Строго засекреченная авария , или Прерванный полет космического корабля «Союз-18А»

«Чистые» номера, т.е. номера без дополнительных цифр или букв, дописываемых к основному номеру через дефис, по традиции советской космонавтики присваивались только запускам, которые прошли успешно. Полет «Союза» с космонавтами Олегом Макаровым и Василиям Лазаревым успешным не был, поэтому получил обозначение «Союз-18-1» (а иногда 18А), а его история надолго была похоронена в архивах под грифом «Совершенно секретно»...

24 мая 1975 года СМИ Советского Союза сообщили о том, что с космодрома Байконур был произведен запуск корабля «Союз-18» с космонавтами Петром Климуком и Виталием Севастьяновым на борту. Корабль успешно состыковался с орбитальной станцией «Салют-4», на которой космонавтам предстояло работать в течение двух месяцев.

Публикации в СМИ были чистой правдой, но они не сообщали о том, что ранее, а точнее 5 апреля 1975 года, с космодрома Байконур был произведен запуск корабля «Союз», на борту которого находились Олег Макаров и Василий Лазарев. Полет продолжался 21 минуту 27 секунд, и он завершился в 1574 км от места старта в одном из глухих районов Горного Алтая. Высота подъема корабля составила 192 километра. Он также назывался «Союз-18», но из-за того, что запуск был неудачным, то после завершения полета получил обозначение «Союз-18-1» (Союз-18А).

Как было установлено позже, причиной аварийной ситуации стал неправильно открывшийся стык между второй и третьей ступенями. Из-за неверной команды преждевременно раскрылись три из шести замков. В результате этого вектор тяги отклонился от расчетного направления движения, возникли опасные поперечные ускорения и нагрузки. Ракету-носитель начало раскачивать. Система аварийного спасения сочла происходящее, как угрозу для жизни экипажа, автоматически отделила спускаемый аппарат от ракеты-носителя и он начал аварийный спуск на Землю с высоты около 170 километров.

По мнению летчика-космонавта Владимира Аксенова, авария ракеты на такой высоте приводит к смертельно опасному для человека спуску с перегрузкой 19g и более. Позже Лазарев скажет, что у него было ощущение, словно ему на грудь наехала автомашина, а Олег Макаров напишет в воспоминаниях: «Стало «уходить» зрение: сначала оно перешло в черно-белый цвет, затем стал сужаться угол зрения. Мы находились в предобморочном состоянии, но все же сознание не теряли. Пока перегрузка давит, думаешь только о том, что надо ей сопротивляться, и мы сопротивлялись, как могли. При такой огромной перегрузке, когда невыносимо тяжело, рекомендуется кричать, и мы кричали изо всех сил, хотя похоже это было на сдавленный хрип».

Выяснится, что в течение нескольких секунд перегрузки достигали значения 26g, в результате чего у обоих космонавтов на какое-то время произошла остановка сердца, и отказало зрение. Чудом им удалось остаться живыми. В сознание они пришли после того, как сработала парашютная система. Лазарев потерял слух, но был способен принимать правильные решения.

Отсутствовала обратная связь с ЦУПом. Космонавты не слышали центр управления полетами, а центр их слышал. Поэтому Генеральный конструктор Валентин Глушко отчетливо услышал произнесенную Макаровым матерную тираду в его адрес по поводу работы двигателей второй ступени. И, покраснев от гнева, во всеуслышание заявил, что Макаров космоса больше не увидит.

Приземление спускаемого аппарата произошло в одном из глухих и труднодоступных районов, к юго-западу от города Горно-Алтайска. Он опустился на склон заснеженной горы Теремок-3 на высоте 1200 м и начал скатываться вниз. По счастливой случайности, космонавты не отстрелили после касания с Землей парашют, как это было положено по инструкции. Только благодаря тому, что парашют зацепился за дерево, аппарат остановился в 152 м до обрыва. Температура на местности составляла -7 градусов.

Покинув капсулу спускаемого аппарата, космонавты стояли по грудь в рыхлом снегу и смотрели на чудом остановившийся недалеко от пропасти спускаемый аппарат. Сняв скафандры, они переоделись в теплозащитные костюмы ТЗК-10.

Вертолет поисково-спасательной службы не смог зависнуть над местом посадки и высадил спасательную команду на лед реки Уба у подножья горы Теремок-3. В результате попытки спасателей подняться по склону горы, сошла снежная лавина, которая засыпала всю группу. Второй группе пришлось откапывать своих товарищей.

Тем временем замерзающие на морозе космонавты опять были вынуждены бороться за жизнь. Первым к ним пробрался геолог, высадившийся с вертолета геологической партии, но помочь космонавтам подняться на борт вертолета он не сумел. Их сняли с вершины горы только на следующий день. Командир вертолета поисково-спасательной службы отказывался брать на борт геолога, ссылаясь на требования инструкции, запрещающей брать посторонних. Его взяли только после того, как О. Макаров заявил, что без него никуда не полетит.

Более, чем через месяц, в газетах поместили сообщение о том, что полет корабля «Союз-18» с космонавтами Василием Лазаревым и Олегом Макаровым на борту прекращен из-за отклонения параметров движения ракеты-носителя от расчетных значений. А экипаж совершившего мягкую посадку спускаемого аппарата доставлен спасателями на космодром. Званий героев Советского Союза за полет, который едва не стоил им жизни, космонавтам не дали, ограничившись награждением орденами Ленина за проявленные мужество и героизм.

Было опубликовано официальное сообщение, что перегрузки не повлияли отрицательно за здоровье космонавтов. О том, что через некоторое время у Лазарева и Макарова начались серьезные проблемы со здоровьем, СМИ умолчали.

Несмотря на высказанную сгоряча угрозу Валентина Глушко, Олег Макаров еще дважды летал в космос, входя в состав экипажей кораблей «Союз-27» и «Союз Т-3». Василию Лазареву больше не удалось полететь. В 1985 году он был отчислен из отряда космонавтов и уволен из рядов Вооруженных Сил по состоянию здоровья.

Михаил Осташевский.

Рейтинг: 
Голосов пока нет