Фашисты не смогли создать свою «Катюшу»

«Залп батарей одного дивизиона, 120 снарядов, выпущенных за пятнадцать секунд, – это огненный шквал. Он превращал в сплошное месиво огромные площади, находившиеся за 10 километров. Танки подбрасывало вверх, как мячи, с них срывало башни и гусеницы, и они отлетали на десятки метров» - вспоминал бывший командир дивизиона легендарных «Катюш» генерал-лейтенант А.Ф. Пануев. Если таковы воспоминания советского военачальника, то просто страшно представить, что испытывали немцы, попав под ураганный огонь советской реактивной артиллерии. По свидетельствам советских солдат и офицеров, выжившие под ударами «катюш» гитлеровцы были настолько деморализованы, что сопротивления оказать практически не могли.

Впервые батарея, под командованием капитана И.А. Флерова, собранная из пяти опытных и двух серийных машин БМ-13, «подбросила немцам огоньку» на железнодорожной станции Орша 14 июля 1941 года. Существует также информация, согласно которой второй удар батареи Флерова 16 июля 1941 года был нанесен по эшелонам с боеприпасами различных объединений Красной Армии, с целью не допустить их захвата противником. Приказ об этом ударе был отдан лично заместителем начальника артиллерии Западного фронта генералом Г.С. Кариофили.
После первого же применения «Катюш», по воспоминаниям  фельдмаршала Кейтеля, Гитлер вызвал начальника военной разведки адмирала Канариса и устроил ему форменный разнос. Лицо фюрера покраснело, руки его тряслись. Он обвинил Канариса в том, что Абвер проспал разработку новейшего советского оружия. 
Нужно сказать, что обвинения были не вполне справедливыми. Абвер вел пристальное наблюдение за разработками советского реактивного оружия. Была даже предпринята попытка вербовки одного из ведущих конструкторов,  Георгия Эриховича Лангемака. Отец конструктора был принявшим гражданство Российской империи немцем, мать - француженкой из Бельгии. Однако родители, будучи оба протестантами, окрестили ребенка в православии. 
Попытка вербовки провалилась. Абвер прекратил слежку за разработками в 1937 году. Тогда детище Тухачевского, Ракетный научно-исследовательский институт подвергся «чистке». Были арестованы и осуждены все его ведущие конструкторы. Г.Э. Лангемак и И.Т. Клейменов были расстреляны как немецкие шпионы и участники террористической организации. Канарису и в голову не могло прийти, что их разработки будут продолжены в ставшими знаменитых позже «шарагах» Берии, также осужденными С.П. Королевым и В.П.Глушко.
Однако, теперь перед гитлеровцами встала задача захвата пусковой установки «Катюши» и скорейшее внедрение в производство собственного оружия по ее образцу. За захват установки был обещан «Железный крест» и длительный отпуск. Естественно, задачи советского командования были прямо противоположными. 
За сдачу противнику «Катюши» виновным угрожал расстрел. На каждой пусковой установке был установлен ящик с взрывчаткой для подрыва ее при угрозе захвата. И советские воины жертвовали своими жизнями, чтобы не допустить попадания оружия к врагу. 
Не избежал этой участи и капитан Флеров. При выходе из окружения 7 октября 1941 года его батарея попала в засаду в районе деревни Богатыри под Смоленском. Капитан отдал приказ о подрыве машин. Несмотря на шквальный огонь противника, его бойцы приказ выполнили. Сам Иван Андреевич подорвал себя вместе с первой пусковой установкой. 
Однако не все было так гладко. В сентябре 1941 года диверсантам Отто Скорцени из дивизии СС «Рейх» в районе деревни Сакуны удалось захватить три советских «гвардейских миномета». Был получен приказ о немедленной их отправке в Германию. Первый же транспортный самолет доставил установку фашистским инженерам.
На заводе, производящем немецкие шестиствольные минометы, известные в Красной армии под прозвищем «Ванюша», пусковую установку разобрали по винтику. Простота конструкции поразила немецких инженеров. Сваренные из рельсов направляющие соединялись лонжеронами, и практически это было все. Казалось, ничто не мешает запускать оружие в серию, однако немцев ждал крайне неприятный сюрприз. Немецкие реактивные снаряды либо вяло сползали с направляющих и падали прямо перед пусковой, либо, наоборот, на огромной скорости уносились в небо, где и взрывались, не причинив вреда. Стало ясно, что нужны и советские снаряды. Их  удалось захватить только весной 1942 года в Крыму.
Немцы обнаружили, что секрет состоит в специальных удлиненных тротиловых шашках и разработанном советскими учеными бездымном порохе. Было выяснено, что выпускавшиеся немецкой военной промышленностью пороха для этих снарядов не годятся. Одним из важнейших параметров пороха является разброс значений теплоты взрывчатого превращения. Чем ниже этот параметр, измеряемый в условных единицах, тем стабильнее горит порох, вызывая необходимую тягу. Пороха же с большим разбросом этого значения либо не дают необходимой тяги, либо взрываются при зажигании. За более чем 10 лет научных работ ученым из советского РНИИ удалось создать пороха с разбросом не более чем сорок единиц. Немецкий же порох имел разброс более ста единиц в пределах одной партии.
Фашистское руководство немедленно поставило перед своими химиками задачу в кратчайшие сроки разработать необходимый порох. Но Красная Армия времени им на это не дала.
Рейтинг: 
В среднем: 4.3 (6 голосов)