«Наши» на Западе, или Жизнь удалась?

По материалам ряда иммигрантских русскоязычных сайтов

По сведениям современных таблоидов, «наших» за границей уже, что называется, пруд пруди. Беглые миллиардеры, чиновники, криминальные авторитеты (зачастую они совмещают все три ипостаси), в компании самоназначенных звезд шоу-бизнеса, эстрады и телевидения яростно «зажигают» на самых модных тусовках Старого и Нового Света. Причем веселятся бешено, с таким надрывом, что создается впечатление – это наступил их последний день на земле.

И действительно, бесконечная череда разводов, судебных тяжб, убийств и самоубийств показывает, что жизнь у них, увы, не сахар. Горькие слезы рыдающих богачей - отдельная тема «желтой прессы». Но сегодня мы поговорим не о них. А о тех из наших соотечественников, у которых в Европе, как они сами утверждают, «жизнь удалась».

Наше слово - о тех, кто в черной кожаной куртке, имея на крепкой шее толстую цепь из «желтого метала», золотом обычно не являющегося, приезжает в родной N-ск и взахлеб, реактивно шестикулируя и брызгая слюной, рассказывает о своей шикарной жизни за рубежом. На этот рассказ сзываются в лучший бар города все одноклассники, стол ломится от дорогих яств и напитков. В конце вечера «заморский гость» чаще всего широким жестом кидает на стол купюру в сто евро и, выяснив, что валюта у нас давно не ходит, смущенно оставляет обязанность расплачиваться «нищим» россиянам.

Как же реально живут наши бывшие сограждане, уехавшие в Европу на заработки? Если видели, как живут таджикские гастарбайтеры на российских стройках, то примерно так же.

Времена, когда статус политического эмигранта и прилагающееся к нему пособие, а то и бесплатную квартиру давали всем, кто заявлял, что не разделяет марксистско-ленинских убеждений, давно канули в Лету. Теперь для того, чтобы обосноваться в Европе, приходится обычно неоднократно нарушить закон. Самым простым способом является въезд по туристической визе и переход на нелегальное положение. Но существуют и более экзотические варианты с переходом вброд пограничных рек или походом по козьим тропам, в компании проводника из косовских албанцев со злобным взглядом.

Но вот, наконец, мечта сбылась и будущий иммигрант в «земле обетованной». Следует сказать, что люди, себе такой путь избравшие, в основном отличаются рядом странностей. Например, языка страны, в которой они собираются жить и работать они обычно не знают. Однако рассчитывают они почему-то на престижную высокооплачиваемую работу, и это со справкой о том, что «прослушал восьмилетний курс n-ской школы №…». Суровая европейская действительность, впрочем, очень быстро расставляет все по местам.

Начинается все с ночевок в ночлежках и питания в благотворительных столовых для бездомных. Все эти пункты, находящиеся под патронатом каких-нибудь сестер-кармелиток, новоявленный западноевропеец вскоре знает наперечет.

В дальнейшем иммигрант переходит на отдельное жилье – комната в марокканском квартале Парижа или турецком Берлина снимается на пять–шесть человек, все спят вповалку на полу, арендная плата делится между квартиросъемщиками поровну. Если вдруг у кого завелась крупная сумма денег, евро двадцать–тридцать, то обычно к утру ее в кармане нет, а взгляды всех остальных сожителей чисты и невинны.

В законопослушной Европе, не имея разрешения, устроиться на стабильную работу, дающую относительно высокий заработок и некие социальные гарантии невозможно. Эта несомненная истина будущим иммигрантам, пока они находятся дома, в голову почему-то не приходит.

Положение женщин несколько легче. Все они, безусловно, немедленно устраиваются высокооплачиваемыми сиделками при больных или гувернантками при детях. А наиболее красивые становятся «танцовщицами экзотических танцев», либо женами крутых бизнесменов. Именно такие истории они рассказывают при посещении своих родных деревенек и городишек – пусть мужья и родители успокоятся, а подруги обзавидуются.

Зададим себе простую задачку: услуги сиделки или бэбиситтера в Европе достаточно дороги. Но вы в состоянии их оплачивать. Возьмете ли на эту работу женщину, языка не знающую и имеющую диплом с тройками n-ского медицинского или педагогического техникума? Ответ очевиден.

На самом деле первые три категории чаще всего занимаются уличной проституцией в кварталах, населенных иммигрантами из Африки и Азии. Наиболее успешные устраиваются в недорогой бордель, где добросовестно обслуживают до десятка немытых тружеников из других частей света. Клиентов бывает и побольше, причем у каждого свои предпочтения. По рассказам проституток, турки, например, обожают, когда им вылизывают ноги.

Последняя категория, записавшаяся в жёны, занимается тем же самым, но уже не за деньги, а за жилье и прокорм. Живут с каким-нибудь Али, торгующим с уличного лотка кебабом, а иногда и со всеми снимающими с ним одну комнату другими «бизнесменами».

Путь мужчин лежит на «биржу». В известные всему городу точки сходятся люди, мечтающие получить разовую грязную, тяжелую, низкооплачиваемую работу и тупо сидят в ожидании «покупателя». Берут их не каждый день.

«Наших» вообще берут даже на такие работы неохотно. Во-первых, свою роль играет устойчивая слава бракоделов. Именно к ним чаще всего обращены крики о том, что в случае, если работа будет выполнена плохо, то не заплатят ни копейки. Во-вторых, представителям народов третьего мира с детства доходчиво объясняют, что они в этом мире никто, и их удел – старательно обслуживать белых господ.

«Наши» же с детства слышат об уважении прав, всеобщих равенстве и братстве. Подкрепленные тоннами либеральной макулатуры о европейских ценностях, эти сентенции обретают в их головах силу непреложного закона. Разочарование бывает крайне горьким. Даже если удалось устроиться на более или менее постоянную работу, в каком-нибудь нелегальном цехе, благоденствие длится недолго. Как только законопослушный европеец узнает, что его сосед нанимает нелегалов, он немедленно донесет в полицию. Далее - арест и депортация, либо побег, и все по новой.

Но вот, наконец, скопленная тяжелым трудом и унижениями тощая пачка евро в кармане. Следующий этап - поездка на родину. Не людей посмотреть, они им неинтересны, но себя, любимого показать. Черная куртка, непроницаемые очки, цепура, неразменная сотка евро. Такая вот у «наших» красота по-западноевропейски. Хотя, какие они нам теперь наши?

Рейтинг: 
В среднем: 4.8 (6 голосов)