ТЫСЯЧИ ДЕВСТВЕННИЦ ДЛЯ МАО

К одному из «красных» революционеров ХХ века совершенно не подходит расхожая характеристика человека-машины, внутри которого бы вращались шестерни материалистических убеждений и гудел бы «вместо сердца пламенный мотор». Речь идёт о Мао Цзэдуне, восточном мистике, верившем в бессмертие. Обрести вечную жизнь он собирался, используя свой безудержный сексуальный пыл.

 Гениальности великих людей зачастую сопутствует порочность, тяга к самым низменным и извращённым страстям. Это роковая изнанка, обратная сторона величия. Бывало и такое, что тираны и творцы возводили свои пороки в нечто священное, в ранг ритуала, награждали их магическим смыслом. Так и Мао Цзедун. Он мечтал повторить опыт Жёлтого императора.

Природа наградила Мао бешеным сексуальным пылом, и пыл этот не ослабевал до преклонных лет диктатора.  Была лишь заминка в пору самой жёсткой политической борьбы, когда психическое переутомление спровоцировало временную импотенцию. Однако с началом 1960-х гг. противники Мао исчезли, власть его стала безграничной, и жизненные силы «великого кормчего» забили фонтаном.

Мао Цзедун одинаково свято чтил как марксизм, так и даосизм. Он благоговел перед формулой правителей древности, по которой следует, что продолжительность жизни зависит от числа красивых женщин, побывавших в твоей постели, и чем они моложе, тем более животворным окажется эффект от соитий. Особенно же вдохновляла «великого кормчего» легенда о Жёлтом императоре, который в Китае считается праотцом ханьского народа. Согласно данной легенде Жёлтый император обрёл бессмертие, и помогли ему в этом тысячи тысяч девственниц.

Жён у Мао было четыре и, кроме того, одна за другой менялись любовницы. Так было прежде… Совершенно иной ритм жизни начался с 60-х. Партийные и государственные функционеры, военачальники и телохранители получили от Председателя задание искать и поставлять ему самых красивых девушек Китая. И юношей тоже…

Изо дня в день, из часа в час Мао причащался к бессмертию, увлекая в свою постель юные тела. А весь китайский народ в едином религиозном экстазе произносил каждое утро вместо молитвы здравицу: «Десять тысяч лет Председателю Мао!»

Казалось бы, Мао должен был оставить после себя целое племя потомков, десятки, сотни детей. Но нет. Ещё в середине 1950-х гг. он перенёс воспаление предстательной железы, которое усугубилось странным дефектом. Левое яичко уменьшилось в размерах, а с правым произошло неопущение в мошонку. Данная неприятность обычно носит врождённый характер и в целом для репродуктивных функций не опасна, но в случае приобретения грозит раком яичка.

Мао был подвергнут внимательнейшему обследованию, в результате чего выяснилось, что опасность рака ему не грозит. Однако медикам стала известна другая проблема. Пациент лишился способности к деторождению и восстановить ее невозможно. Узнав об этом, вождь пришёл в ужас. Безграмотный в делах медицины, он перепутал бесплодие с бессилием. Личный врач Ли Чжисуй потратил немало сил, чтобы объяснить разницу между этими недугами.

Любовницы и любовники Мао перед тем, как попасть к нему в спальню, проходили тщательные проверки на состояние здоровья. Тем не менее, число их с каждым днём росло. В итоге медиками был допущен недогляд. Одна из девушек подарила великому кормчему нехорошее заболевание,  каким часто страдают простые смертные, а именно – трихомоноз.

Для медиков не было проблемой вылечить вождя от подобной венерической заразы. В их распоряжении имелись все новейшие на то время препараты. Требовалось лишь получить от пациента согласие. Но это-то как раз и стало непреодолимым препятствием. Узнав, что на период лечения предстоит отказаться от любовных утех, Мао пресёк все увещевания врачей, и потому до конца жизни оставался переносчиком трихомоноза. Невозможно подсчитать, скольких китайских дев он успел им заразить.

Мао был одержим сексом, а одержимость, как учит психиатрия, зачастую сопряжена с манией величия и манией преследования. Первый симптом для Мао являлся, пожалуй, непреложным свойством его натуры. Другое дело, мания преследования. Она дала знать о себе с пугающей силой, став первым сигналом к расстройству здоровья.

Так, однажды вождю вдруг показалось, что в его плавательном бассейне отравлена вода. В другой раз во время поездки по стране он заявил, что целиком ядовит гостевой дом, в котором происходила остановка. Вскоре Мао потерял возможность адекватно реагировать на обычные житейские обстоятельства, что означало лишь одно – паранойю. Начались бессонница, кожный зуд, головокружение…

После 65 лет Мао серьёзно сдал. Здоровье его стало стремительно ухудшаться. Какое уж там бессмертие! Пришлось пересмотреть свои чаяния и остановиться в мечтах на 80-летнем рубеже. Хотя бы.

Одолеваемый недугами вождь не желал расставаться с сексуальной силой. Он требовал, чтобы ему регулярно вкалывали экстракт из оленьих рогов, который, как считается, повышает потенцию. Мао продолжал верить в животворную магию секса и уже дряхлеющий, чувствующий, что смерть караулит его. Он по-настоящему влюбился. Это была неграмотная проводница спецбригады Чжан Юфэн, девушка необычайной красоты. Она обладала огромными глазами и необычной для Азии белой кожей. Словом, героиня современных анимэ.

Чжан Юфэн суждено было стать самым властным человеком в окружении Мао, его ангелом-хранителем. Так сложилось, что после их знакомства, в состоянии здоровья Мао настало резкое ухудшение. Вождь слабел на глазах, и Чжан неотлучно берегла его покой. Только личный врач мог входить к Мао без её позволения. Все другие люди, включая членов Политбюро, а также законную жену вождя Цзян Цинн, были обязаны согласовывать свой визит с Чжан.

В последние два месяца жизни Мао перестал различать предметы и лишился речи. Для того, чтобы общаться, он использовал либо записки, либо прибегал к помощи Чжан. Она одна умела его понимать едва ли не на телепатическом уровне.  До самой агонии «великий кормчий» надеялся на выздоровление, и умер он с ясными глазами, в которых сияла эта надежда – жить. Шёл 1976 год, на дворе стояла осень…

Рейтинг: 
В среднем: 4 (1 голос)