Как в августе 1991 года патриотически настроенные моряки самовольно угнали подводную лодку

В 1991 году, в смутные дни ГКЧП, на Дальнем Востоке, из-за нехватки информации, царила неопределенность. Возле КПП воинских частей собирались пикеты граждан. Народ желал знать, на чьей стороне находятся Вооруженные Силы. Население городов «бурлило». Главнокомандующий Тихоокеанским флотом адмирал Геннадий Александрович Хватов, решив без особых потерь переждать опасный период, лег в больницу.

В это суровое время дизельная подводная лодка ПЛ Б-855 проекта 641 находилась на среднем ремонте в бухте м. Улисс. На время проведения ремонта все вооружение было снято. А топлива оставлено в количестве, позволяющем маневрировать в бухте и вернуться своим ходом к месту постоянной дислокации (бухта б. Улисс). Офицерский состав появлялся на лодке только в «рабочее» время. Постоянно находился на борту только один вахтенный офицер.

Из-за того, что на лодке связь работала только в режиме УКВ, офицеры не имели информации, что 21 августа в развитии событий ГК ЧП наступил коренной перелом. Старший помощник командира ПЛ Андрей Медведев, посмотрев до часу ночи с двумя матросами телевизор и услышав сообщение, что члены ГКЧП вылетели к Горбачеву, решил, что настало время что-то делать. Позже выяснится, что вечером, перед сдачей дежурства, он выпил с друзьями стакан водки.

Кроме Медведева, на лодке находились несколько старшин. Всем стоящим на вахте матросам срочной службы до дембеля оставался один месяц. Решив, что ему с такой властью не по пути, Медведев обратился с речью к вахтенным и все дружно поддержали старпома в том, что что-то надо делать. Старпом принял решение сняться с якоря, выйти в нейтральные воды и там обратиться к экипажу первого встреченного гражданского парохода с заявлением, что личный состав лодки подчиняется только российскому правительству, требует освобождения Президента СССР и личной встречи с ним. А если личная встреча невозможна, то прямой связи по радио. Находящиеся на борту лодки, посовещавшись между собой, решили оставить на субмарине только самых опытных матросов.

Вместе с Медведевым в состав экипажа вошли шестнадцать человек. От пирса отошли без происшествий. Но, как только лодка взяла курс на выход из бухты, ее случайно заметил, выйдя на балкон своей квартиры, командир ПЛ Б-855 капитан II ранга Владимир Жгирев. Увидев, что его лодка отходит от пирса, он сразу позвонил в штаб, но ему ответили, что о происшествии ничего не знают.

Мимо брандвахты лодка прошла, подняв над кормой Андреевский флаг. Вначале члены экипажа решили поднять российский триколор, но на лодке не нашлось ни красной, ни синей материи. Для изготовления Андреевского флага командир отделения минно-торпедной группы старшина 1-й статьи Пестерев использовал простыню и вырезанные из синего одеяла полосы.

Когда окончательно стало ясно, что лодка, не получив разрешения, самовольно вышла в открытое море, были выдвинули две версии. Первая – лодку и ее экипаж захватили террористы; вторая: Медведев угнал подводное судно с неизвестной целью.

Тем временем субмарина, двигаясь со скоростью в четыре узла, подошла к острову Аскольд, находящемуся в семи милях от Владивостока и, экономя топливо, легла в дрейф. Используя работоспособные средства радиосвязи, экипаж лодки вышел в эфир и сообщил всем гражданским судам, что ими поднят Андреевский флаг в знак поддержки Ельцина. По свидетельству старшины 1-й статьи Алексея Пестерева, капитаны гражданских судов предлагали свою помощь и продукты питания. Они намеревались также защитить лодку, взяв ее в кольцо, но экипаж от помощи отказался. Слух о самовольно вышедшей в море подводной лодке мгновенно разлетелся по всему Тихому океану.

На поимку вышедшего из подчинения подводного судна были отправлены шесть боевых кораблей: три ракетных катера, пограничный корабль, торпедоловы, а кроме них - спасательные суда. Подойдя к лодке первым, пограничный корабль сделал несколько предупредительных выстрелов в воздух, а с борта одного из катеров подводникам сообщили, что вся власть перешла к Ельцину и вопрос с ГКЧП уже решен. Прослушав по радиостанции «Маяк» выпуск новостей и убедившись, что ГК ЧП свергнут, подводники приняли решение следовать во Владивосток.

На пирсе мятежников встречали контрразведчики, автоматчики и все командование Тихоокеанского флота. Как только экипаж сошел на берег, Медведев был задержан. Его отвезли в госпиталь, где взяли пробу крови на алкоголь, провели осмотр у невропатолога и психотерапевта, после чего отправили на гарнизонную гауптвахту, а всех остальных разместили в казарме.

Длительное время шел допрос всех членов экипажа. Командование флота пыталось создать видимость, что несшие вахту матросы во главе с Медведевым собирались угнать лодку в Японию. Но за моряков вступился депутат Приморского краевого Совета народных депутатов капитан I ранга Виктор Черепков. Забрав с лодки сделанный старшиной Пестеревым Андреевский флаг, он пообещал показать его лично Ельцину.

Позже начальник штаба Тихоокеанского флота вице-адмирал В.И. Калабин на встрече с журналистами скажет, что, выйдя в море с третью численного состава на неисправной лодке, капитан-лейтенант Медведев подвергал людей смертельной опасности. И что медицинское заключение показало, что он, командуя лодкой, был сильно пьян. Калабин также подчеркнул, что даже самый опытный командир подлодки всегда выходит из маленькой и мелкой бухты с помощью двух буксиров и, естественно не находится при этом в пьяном состоянии.

Для матросов срочной службы участие в угоне подводного судна прошло без каких-либо осложнений. Ровно через месяц они все были уволены в запас.

А Андрея Медведева - первого, кто поднял в России Андреевский флаг, и некоторых других офицеров с его подводной лодки осенью уволили из рядов ВМФ по служебному несоответствию. Сочтя поступок старшего помощника безрассудным и угрожающим жизни людей.

После увольнения Медведев вернулся на родину в Алтайский край и стал работать в частной фирме, занимающейся литьем и ковкой металлических изделий. О произошедшем на борту подводной лодки он старается не вспоминать. "Это все из прошлой жизни, когда мне было 30 лет, были сплошные эмоции, полное отсутствие логики и здравого смысла. У
меня осталась одна обида - за то, что уволили по служебному несоответствию. Хотя бы за дискредитацию или пьянство. … Если говорить, что я был трезв в тот момент, это было бы неправдой. Но бойцам я все спокойно объяснил, никого не заставлял. На берегу оставили матросов, которые хотели с нами пойти, но им до "дембеля" оставался месяц, и мичмана, у которого через неделю должна была состояться свадьба. Никакого приказа с моей стороны не было" – говорит он.

У бывшего офицера ВМФ осталась большая обида. Ведь раньше он был признан одним из лучших офицеров на Тихоокеанском флоте. Ходили слухи, что позже его приглашали вернуться во флот, но он отказался.

Михаил Осташевский.

Рейтинг: 
Голосов пока нет