Федерико Феллини: гений или душевнобольной наркоман?

Федерико Феллини - таинственный итальянец, самый загадочный режиссёр 20 века. Историю его жизни точно не знает никто, а работы великого мастера, получившего пять Оскаров, и сегодня зарождают в душе зрителя высокие, но порой неясные чувства. Впрочем, фильмы Феллини не менее загадочны, чем его жизнь.

«После этого вранья нос его стал до того длинным, что бедный Пиноккио уже не мог повернуть головы». Чем же связана старая сказка Карло Коллоди с режиссёром, спросите вы. Тем не менее, исследователи не раз называли Федерико самым большим обманщиком, сравнивая его со сказочной куклой. Впрочем, и сама сказка была его навязчивой мечтой, книгой, о которой грезил Федерико, но так и не смог ее экранизировать.

Расхождения в его биографии начали подмечать ещё в 60-х годах. Феллини с упоением рассказывал многочисленным представителям прессы о том, как жестоко его наказывали в школьные годы, ставили коленями на горох и сушеную кукурузу. Однако тут же появлялись разгневанные его бывшие учителя и одноклассники, утверждающие, что всё сказанное - ложь. А Феллини только усмехался: «Меня обвиняют, что безудержнее всего моя фантазия в том, что я рассказываю о себе. Уместно спросить: кому еще распоряжаться моей жизнью, как не мне самому?»

Феллини в детстве не раз удирал из дома с бродячим цирком. А в семнадцатилетнем возрасте он навсегда уезжает из провинциального Римини и направляется в Рим. Долгое время скитается по подвалам и прячется от полицейских, ищущих молодого памфлетиста, не желающего служить в армии. Только журналисту Федерико не очень повезло, и он был пойман.

Но и здесь его спасает прирожденный артистизм. После того, как Феллини был признан годным по всем показаниям, его усадили в машину и направили на фронт. Однако, увидев одного из немецких солдат, он выпрыгивает из машины и с громкими криками: «Фриц! Старина Фриц!», - бросается с объятиями к нему. Немец, естественно, с брезгливостью отталкивает «сумасшедшего». Тем временем, машина с призывниками уже была далеко. Так ли это было на самом деле - сказать сейчас трудно.

«Я очень рано понял, что отличаюсь от других людей. Чтобы не выглядеть сумасшедшим в глазах большинства, мне надо было стать кинорежиссером. Прелесть этой профессии в том, что тебе позволено воплощать в жизнь свои фантазии. Наши фантазии – вот наша настоящая жизнь», - сказал как-то Феллини. И он жил своими фантазиями, верил в них.

В шестидесятых годах Федерико серьезно начинает увлекаться мистическими учениями, в частности, теорией Кастанеды. Нередко перед началом работы он ставил на себе опыты с ЛСД, который тогда ещё не был под запретом. Наркотик на него не подействовал, а вот Кастанеда, несомненно, влияние оказал. Одним из самых показательных в этом отношении стал фильм «Джульетта и духи». Фильм, сам вершащий свою судьбу. Так, на одном из показов этой картины что-то случилось с бобинами кинопроектора, и они начали крутиться в странном порядке. Мистики утверждают, что у фильма была своя душа, которая и распоряжалась его историей.

Различные странности мучали Феллини всегда. Однажды в интервью он обмолвился: «Есть один фильм - я хочу сказать: идея, чувство, предощущение фильма, - с которым я ношусь уже пятнадцать лет. А он всё никак не даётся в руки, не удостаивает меня своим доверием, не раскрывает своих намерений. Каждый раз, как только я заканчиваю какую-нибудь работу, он неизменно даёт о себе знать, словно желая напомнить, что теперь наступил его черёд. Какое-то время он держится где-то рядом, выжидая, но в одно прекрасное утро глядь - а его и нет. И каждый раз, когда это случается, я даже радуюсь: слишком уж он серьёзен, ответствен, суров, родства между нами пока нет. Порой я даже начинаю подозревать, что это не фильм вовсе, а нечто иное, чего я ещё не в состоянии осмыслить, и тогда мне становится немного не по себе».

«Немного не по себе» - это то смутное чувство, которое тревожило Феллини беспрерывно. Особенно, по ночам. Перед рождением новой картины изо дня в день Федерико видел один и тот же сон: китаец, входящий в полусонный аэропорт, где начальником Феллини. Китаец, который завладевает и управляет им. Китаец, который ждет визу.

«Человек этот может быть королём или святым, но с таким же успехом — и цыганом, и бродягой, которого долгие годы унижений и нищеты сделали равнодушным к презрению окружающих. Какое-то непонятное чувство тревоги, беспокойства сжимает мне горло, лишает уверенности в себе, заставляет моё сердце биться учащённо. Я знаю, чужеземец ждёт моего решения, но он не задаёт никаких вопросов, ни о чём не просит, вообще молчит. Моей неуверенности, моему всё возрастающему беспокойству он безмолвно противопоставляет неоспоримый факт своего прибытия, своего присутствия. Дело теперь уже не в нём, а во мне: от него требовалось лишь прибыть — и вот он здесь. Это мне нужно решать, впустить его или нет, дать ему визу или отказать. Ощущение, что всё обстоит именно так, а не иначе, усиливает мою тревогу, моё беспокойство», - говорит Феллини.

Не менее удивителен и другой факт: в детстве Феллини тревожили неясные видения о его будущем, которые впоследствии сбылись. И то, как он прятался от итальянской полиции, и его «фея» - Джульетта Мазина.
Многие считали Феллини сумасшедшим, некоторые считают так и сегодня. Но его фильмы, завораживающие и загадочные, наверное, всегда будут привлекать внимание зрителей.
Рейтинг: 
В среднем: 3 (1 голос)