Русские переселенцы из Боливии в Дальнереченск: “Мы приехали – нам понравилось. Другие пущай сами смотрят”

Они родились в Южной Америке, но сохранили русскую веру и русский язык. И теперь могут насовсем вернуться в Россию. Хотя нет, не вернуться – переехать жить. Потому что из России уходили не они, а их предки, которых подвергали гонениям за старую веру. Теперь русских старообрядцев из Южной Америки везут на русский Дальний Восток – показывать места, где им готовы дать большие земельные наделы.

Владимир и Марья Санаровы из деревни Санта Круз (Святой Крест, значит), что в бразильском штате Парана, занимаются земледелием. На больших полях они выращивают бобы, хлеб, разные овощи, арбузы. Еще русские бразильцы сдают молоко. В каждом хозяйстве есть огромный бак, к которому каждый день приезжает молоковоз.

Русские люди в Бразилии живут сельским хозяйством. Правда, в последнее время жизнь там все сложнее – экономика страны в упадке, что сказывается и на земледельцах. Все это заставляет чаще смотреть в сторону России, которая заинтересована в русских переселенцах на Дальнем Востоке.

Русские староверы в Бразилии не прячутся от мира, как считают некоторые. Например, деревушка Санаровых в полутора часах езды от главного города штата – Куритибы – расположена в укромном месте. К ней можно проехать, свернув с трассы по указателю, на котором написано “Colonia dos russos”.

Владимиру 47 лет, Марье – 42. У них трое детей, есть внуки. Русские староверы в Бразилии активно пользуются соцсетями и используют новые гаджеты. Но при этом одеваются по-старинке. Женщины носят длинные платья и убирают волосы в платок. Мужчины, само собой, носят бороды, рядятся в рубахи и подпоясываются.

Это сильное впечатление – увидеть, как в бразильской глуши по деревенской улице идет женщина в сарафане и приветствуют соседей: “Здорово живете!”

Так было четыре года назад, когда мне удалось побывать в Санта-Крузе, такой же уклад сохраняется и сейчас. Дедушке Антону – отцу Владимира – тогда было 80 лет. Его не стало год назад. А в 2014-м он рассказывал, что родился рядом с Харбином (в Бразилии вообще много русских выходцев из этого китайского города, который когда-то считался русским). Из Маньчжурии, когда ситуация в Китае резко изменилась, пришлось уезжать в Бразилию.

И вот – снова Дальний Восток. Теперь, правда, для детей дедушки Антона. Или внуков. Вопросами их переселения занимается созданное в 2015 году Агентство по развитию человеческого капитала. Его представители несколько раз ездили в Южную Америку и агитировали русских старообрядцев переезжать в Россию.

– Теперь представители общин приехали посмотреть все вживую, чтобы принять решение. Самим переезжать или сыновей отправлять сюда. Агентство готово всячески содействовать переселению русских людей на Дальний Восток, – говорит Павел Мальченко, который сопровождает старообрядцев в России.

Он встречает их в аэропорту. В Москву прилетают староверы не только из Бразилии, но и из Аргентины, Боливии, Уругвая. Впереди – Москва, а потом перелет во Владивосток, затем дорога в Дальнереченский район, Хабаровский край, Еврейскую автономную область, Амурскую область, Бурятию и Забайкальский край. Еще, говорят, русских старообрядцев хочет видеть на своих землях правительство Карелии.

А Марья с Владимиром хотят задержаться в России подольше. В Калужской области у них живет родня и, чувствуется, оставаться на Дальнем Востоке им бы не очень хотелось. Хотя, возможно, они посмотрят на все по-другому, побывав там.

Но почему гектар готовы давать безвозмездно только на Дальнем Востоке? Поля зарастают лесом и в Тверской, и в Смоленской, и в Калужской, и во Владимирской областях. Это не тысячи, а сотни километров от Москвы. Земля там, возможно, не слишком плодородна и нет такого уединения, как у староверов на Дальнем Востоке. Но старообрядцев из Бразилии это, судя по всему, не слишком смущает. Еще подлетая к Москве, они спрашивали, глядя в иллюминатор, что убирают на полях.

Брат Владимира Александр (ему 54) в этой поездке по России – на свои деньги (остальным билеты и проживание оплачивает агентство). Говорит, одному было бы не так сподручно, а тут вместе со всеми удастся посмотреть много мест.

Везде со старообрядцами собираются встречаться местные власти. Будут рассказывать про программу “Дальневосточный гектар”, льготы и помощь. Но старообрядцев предупредили, что не все так красиво и просто, как кажется на первый взгляд. Так что они, и без того не слишком доверчивые, в России чрезвычайно осторожны.

В Москве всех разместили в кельях Преображенской старообрядческой общины на Преображенском валу. В советское время эти корпуса отдали под жилье. Многие, как говорят здесь, приходят сюда и рассказывают, что жили в монастырских постройках или вообще в башнях. Правда, главный храм не закрывался ни в Отечественную войну 1812 года, когда французы жгли город, ни в Великую Отечественную. Недавно здесь подняли из архива книги прихода за 1941 год. Людей в дни, когда немцы подходили к Москве, тут стало только больше…

Правда, остальную территорию общины застроили всякими постройками, в том числе гаражами, а потом открыли на территории колхозный рынок. Он и теперь существует. На него старообрядцы, оставив вещи в кельях, отправились за едой.

День был постным, поэтому мясные ряды все дружно миновали. Приценились к рыбе, сверяясь с курсом бразильского реала, российского рубля и американского доллара. А купили хлеба, квашеной капусты, овощей и фруктов. Особенно по душе пришлись луховицкие огурцы, тверская черника, узбекские виноград и дыня. Кроме того, кстати пришелся сергиево-посадский разливной квас. От ананасов, апельсинов и “прочего фрукта” отказались. Такое и в Бразилии есть.

Тем временем, торговцы и торговки на рынке, оценивая наряд староверов, пытались угадать, что это за покупатели и из какой они страны. Услышав по-русски “русские из Бразилии”, пребывали в некотором замешательстве.

Пока Владимир с Марьей щедро посыпали огурцы и помидоры солью и нарезали хлеб в столовой монастырской гостинички, Александр задержался в коридоре возле огромной копии суриковской картины “Боярыня Морозова”. Ее с поднятым вверх двуперстием увозят на санях по рыхлому снегу.

А в Бразилии сейчас весна…

– Да, там мы и родились, и выросли. И даже чуть не состарились, – щурится Александр Санаров, как будто ему в глаза светит солнце.

В России у него живет сестра и два шурина. Три года как они переехали в окрестности Дальнереченска из Боливии. На вопрос, нравится ли им в России, Александр отвечает так:

– Они об этом не шибко говорят. Сказали так: “Мы приехали – нам понравилось. Другие пущай сами смотрят”. Вот мы и посмотрим – увидимся с ними.

Для Санаровых это самое далекое путешествие, хотя Марья с дочерью Феофанией зимой приезжали в Москву, откуда путешествовали в Петербург, Ростов-на-Дону и Сочи. А Александр летал к дочери в США. Ему сложно представить, что ждет впереди и что заставит его переселиться в Россию, “пока не состарились”:

– Нам главное, чтоб земля была. Чтобы работать на ней можно было. Мы к этому привыкшие. У себя бобы выращиваем, по-португальски это сожа. Кукурузу, пшеницу, фасоль сеем. И арбуз, бывало, сажали. А нонче не стали…

https://dhoz.ru/%d0%b3%d0%b0%d0%b7%d0%b5%d1%82%d0%b0-%d0%b4%d0%bb%d1%8f-...

Рейтинг: 
Голосов пока нет