Игорь Сикорский: последний полет «Русского витязя»

Игоря Ивановича Сикорского назвали «русским Фарманом» ещё до того, как он создал свои тяжёлые самолёты – самые тяжёлые в мире на тот момент в мире. И первым из них стал «Русский витязь», 100-летие первого полёта которого отмечалось недавно.

В возможность этого полёта почти никто верил…

Мало кто из тогдашних великих авиаторов затруднял себя глубоким проникновением в теорию. Теория-то уже была – знаменитая работу Жуковского «О присоединённых вихрях» вышла ещё в 1904 году, а в 1906-м Николай Егорович уже разработал свою – верную – теорию подъёмной силы крыла. Но те из практических авиастроителей, кто пытался основывать свою работу на какой-то теоретической базе, пользовались ударной теорией Ньютона. Там фигурировали частицы, отбрасываемые передней зоной крыла, и расчёты давали заниженное значение подъёмной силы.

А прочие спецы и любители просто апеллировали к природе: маленькие птички летают, а страусы – нет. Это явно неспроста…

Сикорский, конечно, читал литературу по авиации; может быть, он читал и Жуковского. Но, думаю, его представление о перспективах самолёта было основано больше на интуиции, чем на теории. Я говорю не о конструкции – Игорь Иванович был отличным инженером, хотя и не доучился в Киевском политехе. Я говорю именно о перспективе, а о ней Сикорский говорил как поэт:

«Большая масса и скорость – вот залог будущности авиации. Не нужно бояться больших тяжелых машин! Дайте им скорость, и вы пустите в воздух вагон».

И он пустил в воздух вагон. А чем ещё мог казаться современникам «Русский витязь» (первым его официальным названием было «Гранд»), имевший длину 20 м и размах верхнего крыла 27 м?

Поначалу четыре мотора были поставлены в двух тандемных установках близко к фюзеляжу. Сикорский понимал, что эффективность заднего винта снижается из-за искажённого течения воздушного потока за передним. Но было совершенно нешуточное опасение: как поведёт себя машина, если откажет один из моторов? Хватит ли эффективности рулей направления, чтобы компенсировать разворачивающий момент?

Оказалось – хватит. И это уже была не интуиция, а результат лётных испытаний.

«Витязь» был хорошо сконструирован: он мог кое-как летать даже на двух моторах. А с четырьмя в тандемах летал уже очень прилично. Когда же Сикорский решился и поставил те же моторы в ряд на крыле, самолёт стал устанавливать рекорды – уже не весо-габаритные, а лётные.

…В сентябре 1913 история «Гранда» закончилась. Он стоял вне ангара, когда на него упал 80-сильный мотор «Гном» с самолёта «Меллер-2» – копия «Фрамана-16», изготовленного на заводе «Дукс». «Меллера» пилотировал Адам Габер-Влынский – отличный лётчик, между прочим, конкурент Сикорского по части установления российских авиационных рекордов. «Меллер» разбился вдребезги, Габер-Влынский остался почти невредим, у «Витязя» была разрушена коробка крыльев.

Сикорский не стал его восстанавливать.

Владимир Мейлицев.

http://takie.org/news/100_let_pervomu_poljotu_russkogo_vitjazja/2013-05-...

Рейтинг: 
В среднем: 5 (1 голос)