Тысячи жертв ядерного взрыва на Тоцком полигоне 14 сентября 1954 года

14 сентября 1954 года на Тоцком испытательном полигоне были проведены тактические учения с применением ядерного оружия, которые получили кодовое название «Снежок». Тоцкий полигон был выбран для проведения учений потому, что рельеф местности там типичный для Западной Европы. А она считалась наиболее вероятным местом начала Третьей мировой войны.

Целями применения на учениях атомного оружия были: изучение последствий влияния взрыва ядерного боеприпаса на инженерные сооружения, военную технику, животных; определение влияния рельефа местности и растительного покрова на распространение ударной волны, светового излучения и проникающей радиации; изучение проходимости образованных взрывом лесных завалов и т.п.

В качестве наблюдателей за проведением учений был задействован почти весь высший командный состав ВС СССР, руководитель СССР Никита Хрущев в сопровождении И.В. Курчатова и Г.К. Жукова, а также военные эксперты из Китая, Польши и Чехословакии.

На время проведения учений все население расположенных рядом с полигоном деревень отселили на расстояние 50 километров. Подготовка и проведение учений происходили в обстановке строгой секретности. Всего было задействовано 45 тысяч солдат и офицеров, прибывших на полигон из 212 воинских частей, 600 танков и САУ, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов и около 6 тысяч автомобилей и тягачей.

Правительственную трибуну разместили в 15 километрах от эпицентра. Что говорило о том, что организаторы испытаний не понимали всей опасности воздействия поражающих факторов на организм человека. От солдат и офицеров до последнего момента скрывали, в каком именно мероприятии им предстоит принять участие.

День 14 сентября 1954 года в районе проведения учений выдался ясным и солнечным, дул слабый ветерок. В 9 часов 24 минуты для участников учений был подан сигнал «атомная тревога» по которому солдаты и офицеры заняли отведенные им убежища и укрытия, а экипажи танков и самоходок укрылись в своих машинах и закрыли люки.

В 9 часов 34 минуты командир экипажа Ту-4 В.Я. Кутырчев сбросил с высоты 8 тысяч метров ядерную бомбу РДС-2, имевшую мощность 40 килотонн. Через 48 секунд на высоте 350 метров от поверхности земли произошел ядерный взрыв.

Ослепительная вспышка осветила окрестности полигона ярко-белым светом. От воздействия светового излучения в районе взрыва мгновенно испарилась вся влага, грунт растрескался и местами спекся, а органические вещества выгорели. Образовавшаяся в результате взрыва светящаяся область через 3,6 секунды стала темнеть и постепенно превратилась в облако, которое быстро поднималось вверх. Через минуту оно наблюдалось на высоте 4 километра, а через семь минут находилось уже на 15 километрах.

Через 40 минут после взрыва, прибывшие в район эпицентра дозоры радиационной разведки зафиксировали уровень радиации в 50 Р/ч. А в 10 часов 10 минут «восточные» начали атаковать условного противника.

Вот как вспоминают увиденную ими картину участники учений.

Из воспоминаний С.А. Зеленцова: «Не доходя до зоны сильного радиоактивного заражения, пересекли дорогу, по которой перед нами прошли колонны наступающих. Было пусто и тихо, лишь пощелкивали радиометры, отмечая повышенный уровень радиации. Войска проследовали мимо эпицентра вне зоны сильного заражения. Непосредственно в зоне, примыкающей к эпицентру взрыва, земля была покрыта тонкой стекловидной коркой расплавленного песка, хрустящей и ломающейся под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах после ночного заморозка. И на ней не было видно ничьих следов, кроме моих. Я ходил спокойно по этой корке, так как радиометр регистрировал уровень радиоактивности, не превышающий 1 Р/ч».

Из воспоминаний Н.В. Даниленко: «К эпицентру с 3 сторон были поставлены колонны техники на глубину до 5 км. Техника до 1000 м от эпицентра оказалась вдавленной в землю и оплавленной. От векового леса в эпицентре ничего не осталось. Чуть дальше стали появляться пеньки, потом — часть стволов, затем — деревья со сгоревшими верхушками».

Из воспоминаний Л.П. Погребного: «Нас похоронило заживо. Я вместе со своим отрядом лежал в траншее глубиной 2,5 метра на расстоянии 6 км от взрыва. Сначала была яркая вспышка, потом услышали такой громкий звук, что на минуту-другую оглохли. Через мгновенье почувствовали дикий жар, тут же стали мокрыми, было тяжело дышать. Стены нашей траншеи сомкнулись над нами. Спаслись только благодаря Коле, который за секунду до взрыва сел поправить пилотку. Поэтому он смог вылезти из траншеи и откапывал нас. … Из девяти человек, кто работал в составе биологической группы особого назначения, остался я один. У меня образование ветеринара, поэтому мне поручили отобрать клинически здоровых животных — лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, свиней и даже кроликов. Мы разместили их на расстоянии 500 метров от предполагаемого эпицентра взрыва под разными системными укрытиями. Лошади — под бетонными укрытиями, свиней — под дощатыми, коров — под свайными, кроликов и коз — в самолётах и танках. В живых остались только лошади и несколько коров, но на них было жалко смотреть — оплавившиеся рога, а тела будто облили кипятком».

Впоследствии многие участники учений умерли от онкологических заболеваний. Работавшие под руководством Погребного два ветеринарных фельдшера скончались от рака в течение первого после учений года. От рака также умирали и жившие недалеко от полигона гражданские люди. Об опасных последствиях ядерного взрыва население никто не информировал. Дети свободно играли недалеко от эпицентра, взрослые собирали аномально большие ягоды и грибы, сельчане топили печи стволами обгоревших после взрыва деревьев.

Из-за завесы секретности, информации о последствиях проведенных учений до сих пор крайне мало. Те немногие, кому повезло выжить, ругают власть, которая сделала их подопытными кроликами.

Из 45 тысяч задействованных в учениях военных, к настоящему времени в живых осталось чуть больше двух тысяч человек, половина из которых имеет инвалидность первой и второй группы. Только в 1990 году участников учений приравняли в правах к чернобыльцам, а до этого о них никто и не вспоминал.

Михаил Осташевский.

Рейтинг: 
Голосов пока нет