ЛЮБОВНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПЕТРА I

Люди, способные менять историю держав и открывать новые эпохи, обречены переживать в своей душе сверхъестественные страсти, которые простому человеку видятся либо бесноватостью, либо святостью. Пётр I был особенно сложной личностью. При жизни его окрестили антихристом, но исторически прижилось другое имя - Великий. К тому же, кроме государственного созидания, Пётр прославился ещё и как страстный любовник.                   

Появление на свет Петра I предсказали математик Иоанн Латоциний и звездочёт Симеон Полоцкий. Первый сделал это ещё в 1595 году, изложив в своей книге «О переменах государства» пророчество о «храбром принце», который будет родом с северных земель. Этот принц поведёт победоносную войну и возымеет неслыханные славу и власть. Второй же не только прочитал по звёздам великую судьбу будущего правителя России, но угадал даже день зачатия. О чём и объявил царю Алексею Михайловичу и царице Наталье Кирилловне Романовым на следующее утро после их любовной ночи.

 Неизвестно, поверила ли ему тогда царская чета, однако спустя девять месяцев, как и было предсказано, родился наследник. Царица едва не погибла при родах. Страдала она страшно, и поначалу её посетило отчаяние, что не жить ни ей, ни ребёнку. Однако палаты снова посетил Симеон… Он принёс две вести: Наталья Кирилловна разрешится, но страдать будет ещё два дня.

 Минул названный Симеоном срок, но плод не выходил, и царица умирала. Её причастили и ждали худшего конца. Спокоен оставался лишь звездочёт. По его словам, до рождения оставалось пять часов. Разрешилась же царица после четвёртого часа, и это повергло Симеона в печаль. Он объяснил, что последний час материных страданий мог бы дать новорождённому семьдесят лет жизни, а так век его составит – пятьдесят.

Столь необычное появление на свет соответствовало будущим странностям в характере Петра. Если не касаться его грандиозных дел в судьбе России, то в первую очередь необычайной была его любовная жизнь. В шестнадцать лет его женили на Евдокии Лопухиной, но подневольный брак не принёс счастья ни ему, ни ей. Пётр испытывал к жене лишь тяжёлое презрение, которое затем вылилось в жестокую ревность.

Случилось, что Евдокия вступила в любовную переписку с майором Степаном Глебовым. Царь, узнав об этом, пришёл в неистовство. Он приказал заточить Глебова в крепость, и в течение шести недель руководил пытками над ним, желая услышать признание в связях с Евдокией. Пытки назначалась самые суровые, каких удостаивались лишь опасные преступники. Даже просто ходить Глебов мог только по доскам, усеянным железными лезвиями. Так и не получив признание, Пётр приказал казнить майора, а Евдокию ждал монастырь с тюремными условиями.

Поистине безумную любовь Пётр испытал к латышке Марте Самуиловне Скавронской. В августе 1702 года её пленили русские солдаты во время взятия шведской крепости Мариенбург в Ливонии. Марта обстирывала их и без счёта ублажала, пока не стала любовницей сначала фельдмаршала Шереметева, а затем – Александра Меншикова. Только осенью 1703 её увидел Пётр и отнял у своего фаворита. Неграмотная и не в меру любвеобильная, она стала известна российской истории под именем Екатерины I.

Венчались они в 1712 году. До этого Екатерина была обычной любовницей Петра, его другом и советчиком по личным вопросам. Она сопровождала его в военных походах, причём брилась наголо и носила мужской костюм. Особо ценил Пётр её подсказки насчёт других любовниц: с кем стоит иметь связь, а кто из них недостоин царских ласк.

Роковыми стали отношения Петра с Марией Гамильтон, эффектной, удивительно красивой женщиной, которая задушила родившегося от него ребёнка. Пётр лично помогал взойти ей на эшафот, и она не сводила с него любящих глаз. Верила, что он отменит казнь. На ней было надето пышное платье, волосы уложены в роскошную причёску. Словом, обещалось волнительное приключение со счастливым концом.

И в самом деле, Пётр повёл себя необычно. Он дождался, когда палач опустит топор, затем взял в руки отрубленную голову любовницы и принялся объяснять собравшемуся народу особенности человеческой анатомии. Показал, где находятся позвонки, где -кровеносные сосуды… Закончив лекцию, он поцеловал мертвую голову в губы и швырнул её на землю.

Хладнокровие оставило Петра, когда открылась измена самой Екатерины. В бешенстве он едва не зарезал дочерей и один раз так хлопнул дверью, что она рассыпалась на части. Любовником супруги оказался камергер Виллим Монс. Очень скоро он предстал перед судом по обвинению в незаконном обогащении и, стоило ли сомневаться, был приговорён к смерти. Ему отрубили голову уже через восемь дней после суда.

После казни Пётр любезно усадил Екатерину и повёз показать шест, на острие которого красовалась голова Монса. Екатерина же повела себя на редкость спокойно, и не постыдилась заявить, что придворные распоясались. Пётр также не растерялся. Он приказал заспиртовать злосчастную голову и уставить её в спальне Екатерины.

Отношения супругов, конечно, дали трещину. Здоровье Петра после вести об измене серьёзно подорвалось, и любовный пыл его пошёл на спад. Екатерина между тем, оставалась полна страстей и желаний. Она начала вести себя заносчиво, словно готовилась взойти на трон. Здесь следует вспомнить о том, что прямого наследника у Петра не было, ведь сын от нелюбимой жены Евдокии царевич Алексей погиб не без его участия  в крепостных застенках.  Из восьми же детей Екатерины выжили только две девочки, Анна и Елизавета, да и они считались незаконнорожденными.

Общеизвестно, что осенью 1724 года Пётр лично спасал моряков с тонущего корабля, в результате чего простудился, и это послужило причиной его скорой смерти. Однако при дворе ходили совсем иные слухи об участи Петра. Говорили, что Екатерина воспользовалась случаем и отравила супруга. Действительно,  симптомы болезни Петра были очень схожи с симптомами отравления мышьяком. Тот же паралич, то же жжение в животе.

27 января 1725 года Пётр, едва проговаривая слова, попросил подать ему аспидную доску. Слабой рукой он написал: «Отдайте всё…» Фраза эта так и осталось незаконченной, хотя Пётр жил ещё до следующего утра. То ли он сам не пожелал дописать имя нового самодержца, то ли доску вырвала Екатерина…

 Гроб с его телом стоял непогребенным 40 дней.

Рейтинг: 
В среднем: 5 (1 голос)