Угонщик Миг-29 капитан Зуев был убит сотрудниками спецслужб?

20 мая 1989 года на турецком аэродроме Трабзон приземлился советский истребитель МиГ-29, угнанный капитаном А.М. Зуевым.

Зуев Александр Михайлович родился 17 июля 1961 года. В 1982 году окончил Армавирское высшее военное авиационное Краснознаменное училище летчиков. Проходил службу в 176-м истребительном полку, на аэродроме «Миха-Цхакая» (Грузия), летая на самолетах МиГ-23М.

Женился Зуев на дочери бывшего начальника штаба дивизии. Из-за частых конфликтов с женой, у него стали возникать проблемы на службе. И наконец, летчика отстранили от полетов. Согласно официальной версии отстранен он был «из-за низких морально-нравственных качеств». От обиды, Зуев написал рапорт на увольнение из армии «по состоянию здоровья». Но работники отдела кадров уговорили его остаться.

По отзывам сослуживцев, в Зуеве отмечалась некоторая заносчивость, но, в общем и целом, он был неплохим парнем, хорошо пел и играл на гитаре. Правда этот парень не любил служить в «дырах» и мечтал поступить в школу летчиков-испытателей, куда его не взяли. Вполне возможно, что именно этот отказ и вызвал душевный срыв. Зуев ушел в загул и нашел себе любовницу, о связи с которой знали все. Посте того, как от него ушла жена, его стали все чаще отстранять от полетов. Пилоту-неудачнику грозило списание из рядов летного состава.

По одним данным, к переучиванию на новейший истребитель МиГ-29, Зуев приступил одним из первых летчиков полка. По другим, он и его товарищ Саламов, были отстранены от обучения.

Позже, в изданной им на Западе книге, Зуев напишет о том, как разочаровался в советском обществе и строе. А произошедший 9 апреля 1989 года разгон оппозиционного митинга у Дома правительства в Тбилиси, повлекший человеческие жертвы, стал последней каплей, и он решился на перелет за рубеж.

19 мая 1989 года капитан Зуев заступил дежурным руководителем полетов и всем находившимся на дежурстве объявил, что у него родился сын, хотя сын у него должен был родиться только через несколько дней. Сделал он это для того, чтобы был повод угостить находившихся на дежурстве тортом, в который была добавлена большая доза снотворного.

В это время на пост заступил солдат, который не ел торт со снотворным. Он пытался разбудить спящих товарищей. Зуев предпринял попытку обезоружить бдительного бойца, но потерпел неудачу. Выстрелом из пистолета летчик ранил часового, но и сам получил ранение в руку от открывшего ответный огонь из автомата часового. Правда, полученное ранение его не остановило.

Взлетев на одном из дежурных самолетов, Зуев сбросил дополнительный топливный бак, сделал боевой разворот и попытался расстрелять из пушки оставшиеся самолеты дежурного звена. Однако, из-за того, что он забыл снять с пушки одну из двух блокировок, попытка не удалась. Снизив высоту полета до 50 метров, со скоростью около 1 тысячи километров в час, Зуев взял курс на Трабзон.

После прогремевших выстрелов на аэродроме подняли тревогу. На перехват самолета угонщика подняли в воздух два истребителя, но было уже поздно. Меньше, чем через 10 минут после взлета Зуев находился уже над территорией Турции и заходил на посадку на военный аэродром у города Трабзон.

Приземлившись на турецком аэродроме, он заявил приблизившемуся к самолету охраннику аэродрома: «Я – американец!». Сделано это было для того, чтобы о его прилете одними из первых оповестили служащих посольства США в Турции. После приземления, раненого летчика поместили в турецкий госпиталь на лечение.

Судивший Зуева по обвинению в угоне самолета турецкий суд оправдал его, сочтя, что действия перебежчика носили политический характер. Самолет турецкие власти в кратчайшие сроки возвратили в СССР, а Зуеву США предоставили политическое убежище. Обследовать новейший советский истребитель американские специалисты не успели.

Одна из западных газет написала по поводу предоставления Зуеву политического убежища: «Тех, кто угоняет пассажирские лайнеры, называют воздушными пиратами, их судят, им дают сроки. Тем же, кто угоняет военные самолеты, дают политическое убежище».

В Соединенных Штатах Зуев стал зарабатывать на жизнь, работая военным советником. По словам американцев, перебежчик «оказал им неоценимую помощь» при проведении операции «Буря в пустыне».

В 2001 году, через 12 лет после описываемых нами событий, пилотировавший спортивный самолет Зуев разбился в 150 километрах от Сиэтла. Примечательно то, что через непродолжительное время после его гибели, авиакатастрофа произошла и с Виктором Беленко, угонщиком Миг-25. Тогда Беленко удалось выжить, но позже перебежчик погиб в автокатастрофе. Случайной ли была гибель обоих предателей, или сотрудники спецслужб приложили к этому свои руки? Это остается тайной.

Михаил Осташевский.

Рейтинг: 
В среднем: 5 (2 голоса(ов))