Бордели вермахта: истинно немецкий порядок

Проституция в фашистской армии была жестко регламентирована и организована. Истинно немецкое желание все делать наилучшим способом вело к тому, что были составлены абсолютно точные инструкции, предписывающие не только во что должна быть одета труженица борделя, встречающая клиента, но и сколько раз этот самый клиент должен был намылиться перед доступом к постельным утехам.

Изначально пришедшие к власти нацисты стремились к внедрению в чем-то даже пуританских взглядов, основанных на семейных ценностях, расовой чистоте и гигиене. Был даже принят указ, согласно которому проститутка дажг могла быть задержана за неприличные приставания. Однако, миллионы молодых немцев, надевших по приказу своего руководства военную форму, требовали сексуального удовлетворения, в вермахте процветали гомосексуализм и изнасилования. По этим причинам уже девятого сентября 1939 года В. Фрик, бывший тогда министром внутренних дел, издал указ об организации борделей на оккупированных территориях.

Франция, как признанная всем миром страна любви, внесла один из самых значительных вкладов в сексуальное обслуживание оккупантов. Страна капитулировала в конце июня 1940 года, а уже в середине июля появились указы о борьбе с уличной проституцией и создании борделей для военнослужащих вермахта. Немцы просто проводили конфискацию приглянувшихся им борделей, меняли в них руководство и строго следили за выполнением установленных ими правил.
Каждый публичный дом обслуживал свою категорию посетителей, солдаты и унтер-офицеры должны были посещать разные заведения. Офицеров же обслуживали в специально созданных гостиницах. Естественно, класс «девочек» и уровень «сервиса» от заведения к заведению менялся. Например, если перед началом «сеанса» с офицером проститутка обязана быть полностью одетой, имея хорошим маникюр и макияж, то солдата разрешалось встречать, лежа в постели в готовности к немедленному удовлетворению его желаний. Норма приема солдат на одну женщину доходила до шестисот человек в месяц, и тут, конечно уже было не до сантиментов. Постельное белье, которое в офицерских заведениях менялось для каждого клиента, в солдатских выдерживало до замены десятерых.

Талоны на посещение публичных домов солдатам и унтер-офицерам выдавались вместе с увольнительной. Обычно их количество в месяц составляло пять. Однако в качестве поощрения их количество могло увеличиться, либо снизиться как наказание. Кроме того, талоны в публичные дома стали своеобразной солдатской валютой и могли быть выменяны, например, на мармелад. Стоимость посещения солдатского публичного дома составляла около трех марок. Солдату выдавали кусок мыла, которым в соответствии с инструкцией он должен был дважды намылиться, полотенце и три презерватива. Интересно, что при таком количестве контрацептивов, средняя продолжительность визита, как посчитали дотошные немцы, составляла 15 минут.
Естественно, что при таких объемах сексуальных услуг рождались и дети. И если в «расово неполноценной» Франции такие события особенно не приветствовались, то в Бельгии, Голландии, Дании и Норвегии, чье население признавалось арийским, военное командование и фашистское руководство прямо поддерживало «осеменение» тамошних женщин. Созданная под эгидой СС организация «Лебенсборн» давала возможность матерям-одиночкам «чистой расы» рожать в своих приютах и занималась устройством дальнейшей судьбы ребенка. В странах Северной Европы такой «приплод» составил около 100 000 детей.
Были и дома терпимости, где работали исключительно немки. Труд в них не только хорошо оплачивался и давал льготы и привилегии, но и считался делом патриотичным.
Немки с «промытыми» гебельсовской пропагандой мозгами были готовы рожать от своих чистокровных солдат и офицеров детей и передавать их на воспитание государству. Требования к работницам немецких публичных домов были очень высокими. Кроме справки о чистоте рода нужно было обладать голубыми или серыми глазами, светлыми волосами, ростом от 175 сантиметров и хорошими манерами. Естественно к таким дамам подпускали только «истинных арийцев». Немцы вообще вели себя «не по-товарищески»: солдаты и офицеры армий, союзных Германии, в бордели вермахта не допускались.

В след за ордами фашистских захватчиков немецкие проститутки в составе передвижных борделей устремились и на оккупированные территории СССР. Начальник генерального штаба Ф. Гальдер очень переживал, судя по своим запискам от 23 июня 1941 года, об отставании передвижных борделей от стремительно продвигающихся на Восток частей. Однако, на всех еще мало битых немецких «кобелей», соотечественниц уже не хватало. Было принято решение о наборе проституток из местного населения, соответствующего арийским стандартам красоты, в первую очередь из коренных жительниц Прибалтики. Однако голубоглазых златовласок ростом 175 сантиметров на всех не хватало, и стали набирать любых более-менее симпатичных, готовых от голода и безысходности торговать собой. Зачастую женщин забирали в публичные дома насильно. Массовый характер приобрели и случаи изнасилования немецкими военнослужащими советских женщин.
Интересно, что гитлеровцы имели в этом смысле довольно жесткие законы, и за сексуальные преступления в годы второй мировой войны около пяти тысяч их военнослужащих были за такие «подвиги» привлечены к ответственности. За изнасилование малолетней могли даже и расстрелять. Однако все случаи осуждения зафиксированы только в Западной Европе. На землях славян фашисты вели себя, как настоящие скоты, а их судебная система закрывала на это глаза.   
Рейтинг: 
В среднем: 5 (2 голоса(ов))