Monkey business

Октябрь 1996.

Заключили новые компьютерные контракты. Один из них на поставку партии компьютеров в столицу штата город Сакраменто. Когда сборка была закончена и компьютеры выстроились в линейку перед отправкой, хозяйка, как обычно, стала проверять их на соответствие спецификации. И тут разразился скандал. Хозяйка обнаружила, что компьютеры имеют меньшее количество памяти, чем указано в договоре. На её вопрос, как это случилось, я ответил, что договор мне никто не показывал и я установил именно то количество памяти, которое она мне выдала. Хозяйка опять сорвалась на крик: «Три дня назад я тебе лично выдала именно то количество памяти, которое нужно. Если ты до конца дня не найдешь недостающее, то буду с тобой разбираться!»

Положение было аховое, меня обвинили то ли в разгильдяйстве, то ли в краже. Я ходил какой-то потерянный, пытаясь понять, как такое могло случиться. Слухи о происшествии дошли до бухгалтерши, она позвонила мне по телефону и посоветовала просмотреть счета на покупку комплектующих для этого договора. Я зашёл к ней, глянул: ну, конечно же, хозяйка ошибочно заказала меньшее количество памяти! Бухгалтерша попросила не говорить хозяйке, что это её инициатива, и представить дело так, будто я сам решил проверить счета. Сделав копии, я отнёс их хозяйке. Она глянула и буркнула: «Иди работай».

Извинений или каких-либо объяснений другим работникам, что я не вор, так и не последовало. Правда, на следующий день подошёл хозяин, похлопал по плечу и сказал: «Ты это … не расстраивайся. Я сам с ней сколько лет мучаюсь». По порядку вещей следовало бы хлопнуть дверью и уйти. Но вот куда? Искать новую работу и начинать все сначала? А вдруг на новом месте будет вот такая же стерва? Хрен с ним, как- нибудь доживу до Green Card.

Декабрь 1996.

Каравай хлеба и кусочек сыра. И, конечно же, – «Give me a hug!» Может быть, засушить этот кусочек сыра и показывать в надзидание потомкам? Ведь не поверят. Друзья мои и те не верили, пока им не показал. А ведь она по воскресеньям ходит в церковь и совершенно уверена, что сделала благое дело, преподнеся нам этот подарок.

Январь 1997.

Хозяин принял на работу нового инженера. Зовут его Майк, и он, в отличие от нас, стопроцентный американец. Это видно и по его поведению. Он демонстративно не заметил пожеланий хозяйки – никуда не отлучаться в обед и бесплатно работать по субботам. «Extra work for extra money,” – вот его девиз. Хозяйке это очень не нравится, но сделать она ничего не может.

Еще она объявила «радостную» весть, что назначает Сынка менеджером над проектами, и теперь мы подчиняемся непосредственно ему.

Февраль 1997.

Сынок убедил одного из наших постоянных клиентов, президента местной страховой компании, что пора устанавить на их компьютеры Windows 95. В субботу и воскресенье они с Майком добавили память в компьютеры и установили Windows 95 поверх предыдущей версии – Windows 3.11

В понедельник утром позвонил президент страховой компании и заявил, что работа всего отделения парализована. Сынка найти не удалось – он где-то отдыхал после трудов праведных, и я поехал разбираться. Оказалось, что не работает база данных по клиентам. Под предыдущей версией она работала, а под Windows 95 работать отказалась. То есть она вроде бы запускалась, но отдельные операции выполняла неправильно.

Я позвонил в службу технической поддержки компании, разработавшей базу данных, и они подтвердили то, о чём я и сам догадывался. Программа была разработана под DOS и с Windows 95 несовместима. Сынок то ли не смог всё заранее протестировать, то ли понадеялся на авось, а в результате получилась классическая ситуация – “фарш невозможно провернуть назад…”

Президент страховой компании вызвал к себе хозяина, который, кстати, был его старым другом и, бегая по кабинету, трубил как раненый слон. Дружба дружбой, а денежки врозь… В конце концов, он сказал, что отказывается платить за проделанную работу и не хочет никогда нас больше видеть. Не знаю, о чём говорил хозяин с сынком, но тот три дня после этого не показывался на работе. Хозяйка сказала, что он болен – nervous breakdown (нервное расстройство).

Май 1997.

Хозяйка вечно чем-то недовольна. Каждый день начинается с того, что она вызывает нас по очереди в кабинет и распекает за плохую работу. Плохая работа заключается в том, что мы зарабатываем мало денег для компании. Иногда ради разнообразия она говорит нам, что наши заказчики звонили ей и жаловались, что мы плохо работаем. Мне и Сирийцу она вдобавок говорит, что клиенты жалуются на наш иностранный акцент.

Bullshit! Кого в Калифорнии волнует иностранный акцент? На наши требования сказать, кто именно на нас жаловался, она неизменно отвечает, что клиенты просили не называть их имена.

Между тем, дела как-то идут. Мы заключили контракты с фирмами Micron и Compaq на гарантийное обслуживание компьютеров и серверов. Сверхприбылей уже не будет, но жить было бы можно, если бы….

Июнь 1997.

Конфликт хозяйки и Майка развивается. Чтобы как-то прижать его, а заодно и нас, она ввела Time Card. Это означает, что в конце каждой недели мы должны предоставлять хозяйке полный отчет о том, что мы делали каждый день с разбивкой буквально по минутам. Если она видит незадокументированные 30 минут, то это повод для разборок. Теперь к ежедневным накачкам добавились мелочные разборки Time Card по понедельникам. Основные обвинения – почему так долго делал ту или иную работу, почему продал клиенту именно этот компьютер (или запчасть), а не более дорогой и так далее. Бездельник Сынок, конечно же, ничего не заполняет.

Майк повторяет мне по нескольку раз в день: «Gene, I hate this f**** business!». (Я ненавижу этот гребаный бизнес!) Он пытается найти работу недалеко от своего дома, но это нелегко. Сейчас, чтобы добраться до Силиконовой Долины, он тратит больше часа только в один конец.

Хозяйка нас всех достала – Майк жалуется на стресс, Сириец тоже. И я заметил, что к концу работы у меня начинает подёргиваться левый глаз. Майк предложил нам троим в один и тот же день не выходить на работу, а пойти к невропатологу, пожаловаться на стресс и несколько дней отлежаться дома. Прекрасная идея, но… Они-то американские граждане, я же тут на птичьих правах. Пришлось мне отказаться, а без моего участия вся эта затея не имеет смысла.

Июль 1997.

Уволился Майк. В последний раз сказал: « Gene, I hate this f**** business!» и на прощание радостно хлопнул дверью. Хозяйка тут же отменила Time Card. Похоже, до неё дошло, что за то время, пока мы её заполняем, она теряет пару сотен долларов.

У меня хорошие новости – наконец-то, получил от INS разрешение на изменение статуса. Всё, что осталось,- это пройти врачебную комиссию, заполнить бумаги, отослать их, и, как написано в сопроводительных бумагах, в течение 3 месяцев будет принято решение. Прямо не верится: ещё три месяца, и я свободен, как птица в полёте.

По совету юриста заполнил также форму для получения разрешения на работу для меня и всей семьи. Отослал всё в региональный INS в одном конверте.

Сентябрь 1997.

Вся семья получила разрешение на работу. Заодно пришли две странные бумажки. В одной INS сообщало, что я не прислал им заключения медицинской комиссии для моего сына. Интересно, как они обращаются с кейсами? Ведь всё лежало в одном конверте! Теперь сыну придётся заново это посылать. Вторая бумага была еще страннее. INS потребовало от моих несовершеннолетних детей подтверждения того факта, что они въехали в США по визе K1. (К1 – это виза, которую дают тем, кто въезжает по приглашению гражданина США, желающего заключить брак с иностранцем). Я не могу себе представить, каким образом из посланных мной документов можно было сделать столь странные выводы? Рассказал об этом казусе друзьям. Мнения разошлись: одни считают, что в INS работают косорукие, которые не могут попасть на нужную клавишу компьютера, другие думают, что туда набирают умственно отсталых. Я думаю, что и то, и другое одновременно. Мой юрист послал в INS бумагу с разъяснениями. Черт с ними, как- нибудь со временем утрясётся.

Сейчас же нужно искать работу для жены – дети, надеюсь, сами найдут где-нибудь приработок. Жутко надоело считать копейки и доживать до получки, как в России. Решил последовать руской пословице “с поганой овцы – хоть шерсти клок” и попробовать выстричь что-нибудь из родимой компании. Для этого зашёл в офис хозяйки, поблагодарил её за поддержку, сообщил, что успешно прошёл важный этап получения Green Card, а заодно сказал, что моя жена теперь может свободно работать в США, так как получила вот такую карту – при этом я небрежно достал из бумажника и продемонстрировал своё разрешение на работу.

Хозяйка насторожилась и спросила:

- Что, твоя жена теперь может устроиться на работу в любую компанию?

- Да, теперь она может работать и свободно менять места работы.

Я благоразумно умолчал, что всё это ко мне не относится. Итак, наживка заброшена, посмотрим, клюнет ли рыбка.

Октябрь 1997.

Клюнуло! В день зарплаты хозяйка вызвала меня в офис, где уже находился хозяин, протянула чек и, слащаво улыбаясь, сказала, что компания высоко ценит мою работу, а посему, начиная с этого месяца, моя зарплата увеличивается на 20%.

Декабрь 1997.

Хлеб с кусочком сыра уже не вызывают никаких эмоций. Дожить бы до Green Card, «свалить» отсюда и забыть всё, как кошмарный сон!

Февраль 1998.

Хозяйка вновь решила повысить расценки на работы. Логика ее проста и прямолинейна. Откуда берутся деньги? От клиентов. Что нужно, чтобы денег было больше? Повысить расценки.

Дело хреново, этак она разорит всю компанию, а мне еще надо дотянуть до Green Card. Перечитал ещё раз свою «экономическую библию» – книгу Пола Хейне «Экономический образ мышления», подаренную мне когда-то экономистом Б.Пинскером, и пошёл говорить с хозяином. Выложил ему свои аргументы. Он ответил: «Ты, наверное, прав, но поговори лучше с моей женой, она распоряжается финансами, моё дело находить новые контракты».

Попытался достучаться до здравого смысла хозяйки. Разговор начал издалека:

- У меня есть предложение, как увеличить прибыль. Для этого нам нужно установить оптимальные цены. Вот, к примеру, если мы будем делать всё бесплатно, то прибыль будет равно нулю. Верно?

- Верно.

- А если мы будем лупить с клиентов, скажем, тысячу долларов в час, то прибыль тоже будет равна нулю, потому что с такими расценками мы не найдем клиентов. Верно?

- Верно.

- Из этого вытекает, что где-то между ними есть та цена, при которой прибыль будет максимальная. Верно?

Хозяйка туманно посмотрела на меня и ответила: «Наверное, так».

-Вот и хорошо. Идём дальше. Нам нужно установить различные расценки для разных клиентов. Для больших компаний, с которыми мы долго имеем дело, мы их можем и увеличить. Для частных клиентов расценки поднимать нельзя, они уже и так высоки. Если мы их поднимем, то только распугаем заказчиков. А вот для новых компаний, с которыми мы только собираемся заключить контракты, я бы рекомендовал снизить расценки на продаваемое оборудование, чтобы привлечь клиента. Пусть мы продадим им компьютеры по себестоимости или скажем с 5% надбавкой , но зато потом, заключив сервисный контракт, мы отобьём все деньги, когда будем обучать служащих, устанавливать сеть и в дальнейшем обслуживать ее.

Это во-первых, а во-вторых, нам нужно перестать брать со всех клиентов 20% надбавки к стоимости оборудования. Вернее, её можно брать, если клиент покупает что-то на небольшую сумму – скажем, мышку за 10 долларов. Мы вполне можем ему всучить её за 12, он ничего не заметит. А вот если мы хотим продать оборудования на 50000 долларов, то тут уж клиент начинает внимательно считать деньги и сравнивать наши цены с конкурентами. Это и есть причина, почему мы перебиваемся мелкими контрактами, а крупные заказы перехватывают другие. По-моему, так 10% надбавки вполне хватит. Лучше получить половину прибыли, чем ничего.

Я чётко видел, когда хозяйка отключилась, – именно в тот момент, когда я произнес слова «снизить цены».

- Gene, о чем ты говоришь? Нам и так не хватает денег, а ты предлагаешь снижать расценки? Ты опять ничего не понял. Я в бизнесе десять лет и лучше тебя знаю, как получать прибыль. Иди и делай своё дело, а я буду делать своё.

Пора потревожить INS. Кое-кто из подавших документы одновременно со мной уже получил положительное решение. После трёх часов беспрерывного набора номера удалось дозвониться. Ещё сорок минут слушал «ждите ответа, все сотрудники заняты». В конце концов ответила тетя и с сильнейшим испанским акцентом обьяснила, что дело моё не может быть рассмотрено, поскольку дети не предоставили нужных документов. Попытался что-то объяснить ей, она мне в ответ: « Эти данные я беру из компьютера и на основании телефонного разговора ничего изменять не имею права. Пришлите, пожалуйста, письменный запрос».

- Но мой юрист уже посылал вам запрос!

- Ничего не знаю, компьютер показывает, что никаких запросов мы не получали.

«Мать их за ногу» – подумал я и поплёлся к юристу ($200 в час) за новым письмом. В этот раз я был умнее и послал его с уведомлением о вручении.

Март 1998.

Расценки всё же повысили, и результаты не замедлили себя ждать: начался отток клиентов. Как всегда, хозяйка обвинила нас в том, что мы не умеем работать с клиентами, и замкнула все денежные потоки на себя. Теперь она ежедневно контролирует всё, что делаем мы и бухгалтер, а также калькулирует все работы.

До сих пор переговоры с клиентами происходили так: звонит потенциальный заказчик и говорит: «Я хочу купить у вас компьютер (несколько компьютеров)». Я ему отвечаю, подождите, мол, секундочку, быстренько подсчитываю цену комплектующих на калькуляторе, добавляю расценки на работу и сообщаю конечную цену.

Хозяйка сказала, что это несолидно и «непрофессионально» (её любимое словечко). Сынок обучил её, как распечатывать красивые инвойсы с Excel. Теперь всё происходит «профессионально»: звонит клиент, я расспрашиваю, что ему нужно, потом беру у него номер факса или адрес электронной почты и говорю: «Большое спасибо, к сожалению, я не могу прямо сейчас дать расценки. Мы вам вышлем калькуляцию в самое ближайшее время».

Ближайшее время – это день или два. Хозяйка загружена и часто теряет мои бумаги в горах других рассыпанных в беспорядке на её столе. Наиболее настойчивые клиенты звонят и спрашивают, когда они, наконец, получат расценки? Напоминаю хозяйке. Обычный ответ: «Пусть подождёт» или «Я не видела никаких бумаг. Ты их мне не давал». В общем, к тому времени, когда клиент получает красиво распечатанную калькуляцию, оказывается, что он уже всё закупил у наших конкурентов.

Апрель 1998.

До INS дозвониться невозможно – телефон занят с утра до вечера. Взял на работе отгул, дома включил автонабор через компьютер и во второй половине дня пробился:

- Хелло, скажите, пожалуйста, как обстоят мои дела с Green Card?

- Сейчас посмотрю. Компьютер показывает, что ваши дети не предоставили необходимых документов. Решение не может быть принято, пока мы их не получим.

- Простите, но мой юрист послал письмо с разьяснениями того, что никаких дополнительных документов не требуется.

- INS такого письма не получало.

- Но я вот держу в руках квитанцию со штампом INS, которая удостоверяет, что вы его получили.

- К сожалению, ничем не могу вам помочь, компьютер показывает, что мы этого документа не имеем.

- Вышлите нам его ещё, раз. Bye!

Стругацких на вас нет, а то могло бы получиться хорошее продолжение к «Сказке о тройке»”, – подумал я.

Итак, круг замкнулся. INS документы принимает только по почте. Два посланных запроса сгинули в недрах INS. Чтобы исправить данные в их компьютере, нужно послать запрос опять же по почте. Змея кусает свой собственный хвост. Как бы мне укусить INS?

Май 1998.

Ура, кажется я нашел способ, как «укусить» INS. На днях я ремонтировал по гарантии компьютер Compaq в оффисе местного конгрессмена и заметил на стенке одного из кубиков надпись «Работа с INS». Поговорил с тётей, сидящей внутри, та мне разьяснила, что, хотя я и подданный другого государства, но являюсь американским налогоплательщиком, и посему могу рассчитывать на полную поддержку конгрессмена. Она пообещала мне от имени конгрессмена связаться с региональным оффисом INS и «протолкнуть» мое дело.

Июнь 1998.

Позвонила тетя из оффиса конгрессмена. Им пришёл пространный ответ из INS, опять та же белиберда – они подняли моё дело и выяснили, что мои дети не предоставили….

Я переправил ей всю мою переписку с INS, и она пообещала их дожать.

У меня же пока что очередной стресс. Мы закончили очередной проект – модернизировали сеть для одной инвестиционной компании и заодно подключили их к нашему почтовому серверу. Теперь они получают всю почту через нас. Но это теоретически. Практически же, часть писем не доходит, а отправитель получает сообщение «письмо не может быть доставлено». Поскольку я конфигурировал Microsoft Exchange сервер для клиента, то все шишки посыпались на меня. Хозяйка и Сынок иногда по нескольку раз в день вызывают меня в свои кабинеты и «драят с песочком». Хозяин же в эти склоки не лезет – спасибо ему и за это. Сынок лично проверил мою работу, но ничего не нашел. Однако это не мешает ему давить на меня и требовать, чтобы я немедленно разобрался, в чём дело.

Традиционные средства снятия стресса почти не помогают: первые три стопки проходят, как вода, не производя никакого эффекта. Только четвертая действует, как первая. Потом наступает какое-то отупение, которое быстро переходит в желание спать.

В воскресенье я зазвал к себе на работу Женю Кремера, с которым мы когда-то вместе работали в ВЦ АН СССР. Женя не подкачал, он залез в наш почтовый сервер и выяснил, что Сынок неправильно выставил численное значение для так называемого MX record.

Послал E-mail сынку и хозяйке с Жениными рекомендациями, как правильно сконфигурировать почтовый сервер. Хозяйка и сынок, как всегда, молча это скушали, извинился только один хозяин, который к этой истории был совершенно непричастен.

Удивительная все же личность этот Сынок, какой-то Мидас наоборот – почти всё, к чему он прикасается, превращается в дерьмо!

Июль 1998

За прошедший год сменилось несколько инженеров, техников и два бухгалтера – мало кто выдерживает больше двух – трёх месяцев. Только что приняли на работу нового техника. Он, как говорится в Америке, афроамериканец. Зовут его Рики – веселый, работящий парень и явно не дурак. Имеет свой дом и ездит хоть и на подержанном, но кадиллаке. Ещё пришёл работать сэйлсмен Марк. Тоже вроде бы деловой, у него на стороне есть какой-то свой бизнес. Он должен находить нам новых заказчиков и получать свой процент от суммы заключённых контрактов. Не прошло и недели, а новый техник и хозяйка уже на ножах. Рики – парень зубастый, и похоже, что за себя постоять может, да и терять ему нечего.

Август 1998

Хозяйка пытается обломать Рики. Она опять ввела Time Card. Рики сказал, что заполнять их не будет. В ближайший понедельник хозяйка потребовала от Рики отчёт о проведённом времени за прошлую неделю. Он ответил, что надсмотрщиком сам за собой не будет, и, если хозяйке интересно, чем он занимался поминутно, то она может нанять специального человека, который будет для неё это документировать.

Хозяйка пригрозила, что в таком случае она уменьшит его зарплату. Рики ответил, что он проконсультируется со своим юристом, насколько законны подобные действия. Ещё раз пронаблюдал эффект спущенного воздушного шарика. На этом митинг закончился. Time Card больше никто не требует.

Грустные новости – хозяин объявил нам, что у него рецедив рака. Нужна химиотерапия и впоследствии- пересадка костного мозга. Он держится молодцом и строит большие планы на будущее, когда закончится курс лечания. Пока же он заключил ещё один контракт с NASA на обслуживание компьютеров.

Сентябрь 1998

Сэйлсмен Марк не подкачал. Он подготовил долгосрочный контракт с мэрией одного из городков Силиконовой Долины на модернизацию и последующее обслуживание компьютерной сети. Новая сеть должна объединить мэрию с городскими службами – полицией и пожарной охраной.

Майк, хозяйка и Сынок затратили около месяца, утрясая различные детали проекта. Сынок, как главный компьютерный консультант, несколько раз посетил мэрию и инспектировал существующую сеть с целью выработки рекомендаций по её модернизации. Наконец, всё было закончено. На первом этапе решено было заменить жёсткий диск на действующим сервере мэрии на более новый, большей емкости, а затем вокруг этого сервера наращивать инфраструктуру. Хозяин воспрянул духом и дал объявление в газету о наборе нового персонала, хозяйка резко подобрела и опять стала нахваливать меня.

И тут произошла одна «маленькая» неувязочка. Однажды утром хозяйка подошла ко мне, и между нами произошёл следующий диалог:

- Gene, узнай, пожалуйста, какого типа жёсткий диск мы должны купить для мэрии.

- Никаких проблем, скажите мне только, какой жёсткий диск там сейчас стоит.

- Я этого не знаю.

- Так давайте спросим у Сынка, он там был, открывал сервер и должен знать.

- Ну, ты знаешь, он потерял эти записи.

- Значит, нужно съездить к ним ещё раз и посмотреть.

- Ты понимаешь, о чем говоришь? Это же так непрофессионально и подорвёт нашу репутацию!

- В таком случае, я ничего не могу сделать – этот сервер нестандартный и там может стоять что угодно. Спросите еще раз у своего сына, может, он что и вспомнит.

В конце-концов Сынок сам заказал жёсткий диск, и мы поехали его устанавливать. Выключили сервер, открыли крышку – Oops! Диск не подходит. Я предложил Сынку сказать менеджеру мэрии, что мы сейчас не сможем выполнить работу и вернемся через пару дней. Он мне ответил теми же словами, что и хозяйка: «Gene, ты не понимаешь, это не профессионально и подорвёт нашу репутацию! Сейчас я скажу менеджеру, что нам нужен 20-минутный перерыв в работе, а сами тем временем смотаемся в ближайщий компьютерный магазин и купим новый диск».

Мы оставили разобранный сервер и неработающую сеть и, наплевав на все ограничения скорости, рванули в магазин. Oops! – нужного диска нет. Узнали адрес следующего и махнули туда. Опять мимо денег! То же самое в третьем! Короче, через два часа Сынок сказал, что больше искать не имеет смысла, как, впрочем, и возвращаться к заказчику – контракт потерян.

Приехав, я молча прошёл на свое рабочее место, а Сынок пошёл объясняться к хозяевам. Из кабинета доносились бас хозяина, визгливые вскрики хозяйки и рык Сынка. Постепенно крики достигли такого уровня, что Сириец бросил работать и сказал: «Пойдём выйдем наружу, я перекурю». На улице я кратко изложил ему историю скандала.

Через пять минут из двери вылетел красный, как рак, Сынок, сел в свою машину и, завизжав шинами, унёсся в неведомую даль. Следом на ним вышел бледный хозяин и сказал, что он изгнал (fired) Сынка из компании, и тот здесь больше никогда не появится. Через пару дней, не смирившись с таким поворотом событий, уволился и Марк.

Октябрь 1998

Нашёл новую работу и уволился Рики. Также ушёл и Сириец. Он наконец-то набрал достаточно опыта, чтобы устроиться работать в местный колледж администратором сетей. Проводил их завистливым взглядом. Из INS по-прежнему ничего не слышно.

Плохи мои дела: ситуация сильно напоминает сказку Салтыкова Щедрина “Как мужик двух генералов прокормил”.

Сынок вернулся на работу, что, впрочем, и неудивительно. Надо где-то кормится, а где ещё найдешь такую малину: приходить на работу и уходить с неё, когда вздумается, заниматься только тем, чем хочется, да еще и представлять из себя крутого менеджера.

В один прекрасный, а может быть, и не очень прекрасный день, из факса вылез листочек бумаги, присланный аж из города Ташкента. Пишет на хорошем английском некий, ну, скажем Леня Голубков, владелец преуспевающей компьютерной компании. Так и так, в России дефолт, стало трудно покупать компьютерные комплектующие. Посему хочется ему, болезному, найти надёжную компанию в Силиконовой долине и покупать комплектующие прямо в Америке. Просит прислать расценки на память и процессоры. Показал факс хозяйке, та, естественно, заламывает сумасшедшие цены и отправляет предложение ему обратно. Ну, думаю всё, накрылось дело – за такие цены там никто ничего не купит. Ан нет, через день приходит уже мэйл. Леня очень рад сотрудничеству и готов для начала закупить памяти на $200,000. Деньги же предлагает снять с кредитной карточки его партнёра в Канаде. Если не хватит денег на одной карточке, то можно снять и с другой. Тут же номера двух карточек и имя владельца. Продукцию просит отгрузить прямо на адрес его фирмы как можно скорее DHLом. И адрес дал: Ташкент, улица, дом, квартира …

А самое интересное, в договоре и сопроводительных документах просит указать стоимость товара всего на $1000, а то, мол, таможенные пошлины очень уж большие. Показываю мэйл хозяйке – жулики, говорю, кинуть нас хотят, а в случае чего их ответственность всего $1000. Та отвечает: «Ну, тебе виднее».

Дня через три вижу, что хозяйка ходит мрачнее тучи и ни с кем не разговаривает. В обед бухгалтерша проболталсь – не выдержала президентша, жадность замучила, сняла -таки денежки с канадских карточек и перевела на свой счет. Закупить, правда, ничего не успела, канадец забил тревогу, деньги вернули, содрали 2% за транзакцию, да и потом ещё были какие-то разборки с полицией.

Декабрь 1998

Сыр, хлеб, hug – Merry Christmas!

Мне иногда кажется, что мы с хозяйкой как бы две скаковые лошади, наперегонки мчащиеся к финишу. Только финиш у нас разный – у меня Green Card, у нее, вопреки всем её усилиям, – развал компании. Хотел бы я знать, кто придёт к финишу первым?

Добрая тетя из оффиса конгрессмена долбит INS. По-моему, она уже вошла в азарт. Говорит, ни разу с такими случаями ещё не встречалась.

Январь 1999

Хозяин после химиотерапии сильно сдал, лицо похудело, складки кожи висят, как у собаки породы бассет. Волосы на голове вылезли, и он носит большую серую кепку, называвшуюся в России «аэродром». Передвигается с палочками. Тем не менее, строит планы на будущее, рассказывает, как будет поднимать бизнес, когда выздоровеет.

Хозяйка пожаловалась, что большой контракт с NASA, заключенный хозяином, обходится компании слишком дорого. Я попросил у неё бумаги и выяснил, что годовая сумма контракта равна 1% от общей стоимости оборудования. Естественно, что расходы на запчасти сожрали все деньги уже в первые два месяца, дальше же будем работать только в убыток. На мой вопрос, как можно заключать такие контракты, она ответила, что всё это делал хозяин, а у того, из-за болезни, видимо, что-то не в порядке с головой.

Март 1999

Умер хозяин. Последние недели от передвигался, опираясь на движущуюся подставку. На второй этаж уже не мог подниматься и сидел снизу, но всё же отвечал на телефонные звонки тихим, осипшим голосом. В госпиталь его увезли прямо с работы. Оттуда он уже не вернулся.

Заупокойная служба была в католическом храме. Перед началом службы священник долго описывал жизненный путь хозяина, особенно упирая на успехи в бизнесе того, от кого осталась только горсточка пепла в вазочке. Кому это нужно – ему, нам?

Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis *

Странное дело, со смертью хозяина у меня прошла злость на хозяйку. Я как бы взглянул на неё новыми глазами: малограмотная крестьянка, заброшенная судьбой в Америку и случайно ставшая во главе компании. Видимо, в глубине души она чувствует свою неполноценность и всеми силами старается утвердиться в этом чуждом и непонятном ей компьютерном бизнесе. Доказать этим яйцеголовым, да и самой себе, что хитрость и изворотливость важнее, чем ум и образованность.

- Пусть живет, как знает. Бог с ней…

Пришла бумага из INS, на апрель назначено интервью для получения Green Card. Вспомнились давние ощущения, когда перед строем солдат командир дивизиона зачитывал приказ о демобилизации.

* Вечный покой даруй им, Господи,и свет вечный да светит им… (Requiem).

Апрель 1999

Получил Green Card. Начал массовую рассылку резюме и хождение на интервью. Рынок работы хороший, вакансий масса.

Хозяйка, как собака верхним чутьем, почувствовала что-то неладное. Она зазвала меня к себе в кабинет, где уже сидел Сынок, и они на два голоса затянули старую песню – какой я хороший работник, как много я знаю, как много делаю для компании и как много ещё предстоит сделать. Поверить ей, так ещё одно маленькое усилие, и придут новые контракты, появятся клиенты и на всех, включая меня, прольётся золотой дождь. По окончании дифирамбов, она достала заверенную нотариусом бумагу и торжественно преподнесла её мне.

- Gene, с этого дня ты полноправный совладелец компании. Согласно этой бумаге, тебе принадлежит доля компании. Ты теперь всегда будешь получать часть прибыли, а в случае, если мы продадим бизнес, то и ты получишь свою долю от продажи.

Сынок ласково оскалился и достал из стола новенький notebook.

- Вот, бери и пользуйся. Мы теперь одна семья, и ты один из нас. Give me a hug!

Окончание

Рейтинг: 
Голосов пока нет