Якудза: трагические судьбы солдат японской мафии

Якудза – самая крупная организованная преступная группировка в мире. Образ солдата японской мафии воспет в литературе и кино. Кажется, что эта организация не знает пределов своего могущества, а внутренние устои и уклады сродни кодексу самурайской чести. Но преступники остаются преступниками. И мы постепенно узнаем о том, насколько непроста и трагична жизнь простого якудзы.

 

До последнего времени о женщинах мафиози было известно немного. В клан якудза они не входят. Якудза вообще не доверяют женщинам - они считают, что женщины должны сидеть дома и заботиться о семье. В клане уважают только жен боссов - кумитё. Их называют "старшие сестры" (анэ-сан) и иногда с ними советуются, если кумитё в тюрьме или в больнице. Прочие же женщины, особенно не связанные с якудза, считаются "подстилками", и обращаются с ними соответственно.

Соко Тендо приподняла завесу тайны, впустив простого обывателя в темный и запутанный мир женщин клана. Её книга - рассказ о наркотиках, насилии и сексе, об унижениях и ненависти, которой наполнен мир женщины, попавшей в мир преступного сообщества. Ей удалось закончить работу над своим произведением только после того, как она покинула страну. Трудно поверить, что эта маленькая, изящная женщина прошла все круги криминального ада. Её тело от запястий до поясницы расписано традиционными татуировками якудза, главной из которых является портрет гейши времен Муромати.

Вся  жизнь Соко Тендо разделилась на два периода. Счастливое, обеспеченное детство. Большой дом, щедрый папа, заботливая няня, дорогие подарки и захватывающие путешествия по миру. Но черная тень отца нависала над ней. И чем старше она становилась, тем больше осознавала, кем на самом деле является ее отец.

Вместо того, чтобы становиться успешной молодой девушкой, будущей женой и матерью, Тендо все глубже погружалась в мир якудза. Она превращалась в молодого члена банды. Драки и пьянки были для нее обычным делом. Соко умудрилась побывать в роли дочери, жены и любовницы главарей мафии.

Проблемы начались со школьной скамьи. Гангстеров не очень жалуют в консервативной Японии. Такое же отношение распространяется и на членов семей. В школе её постоянно травили, били, подставляли. Отец относился ко всему этому с равнодушием, считая всё это проблемами дочери. Став подростком, она попробовала наркотики и алкоголь. С этого момента начался её путь на дно жизни. Она напивалась, нюхала клей, её насиловали неизвестные мужчины, а утро девушка встречала в грязных номерах маленьких отелей на отшибе города. Однажды её жестоко избили, так что остался страшный рубец на лице. Даже пластическая операция не смогла это исправить.

В 19 лет состоялось ее последнее свидание с наркотиками. Соко едва не скончалась в номере мотеля, где ее снова избил очередной бойфренд.  "У меня из головы не выходила мысль: "Не хочу умирать в таком месте". Я провела там час, а потом каким-то образом доползла до дома. Я осознала: пора остановиться", – пишет она в своей книге.

Трудно поверить, но члены семей якудзы далеко не самые счастливые люди. И не самые обеспеченные. Постоянная борьба внутри клана и с внешними конкурентами не приносит стабильного дохода самим мафиози, а следовательно и семьи живут по принципу: "то густо, то пусто". Отец девушки вскоре обанкротился, все "друзья" покинули его. От обиды на весь криминальный мир Тендо написала книгу, которая рассказывала о печальной жизни простых солдат армии якудза.

Судьба мужчин кланов тоже оказалась трагичной. Полиция взялась за дело и многие ортодоксальные якудза отправились за решетку. Те, кто поумнее, не стали противиться современным интеграционным процессами и сняли бандитские кожанки, надев деловые костюмы. И сели за стол переговоров. А простые боевики, которые умели зарабатывать на хлеб  лишь грубой силой,  остались без работы. Но уйти из клана они тоже не могут. Для этого надо заплатить большую цену. Кровавую цену.

Среди мафиози до сих пор распространен обряд юбидзумэ. Все, кто хотя бы  раз видел фильм про  японскую мафию, обязательно вспомнит эпизод, в котором провинившийся якудза приходит к своему боссу, достает белоснежный платок, отсекает первую фалангу мизинца и преподносит её в качестве извинения. Это древний обычай, который уходит корнями во времена самураев. Но в то время утрата мизинца означала, что человек больше не сможет успешно управляться с катаной, тем самым обрекая себя на подчинение оябуну.

 Сейчас этот кровавый обычай - всего лишь демонстрация уважения к главе клана. Казалось бы, не велика потеря в современно мире. Однако, лишившись фаланги, молодой человек отправляется в "большую жизнь", где его никто не ждет. Ведь никто не хочет связываться с бывшим уголовником. И если все татуировки можно скрыть под одеждой с длинным рукавом, то отсутствие пальца скрыть гораздо сложнее. К таким людям современные японцы испытывают страх и отвращение. Они считаются "мечеными". С ними никто не станет вести дел. Ни коммерческих, ни семейных. Таким образом, человек обрекает себя на изгнание. Многие доведенные до отчаяния якудза кончают жизнь самоубийством, не в силах справиться с чередой проблем, накрывших их.

Конечно, есть протезы, которые стоят порядка двух  тысяч долларов. Но у экс-мафиози денег на их приобретение  нет. К счастью для них, в стране появился врач-ортопед, которую многие бывшие якудза готовы носить на руках. Юкако Фукусима за мизерную плату создает для них искусные протезы. Более 500 человек смогли начать новую жизнь,  вернув свой мизинец. Она считает, что многих людей неоправданно жестоко наказывают за то, что они когда-то совершили ошибку в своей жизни.

Стоит отметить, что в стране всего лишь 70 тюрем, где отбывает наказание не более 70 000 человек. Для многомилионной Японии это капля в море. Многие тюрьмы старого образца уже давно не предназначены для содержания людей. В них нет вентиляции и нормальной сантехники. Людей держат в антисанитарных условиях.

Да и сами якудза пытаются стать более современными. Многие молодые боссы, которые ведут свои дела в костюмах, а не в кимоно, уже с презрением смотрят на "синих" (густо татуированных) якудза старой школы, считая их пережитком эпохи. Все меняется, все течет. Преступность эволюционирует. Возможно, скоро и саму систему кланов ждут реформы.

 

 

Рейтинг: 
Голосов пока нет