Сталин в юности: мысли, идеалы, поступки

О периоде детства и юности Сталина известно очень немного, осквернители его имени опираются в основном на Троцкого и других недоброжелателей. Складывается впечатление, что Коба охранял своё прошлое от посторонних глаз. Но известно доподлинно, что юный Джугашвили остро переживал любую несправедливость и трудное детство закалило характер будущего лидера СССР.

Сталин умел не сообщать о себе «лишних» сведений. А если и сообщал, то эти сведения «почему-то» всегда противоречили друг другу. Ни один человек не мог предсказать его поведения и быть уверенным в том, что знает о нем «подлинную правду». Полное впечатление, что Сталин сознательно напускал туману. И напустил его столько, что мы теперь даже национальности и даты рождения Сталина достоверно не знаем.

А под личиной Сталин был глубок. Очень глубок. В нем смогла развиться та природная талантливость, которая была и никак не реализовалась у его отца. Если уж приписывать Сталину садизм и равнодушие к людям как следствие детских впечатлений, то с тем же успехом можно приписать ему уверенность в том, что всякий человек исходно — талантлив. И если не проявляет высоких способностей, то исключительно по лености и скверным чертам характера. А что? На примере отца Иосиф видел, что у самых «простых» людей могут быть качества, которые предстоит только раскрыть. Да и на своем собственном опыте Иосиф Виссарионович знал, что способности даются не одним только «буржуям».

Убедиться в этом Иосиф Джугашвили мог уже в Горийском духовном училище, где учился в 1890–1894 годах. Еще одна глупая легенда о Сталине. Якобы он последовательно истреблял всех, кто знал его в детстве или в юности. Но в Гори в Музее Сталина работали как раз люди, которые Сталина хорошо знали с детства. Они зарабатывали деньги тем, что рассказывали о Сталине и его семье экскурсантам. А когда этих людей не стало (просто от старости), оставались и остаются их воспоминания.

По этим воспоминаниям, 8 летнему Сталину были свойственны большая познавательная активность, живой, непосредственный ум. Может быть, эти люди и не могли написать ничего другого? Ах, да!!! Их же пытала и убивала «кровавая гебня», они не могли не славословить Сталина под угрозой пыток и ссылки на Колыму!!! Но тогда получается странная вещь: преподаватели училища. Потому что шестилетний курс он прошел за четыре года, и при том все предметы на «отлично». Наверное, «кровавая гебня» изобрела машину времени и слетала в 1894 год, пугала наганами преподавателей. Потому они И. Джугашвили и пятерки ставили, и в документах отмечали его таланты и активность.

Добавлю еще, что преподавание велось в основном на русском языке, тогда Сталину почти незнакомом.

В Тифлисской духовной семинарии Иосиф Виссарионович тоже проявил недюжинные способности: притом что в семинарии царила обстановка повседневного мелочного контроля, взаимных доносов, введены были строгий режим и почти военная дисциплина. А учился Сталин на «отлично» и не раз был отмечен за успехи. Среди анекдотических утверждений о Сталине (а их невероятно много) есть и такое: «Здесь Сталин перестал стремиться к успехам в учебе, т. к. занялся социалистическим самообразованием и революционной деятельностью».

Чем «социалистическое самообразование» отличается от любого другого, вопрос не ко мне. Но что Сталин много читал — это факт.

В квартире Сталина в Кремле и на его дачах были большие библиотеки, с книгами по истории, философии, экономике Книги постоянно использовались, и не только для развлечения. Сталин читал, делал пометки на полях, выписки (исключительно на русском языке). Эти заметки на полях, записки Сталина многое могли бы разъяснить в его вкусах и интересах… К сожалению, эти заметки мы никогда уже не прочитаем: все книги Сталина и его личный архив были уничтожены сразу же после его смерти.

Фактом является и то, что в 1899 году он потерял интерес к учению и в конце концов был исключен за неявку на экзамен. Неужели дело в том, что подросток так увлекся революционной деятельностью?! Судя по всему — да!

Сам Сталин говорил в 1931 г. в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом: «Я не могу утверждать, что у меня уже с 6 лет была тяга к социализму. И даже не с 10 или с 12 лет. В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье… Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма…»

Про иезуитские методы добавлю: применялись и розги. Ничего не знаю о том, часто ли их «пробовал» Иосиф Джугашвили, но тут, пожалуй, важен скорее сам факт.

В России XIX века «поповичи» из семинарии толпами шли «в революцию»: такое уж это было учебное заведение. Вероятно, нечто подобное произошло и с Иосифом Виссарионовичем.

Считается, что обучение в семинарии развило отрицательные черты Сталина: изворотливость, хитрость, лживость, двуличие, грубость. Что лицемерный характер политики Сталина, ее догматизм и нетерпимость, его личная подлость прямо сформированы годами обучения в семинарии.

Есть и еще более увлекательные утверждения. Например, о том, что церковное образование лишило Сталина чувства юмора. Так и пишут: «С ранней молодости Сталин был также начисто лишен чувства юмора». Вообще-то тексты самого Сталина и его выступления показывают совершенно другое, но вот, со слов некоего «друга детства» передают, что «общие друзья и соученики Сталина по духовной семинарии всегда печалились: Коба шутить совсем не умеет. Удивительно, грузин не понимает шуток. На самую безобидную отвечает кулаками»[95]. Вопрос, правда, а какую шутку считать безобидной? Можно понять ведь и так, что для кого-то шутки казались «невинными», а у Иосифа чувства собственного достоинства было побольше, ему такие же шутки невинными не казались.

Еще более забавно, хотя и не безопасно, выглядит утверждение о безусловном безбожии Иосифа Виссарионовича. В книге «Только один год» дочь Сталина, Светлана Аллилуева, писала: «церковное образование было единственным систематическим образованием, полученным моим отцом. Я убеждена, что церковная школа, где он провел в общем более десяти лет, имела огромное значение для характера отца на всю его жизнь, усилив и укрепив врожденные качества. Религиозного чувства у него никогда не было.

Бесконечные молитвы, насильственное духовное обучение могли вызвать у молодого человека, ни на минуту не верившего в дух, в бога, только обратный результат: крайний скептицизм ко всему «небесному», «возвышенному». Результатом стал, наоборот, крайний материализм, цинический реализм «земного», «трезвого», практического и сниженного взгляда на жизнь. Вместо духовного опыта он развил в себе совсем другой: близкое знакомство с лицемерием, ханжеством, двуличием, таким характерным для немалой части духовенства, которая верует лишь внешне, то есть на самом деле не верует вообще… Из своего семинарского опыта он заключил, что люди нетерпимы, грубы, обманывают свою «паству» и тем держат ее в руках, интригуют, лгут и, наконец, имеют многие слабости и очень мало добродетелей. Нетерпимость, негибкость, неспособность согласиться с противоположным мнением, если оно очевидно более здравое, я отношу в нем также за счет опыта, вынесенного из семинарии, где воспитанникам прививались фанатизм и нетерпимость».

Книга Аллилуевой не издавалась в России. Вышла она в США (Только один год, New York, Harper & Row Publishers, 1969), в наше время ее текст доступен на русском языке на lib.aldebaran.ru/author/allilueva_svetlana/

Говоря откровенно, верится очень с трудом. Не говоря о неловкости, с которой читаешь подленькие «откровения» дочери. Но малоуважаемая С. Аллилуева всего лишь доводит до предела то, что чаще всего пишут о семинарских годах И. В. Джугашвили.

Странно, что биографы упорно не хотят замечать очень простой вещи… Очень многое и в биографии Сталина, и в принимаемых им решениях (в том числе и уйти из Тифлисской семинарии) могут объясняться очень простыми причинами… Невольно думается, что за Сталиным просто упорно не хотя видеть никаких положительных и просто человеческих черт. Его легко обвиняют в психической патологии на основании надуманных объяснений, или просто высасывая из пальца какие-то «факты». Но «в упор не видят», что именно так, как он, и должен вести себя любой умный, а тем более любой выдающийся человек. Ничего нового.

Если не выдумывать, то что мы видим? Очень способного мальчика из бедной, незнатной семьи. Место приходского священника для сына сапожника — это просто лучезарная карьера, и мама мальчика только того для сына и хочет. Известно, что отец дважды пытался забрать Иосифа из семинарии, чтобы сделать его тоже сапожником. А мать возвращала сына назад. До конца своих дней (умерла в 1937-м), Катерина-Кеке Джугашвили жалела, что ее сын священником так и не стал.

Но что должен был думать и чувствовать мальчик, подросток, обреченный на судьбу приходского попика в селе или мелкого уездного чиновника? Обреченный независимо от его способностей и амбиций? Он-то почему должен был принимать свою судьбу как неизбежность? Вот он ее и не принял…

Талантливый человек, он легко освоил курс наук семинарии. Он убедился, что из книг и общения с людьми извлечет больше, чем из уроков. Может быть, для него и заканчивать семинарию особого смысла не было? Об этом пишут не менее анекдотические вещи: «исключен за революционную деятельность»[96]. А зачем ему нужен был этот экзамен? И аттестат семинарии? Чтобы всю жизнь перекладывать бумажки? Или махать кадилом в церкви?

Талантливым людям свойственно обостренное чувство справедливости. Это слабаков семинария могла сломать. Как писал еще одна жертва семинарского образования. Помяловский: «многих розга сделала дураками или подлецами»[97]. Но Сталина-то даже его заклятые враги слабаком не считали. Скорее можно предположить, что семинария сделала Сталина жестче, но и порядочнее.

По крайней мере, «душевно здоровые» члены ЦК ВКП(б) охотно смотрели порнографические открытки и соответствующие «французские фильмы». Сталина порнография коробила. Кстати, люди с нормальными психическими реакциями и нормальной потенцией в порнографии обычно не нуждаются — им она скорее неприятна. Сталин был душевно здоровее остальных коммунистов… большинства.

Садист? Ни одна из женщин Сталина не заметила в нем этих наклонностей. Отец трех разнополых детей, он единственный раз за всю жизнь отлупил ремнем своего младшего непутевого сына Василия (судя по всему, напрасно: пороть этого гаденыша следовало беспрерывно). Свои обиды детских и подростковых лет Сталин на слабых в своей семье не выместил. В отличие от многих «товарищей по партии», кстати.

А то хорошее, что можно было вынести из семинарии, он и вынес. Нет ничего более лживого до подлости, чем писания Аллилуевой про безбожие ее отца. К «воинствующему атеизму» Сталин относился с полным отвращением и с вождем «научных атеистов» тов. Кагановичем отношения у него были весьма прохладные. В одной из своих записок 1920-х годов Сталин называет богоборческие брошюрки вполне конкретно: «антирелигиозной макулатурой».

Троцкий, Ленин, Губельман, Бухарин, Апфельбаум-Зиновьев, Стеклов-Нахамкес вовсю лезли на страницы прессы, в кино. Исторические личности, как-никак! Они охотно делились биографическими подробностями любого решительно рода.

Зрелого Сталина откровенно раздражал «лишний» интерес к его биографии. Британский историк Монтефиоре нашел в архивах письмо Сталина в Политбюро: «Прошу не допускать попадания в наши газеты мещанского мусора, публикации новых «интервью» с моей матерью и прочей ненужной огласки. Избавьте меня от стремления этих мерзавцев к сенсациям!»

Легко сделать вывод, что Сталин «чего-то боялся». Но если не приписывать ему любой ценой извращенных реакций и патологий, намного легче предположить — Иосиф Виссарионович не любил копаний в том, что считал своим интимным делом. В конце концов, выяснения — кто был настоящим отцом Сталина или порола ли его мать, ничем не лучше выяснений, была ли Наталья Николаевна Гончарова светлым ангелом или черным демоном в жизни Пушкина. Порой бывает жаль, что Пушкин не может появиться на докладе «Любила ли Пушкина Натали». Прийти с пистолетом, заткнутым за пояс, под руку с Наташей, сесть в первом ряду, положить руку на рукоять оружия и ласково улыбнуться докладчику…

Так же порой бывает жаль, что Сталин не может собственноручно «заняться» своими биографами.

Андрей Буровский

http://vremia-vpered.org/index.php/stati/nasha-istoriya/gosudarstvennye-...

Рейтинг: 
В среднем: 5 (1 голос)