Аркадий Райкин: "король смеха" с нелегкой судьбой

Аркадий Райкин (1911 —1987) — «король смеха», Лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда и, как о нем говорили, «человек с тысячью лицами». Несмотря на многочисленные официальные награды и искреннее признание народа, судьбу Райкина легкой не назовешь.

Он пробивался на сцену вопреки воле родителей, испытывал серьезные проблемы со здоровьем, его "прессовало" советское руководство, отменялись спектакли, о нем ходили невероятные сплетни. Как-то на одном банкете подвыпивший «чекист», расчувствовавшись, поднял бокал: «Дорогой Аркадий Исаакович, как же мы внимательно всю жизнь за вами следили! Ой, то есть за вашим творчеством…»…

Впрочем, несмотря на остроту своей сатиры, Райкин никогда не пародировал вождей. Леонид Брежнев его просто обожал, и даже встреча со Сталиным закончилась благополучно….Райкин выстоял благодаря своему таланту, оставив в памяти народа свои бессмертные выступления.

Райкин родился в Риге в дружной еврейской семье торговца лесом Исаака и акушерки Леи. Аркадий был первенцем, но в семье потом появились 2 сестры и брат. Жили скромно, но интеллигентно. Когда Аркадию было 5 лет, родители переехали из прифронтовой Риги в Рыбинск, к месту новой работы отца.

В 6 лет в жизни Аркадия появился театр. Однажды он, прихватив сестричек, отправился в цирк-шапито. Исаак, вернувшись домой после работы, и узнав, что его дети смотрят «этот балаган», ужаснулся! Он бросился к цирку и стал колотить ручищами по оцинкованным воротам: «Отдайте моих детей! Отдайте!» Дома он долго бушевал: «Еврею быть клоуном? Никогда!» и даже пустил в ход ремень. Он считал увлечение сына театром пустым и вредным: «Ну, если уж так тянет в артисты, то лучше, как это принято в интеллигентных еврейских семьях, музыкой заняться!» - и купил сыну скрипку. Но Аркадий возил скрипку по снегу, как саночки.

Кстати, Аркадий Райкин позже говорил: «То дело, которому я служу всю свою жизнь, - тоже в известной степени врачевание».

В 1922 году состоялся еще один переезд семьи - в Петроград. Райкины жили в коммуналке с 26 соседями. Но трудности эпохи общих уборных и всеобщей электрификации не задевали подростка, ведь тогда многие находились в таких условиях.

Райкин неплохо рисовал, но его манил Александринский театр. Он «добегался» до того, что билетёрши пускали его бесплатно. В школе Аркадий занимался в драмкружке, но его больше потянуло в эстраду с сатирическим уклоном. Уже в девять лет он впервые вышел на любительскую сцену.

В 1924 году случилась беда. 13-летний Аркадий Райкин едва не умер. Однажды он долго катался на коньках и простудился. У него началась ангина, после этого - ревмокардит. Появились серьезные проблемы с сердцем. Детей не пускали в больницу, чтобы проведать брата, потому что любое движение в палате Аркадию давалось с болью. Он лежал под простыней с ужасом в глазах. Так продолжалось 9 месяцев. Отец носил сына на плечах на улицу, чтобы тот подышал воздухом. Вот тогда у Аркадия и сформировался характер. Он стал замкнутым, думающим, наблюдающим.

К счастью, волевой характер парня и любовь к жизни позволили выстоять и победить болезнь. Вскоре будущий комик, наперекор родителям, решил уйти из дома и жить в общежитии, работая лаборантом. В 1930 году он поступил в Ленинградский институт сценических искусств. На последнем курсе Райкин познакомился с Руфью Иоффе - своей будущей женой. С ней он прожил 50 счастливых лет, произведя на свет не менее талантливого сына - Константина.

Личная жизнь: счастье и огорчения

В первый раз Аркадий увидел будущую жену со сцены. Она сидела в 15-м ряду, и из макушки берета торчал хвостик иссиня-чёрных волос. Во второй раз они встретились через полтора года на Невском. Он ее узнал, но не решился подойти, хотя тогда уже имел успех у женского пола. Спустя три дня они столкнулись в очереди в столовой. Она заговорила первой. Аркадий пригласил девушку в кино, где, понятно, весь сеанс смотрел вовсе не на экран. Вскоре сделал предложение руки и сердца.

Родители невесты были против «артиста». Влюбленные стали встречаться тайно и в 1935 году расписались, поставив родителей перед фактом. С одним чемоданчиком Райкин переселился в семью жены, но встретил там унизительное обращение. Несмотря на рождение ребенка, ссоры Аркадия с тещей не прекращались. Однажды Райкин не выдержал и вместе с ребенком ушел к своим родителям, в чем был. За ним последовала жена.

К счастью, молодым вскоре дали комнату в коммунальной квартире, в которой они прожили долгие годы. Кстати, типажи для своих миниатюр Райкин почерпнул и из этой жизни. Спустя годы Райкин признался: «Если иногда мне кажется, что я могу назвать себя счастливым человеком, то прежде всего потому, что рядом со мной всегда была Рома».

По воспоминаниям очевидцев, порой и у этой прекрасной пары случались размолвки. В. Михайловский рассказывал: «Конечно, женщины за Райкиным бегали. Иногда и он не мог устоять. И, конечно, Рома его ревновала - как без этого? Но никогда не стоял вопрос о том, чтобы распалась семья. Какими бы настойчивыми ни были поклонницы».

Самый яркий роман случился у Аркадия Исааковича с Гарэн Жуковской, актрисой Театра им. Вахтангова. Эта женщина была необыкновенной красавицей и вокруг нее всегда кипели страсти. Она вцепилась в известного комика и тот разрывался между Ленинградом и Москвой. Потом страсти улеглись, и Гарэн сама посоветовала Аркадию Исааковичу прекратить отношения и вернуться к Роме. В 1950 году в семье Райкиных родился сын Константин, и мир был восстановлен.

Екатерина Райкина рассказывала о своей матери: «Случались критические периоды, которые стоили ей большого здоровья, но приходилось терпеть и переживать. Она очень любила папу, поэтому бросила ему под ноги всю свою жизнь, все свои таланты. Она понимала, кто такой Райкин. Ведь почему часто два талантливых человека не уживаются вместе? Обязательно кто-то должен пожертвовать собой ради совместной жизни и любви. А это не каждый может. Безусловно, папа был благодарен ей. Особенно это проявилось, когда мама заболела. Папа ухаживал, был с ней очень нежен и внимателен...». Руфь пережила мужа на два года.

Трудный путь на вершину славы

В 1935 году выпускники Института сценических искусств всем курсом попали в Ленинградский TPAM (Театр рабочей молодежи). Веселые будни актера были прерваны болезнью. Снова ангина подвергла его жизнь опасности. Пришлось делать операцию, и из больницы артист вышел с диагнозом: порок сердца. Ему было только 26 лет, но Аркадий уже поседел.

В 1939 году был принят в труппу Ленинградского театра эстрады и миниатюр (ныне Театр эстрады имени А. И. Райкина), где выступал с эстрадными номерами, а спустя три года стал художественным руководителем этого театра.

В 1939-м Райкин даже познакомился со Сталиным… Это произошло во время юбилейного банкета в честь вождя. Его пригласили как молодого и талантливого артиста. Все ждали выступления, но ночной банкет отменили. Аркадий безмятежно уснул в своем номере. В пять утра за ним пришли. Выступать пришлось пред светлыми очами юбиляра. Сталину выступление понравилось, и он поднял бокал «за талантливых артистов».

Потом началась война…

Во время войны труппа ездила по фронтам с концертами. Райкин с фронтовыми бригадами выступал на передовой, на боевых кораблях, подлодках. Артистов с нетерпением ждали. Именно тогда Райкин включил в репертуар политическую сатиру. Такие путешествия были крайне опасны. Однажды артисты случайно не успели доехать до места ночлега. Им повезло - ночью этот «ночлег» разбомбили.

После войны Райкин продолжил работу в Театре эстрады и миниатюр и съемки в кино. Он создал созвездие совершенно уникальных образов, стал непревзойдённым мастером сценического перевоплощения. Неплохо зарабатывая (его гонорары можно было сравнить с доходами академиков), Аркадий Исаакович жил в гостинице «Москва». Оправдывался тем, что ему некогда думать о собственном жилье.

В конце 1950-х - начале 1960-х годов театр отправился на свои первые гастроли в Европу. Спектакли шли на польском, румынском, венгерском, чешском языках с огромным аншлагом. Успех был ошеломляющий.

Правда, за блестящим фасадом и головокружительно славой скрывался больной, усталый человек. Ещё в 1956-м году друзья говорили его жене, что у него «глаза загнанной лошади», ему тяжело дышать. Ее предупреждали, что труд ее мужа - «медленное самоубийство». Как вспоминает Армен Джигарханян, однажды он зашёл к Аркадию Исааковичу за кулисы перед спектаклем. Тот лежал бледный, слабый. Джигарханян всерьёз испугался за его жизнь. А через 10 минут Райкин "взлетел" на сцену - и это был абсолютно другой человек!

В 1962 году театр Райкина пополнился молодыми талантами из столицы юмора - Одессы: Романом Карцевым, Виктором Ильченко, Владимиром Ляховым. В коллективе отношения были непростыми. Несмотря на то, что Аркадий Исаакович считал актеров своей семьей и всегда им помогал, он был очень требовательным руководителем. За кулисами во время спектакля всегда царила тишина, топать ногами или разговаривать запрещалось. На актеров он не кричал, но иногда говорил тихим голосом обидные фразы. Это не было капризом или самодурством, но многие обижались на него. Правда, частенько признавали потом, что Райкин был все-таки прав. .

В 1960-х годах Аркадий Райкин познакомился с молодым драматургом из Одессы Михаилом Жванецким. В 1969 году Райкиным и Жванецким была поставлена программа «Светофор». В том же году одесситы уходят из Театра миниатюр и начинают собственную эстрадно-артистическую карьеру. В начале 1970 года распался и дуэт Райкина со Жванецким.

Михаил Жванецкий рассказывал: «…Во главе стоял абсолютно гениальный великий игрок и все ему подавали мячи. Потому что он был кровопийца и тиран как художественный руководитель. Он не терпел, если кто-то играл, и кто-то забивал. То есть играть - играй, но не забивай. Ты играй на меня, а я буду забивать, я знаю, как это делать».

Травли и сплетни, переезд в Москву

В родном Ленинграде Райкину стало совсем неуютно. У него начались серьезные проблемы во взаимоотношениях с властью. Со стороны обкома были угрозы, его заставляли выбрасывать монологи из спектаклей. Неизвестные лица распространяли сплетни. Якобы Райкин спрятал все свои драгоценности в гробу умершей матери и переправил их в Израиль.

Дальше - больше. Райкин, мол, поддерживает сионистскую организацию и сам собирается эмигрировать. Конечно, это был бред, но когда Театр миниатюр приезжал на гастроли без Райкина, все понимающе кивали головами – ну, да, он уже в Израиле.

Великого артиста после всех этих неприятностей хватил инфаркт, и он окончательно поседел. В это время его поддержал Леонид Брежнев, познакомившийся с ним еще во время войны. Брежнев исполнил просьбу Райкина. Вскоре по личному разрешению Генерального секретаря театр переехал в Москву, назвавшись Государственным театром миниатюр.

В 1982 году состоялась первая постановка спектакля «Лица», а в 1984-м - «Мир дому твоему». Артисту было в те годы более 70 лет, и он подолгу болел, но когда выходил на сцену, забывал о своих болячках.

В апреле 1987 года театр получает название - «Сатирикон». Незадолго до смерти Райкин с театром поехал в турне по Америке, где дал 24 концерта и 14 спектаклей. Говорил он тихо, чуть слышно, но русскоязычные американцы его прекрасно понимали. Его везде встречали стоя и со слезами на глазах. Люди предполагали, что этого великого артиста живым они уже не увидят. Последние выходы на сцену для Райкина были подвигом. К счастью, у него была опора в жизни – его талантливый сын.

76-летний артист успел передать все дела театра любимому сыну Константину и после осенних выступлений попал в больницу. Ни домой, ни на любимую сцену он больше не возвратился. В декабре 1987 года его не стало.

Все ждали некролога, подписанного партией и правительством. Поразительно, но об его смерти пресса и телевидение не сообщали в течение трех дней. Первыми о кончине знаменитого комика написали в ленинградской «Смене», и только затем - во всех центральных изданиях Советского Союза. Видимо, высшее руководство, опасаясь скандалов, хотело похоронить его «тихо и скромно».

Вот что рассказывает об отце Константин Райкин: «В миниатюрах своих он затрагивал темы, которые и сейчас злободневны. Это поразительно…..Папин театр был невероятно мощный, позитивный, где зритель получал колоссальное наслаждение. Такой театр освобождения от рабства. Хотя бы на время. Потому что то, что становилось смешным, переставало быть опасным».

Марина Тен.

Рейтинг: 
Голосов пока нет