка не вляпались в какой-нибудь скандал.

На днях, например, в городе «Большого яблока» по подозрению в мошенничестве со страховками и социальными выплатами были предъявлены  обвинения 72 отставным полицейским. В вину им вменяется симуляция психических расстройств, которые, якобы, стали результатом спасательных работ во время обрушения башен-близнецов 9/11. Ущерб от подобной преступной деятельности, по мнению следствия, равняется  400 млн. долларов. Однако, говорить о победе закона и справедливости пока рано.

Копы Нью-Йорка регулярно попадают в некрасивые истории, но большинству из них почти всегда удается избежать возмездия. На протяжении последних одиннадцати лет их прикрывала более чем надежная «крыша» – мэр Майкл Блумберг (срок его полномочий истек 31 декабря 2013 года) был одержим желанием превратить Нью-Йорк в самый безопасный мегаполис США. С этой целью полиции были даны неограниченные полномочия, в том числе разрешение применять оружие в местах массового скопления людей, а также использовать тактику «остановка-допрос-обыск», которая позволяет задерживать любого «подозрительного» человека без каких бы то ни было оснований. 

В правление Блумберга департамент полиции Нью-Йорка оказался замешан также в несколько крупных коррупционных скандалов. Наиболее громкую огласку получило так называемое дело Ticcet-Fixing. Дело в том, что в США автолюбители, пойманные за нарушение ПДД, получают штрафную квитанцию, а также в зависимости от тяжести содеянного могут лишиться права управления на длительный срок. Несогласные идут в суд, который практически всегда поддерживает обвинение - тогда приходится платить не только штраф, порой достигающий нескольких тысяч долларов, но и судебные издержки. Однако, если полисмен, выписавший штраф, игнорирует судебное разбирательство, то дело автоматом решается в пользу «нарушителя». Таким образом, суть аферы состояла в том, что за взятки и подношения в назначенный день копы попросту не приходили в суд.

По словам начальника полиции города, всего было расследовано  300 мошеннических эпизодов, при этом финансовые потери города составили порядка 2 млн. долларов. К нарушениям были причастны сотни полицейских, но прокуратура решила ограничиться только главными коррупционерами. «Увы, наказание дюжины полицейских - это ничто по сравнению с количеством тех, которым прокуратура могла бы предъявить обвинения» - цитирует  газета New York Daily News слова источника в правоохранительных органах.

Апофеозом скандала стали длительные тюремные срока 43-летнему Хосе Рамосу и его супруге. Как выяснилось, офицер не только участвовал в мошенничестве с автомобильными штрафами, но также активно занимался наркоторговлей и грабежами. Более того, уже находясь в следственном изоляторе, он попытался организовать убийство свидетеля, для чего просил свою жену, остававшуюся на свободе, найти киллера…

В августе 2011 года еще порядка тридцати полицейских оказались под следствием за лжесвидетельства по ряду уголовных дел. Как выяснилось, они выдумывали обстоятельства, в которых проводились аресты, а также фабриковали улики. «Некоторые полицейские лгали о том, что подозреваемый в момент задержания избавился от наркотиков. Это делалось, чтобы зарегистрировать арест и поставить галочку в плане», – рассказывают источники в правоохранительных органах.

«Подобные истории имеют одну общую деталь. Сначала руководство полиции Нью-Йорка пытается преуменьшить их значение, а, если же дело получило громкий резонанс, во всем винит несколько плохих парней. Такой подход, казалось бы, призван отполировать имидж Нью-Йоркского департамента полиции, но у него есть и коварные недостатки. Вместо того, чтобы продемонстрировать открытость для критики и найти свою миссию в том, чтобы разоблачить проступок, он посылает противоположный сигнал: Полиция Нью-Йорка является закрытым обществом, которое защищает свои собственные интересы» - пишет криминальный колумнист Мюррей Вайс.

В 2012-м организационная преступность в правоохранительных органах мегаполиса несколько ушла в тень, зато увеличилось количество «мокрых дел» с участием копов. Если в 2011-м нью-йоркские стражи порядка застрелили  11 мирных жителей и ранили 28, то в следующем году количество жертв составило, соответственно, 16 и 30 человек. Так, скажем, в феврале 2012 года на частной квартире в Бронксе копы застрелили подростка, в сентябре офицер «случайно» застрелил работника мини-маркета, приняв его за грабителя, а в октябре в Квинсе полисмен убил невооруженного подвыпившего мужчину, кстати говоря, служащего Национальной гвардии. Еще один инцидент, случившийся в августе, потряс всю Америку: во время погони за преступником двое нью-йоркских копов ранили… девять обычных прохожих. Журналисты опубликовали  результаты баллистической экспертизы: «Все девять пострадавших в драматическом противостоянии между полицией и вооруженным преступником возле Эмпайр Стейт Билдинг были ранены пулями, выпущенными двумя полицейскими.  Крейг Мэттьюс выстрелил семь раз, Роберт Сиништадж – девять». В итоге: шестнадцать выстрелов по преступнику – девять раненых прохожих! Весьма показательным в этой связи стало специальное заявление г-на Блумберга, который защищая право полицейских на задержание вооруженных преступников любыми способами, отметил «высокий профессионализм», стрелявших копов.

2013-й начался с вынесения приговора полицейскому, который жестоко изнасиловал 25-летнюю школьную учительницу. Он сделал это в извращенной форме, угрожая ей пистолетом. Однако, закон штата Нью-Йорк исключает оральный и анальный секс под принуждением из определения «изнасилование», квалифицируя их как «сексуальное посягательство». Таким образом, офицер Майкл Пена отделался бы сравнительно легким приговором, если бы в его биографии в ходе расследования не всплыли еще два подобных случая. В итоге насильник был отправлен  в тюрьму на 85 лет.

Стоит отметить, что ранее представители нескольких правозащитных организаций назвали полицию Нью-Йорка «насильственным сообществом, члены которого насилуют женщин и жестоко преследуют жителей города». Поводом тогда послужили два эпизода – попытка изнасилования женщины двумя полицейскими и разгон  антиправительственной демонстрации на Уолл-стрит в сентябре 2011 года.

В минувшем году полиция Нью-Йорка продолжала наращивать общественное возмущение. В мае копы ранили  двух прохожих, стреляя в «подозрительного» безоружного мужчину, засунувшего руку в карман. В августе они застрелили  14-летнего подростка, в сентябре на Таймс-Сквер устроили очередную публичную перестрелку, в результате чего с пулевыми ранениями в больницу были доставлены  еще две жен­щины. При этом сам по­до­зре­ва­е­мый не по­лу­чил ни ца­ра­пи­ны. Более того, как потом выяснилось, у него вообще не было оружия: оправдываясь, по­ли­цей­ские за­яви­ли, что им «по­ка­за­лось» будто мужчина представляет угрозу.

К слову, кадры еще одной октябрьской истории, случившейся, правда, в соседнем Вашингтоне, облетели весь мир. Женщина, нарушившая правила дорожного движения в районе Капитолия, где располагается Конгресс США, была обстреляна  полицейскими. Она погибла, а ее 18-месячный ребенок, остававшийся во время обстрела на заднем сиденье, остался жив лишь чудом.

Жестокость американских копов тогда стала темой широкой общественной дискуссии, но вернемся в Нью-Йорк… Как ни странно, с помощью полицейского беспредела Блумберг своего все-таки добился добился: сегодня город «Большого яблока» считается самым безопасным американским мегаполисом. Впрочем, это говорит скорее о том, что кривая уличной преступности в целом по стране ползет вверх еще стремительнее. Судите сами, ведь только за один 2012 год в Нью-Йорке количество изнасилований увеличилось на 10,8%, вооруженных нападений на 12,7%, а случаев воровства на 11,5%. Что же тогда говорить о других американских мегаполисах, если такая картина наблюдается в самом безопасном из них?

http://ru.fbii.org/analytics/1226.html

Рейтинг: 
В среднем: 4.7 (3 голоса(ов))