работа в австралии. на ферме

Не так давно я отправился в путешествие автостопом вокруг света. Денег хватило только на то, чтобы доехать до Таиланда. Возвращаться назад домой не хотелось. Заработать же на продолжение путешествия где-нибудь в Азии нереально. Так и пришлось через Малайзию, Сингапур, Индонезию, Восточный Тимор добираться исключительно благодаря гостеприимности местных жителей.

Наконец, на ооновском военно - транспортном самолете С-130 «Геркулес» я прилетел из Дили в Дарвин. На таможне меня приняли за одного из ооновских сотрудников и не стали интересоваться «показными деньгами».

Поэтому  я оказался в Австралии без денег, но с огромным желанием найти работу. Сразу же энергично принялся за поиски. Первое, что пришло в голову, устроиться куда-нибудь на уборку урожая – там всегда нужны рабочие, а фермеры, которые испытывают нужду в сельхозрабочих, становятся не такими привередливыми и уже меньше интересуются, есть ли разрешение на работу.

В Южном полушарии была середина зимы, но на севере Квинсленда (в Австралии все вверх ногами: на севере теплее, чем на юге, а зимой – теплее, чем летом) между Аиром и Боуэном вовсю шла уборка овощей. Туда я и отправился.

То, что на полях созрели огурцы, перец, помидоры, видно было невооруженным взглядом. Но, как найти работу? Самый простой способ – обратиться в молодежное общежитие, караван-парк или бэкпакерс (дешевый отель для туристов-рюкзачников). Тем, кто у них живет, они подыскивают работу и даже возят а автобусе каждый день туда и обратно. Но вначале нужно заплатить за проживание за несколько дней вперед.

В Боуэне два бэкпакерса. В первом меня встретили сурово.
- А есть ли разрешение на работу? Нет. Так и работы нет.
Во втором.
- Без разрешения на работу? У нас уже есть пара таких же. И, ничего, работают. На крупные фермы тебя вряд ли возьмут. А на какую-нибудь маленькую семейную ферму вполне реально устроиться. Правда, на то, чтобы найти такую работу нам потребуется не пара дней, как для остальных, а не меньше недели. В любом случае, у нас сейчас нет свободных мест. Зайди на следующей неделе.

Пришлось самому обходить окрестные фермы. Сразу же понял, что я не один такой умный - на многих воротах висят таблички «рабочие не требуются». Фермеры встречали приветливо, с удовольствие обсуждали виды на будущий урожай, приглашали позавтракать, пообедать или поужинать, но работу не предлагали.

Работа нашла меня сама. Когда я стоял на дороге в ожидании попутки, чтобы на ней подъехать до следующей фермы, ко мне подрулил пикап.
- Ты, случайно не работу ищешь?
Фермеру нужно было выдернуть засохшую помидорную рассаду и собрать огурцы. Работы – на три дня, а я справился за два. За два дня мне и заплатили.

Австралия – благодатная страна для сезонных рабочих. Круглый год где-нибудь что-нибудь да собирают. Нужно только оказаться в нужное время в нужном месте. Я же, честно говоря, приехал в Австралию не на заработки. Поэтому путешествуя по стране и заодно интересуясь возможность подработать, я часто попадал в межсезонье. Приехал в Милджуру, в штате Виктория, на уборку винограда в марте – в самое правильное время, как раз в разгар сезона. Но, оказалось, что именно в этом году из-за засухи часть винограда просто-напросто засохла на корню, оставшуюся стали убирать раньше, чем обычно, и уже благополучно собрали. В Тасмании в конце февраля на ягодной ферме под Хобартом оказался последний день уборки, а на яблочных плантациях она должна была начаться только недели через две.

В конце августа в Гатоне, на юге Квинсленда, как раз созрел перец, им были завалены все окрестные поля. Только собирай. Но… фермеры этого не делали. Они ждали, пока цена на перец вырастет. В апреле в Джералтон, в Западной Австралии, я попал после окончания сбора бананов, в мае в Кунанаре, на границе между Западной Австралией и Северными Территориями – перед началом уборки дынь.

И все же, даже при таком беспорядочном поиске работы, периодически мне удавалось подработать: в бенедиктинском монастыре в Нью Норсиа, в Западной Австралии, окучивал оливковые деревья; в Кэрнсе, на севере Квинсленда, рубил сахарный тростник; возле Джилонга, в Виктории, - капусту; на цветочной ферме «Хамптон флауэрс» под Тувумбой, на юге Квинсленда резал кусты, делал букеты, мочил их в дезинфекционном растворе, сажал новые цветы, полол…

Работая на почасовой оплате, хорошо понимаешь истинный смысл русской пословицы «поспешишь, людей насмешишь». Никакой системы материального или хотя бы морального поощрения за хорошую работу нет. Ни ударником капиталистического труда или победителем капиталистического соревнования не станешь, ни премию не получишь. Целый год я учился работать по - австралийски: размеренно, без спешки, вполсилы, но все равно несколько раз попадал впросак, делая двухдневную работу за один день, соответственно и получая.

Австралия – первая в мире социалистическая страна. Социал-демократы победили на выборах и пришли к власти еще в 1908 году. Здесь же впервые был официально установлен 8-ми часовой рабочий день. Поэтому сейчас по австралийскому трудовому законодательству за работу свыше 40 часов в неделю работодатель должен платить в полтора раза больше. Но и фермеры тоже не дураки. Свои деньги считать умеют. Они делают просто: платят по 11 долларов в час (австралийский доллар примерно в два раза меньше американского), а документально оформляют по 12.50, но за меньшее количество часов. В результате, оказывается, что, даже работая по субботам, «официально» наработаешь меньше положенных 40 часов.

Работать на ферме полезно для здоровья - свежий воздух, простая деревенская пища, простор, возможность жить неподалеку от работы и ходить на нее и обратно пешком. Но платят за такое удовольствие мало. Если хочется заработать по-настоящему, нужно отправляться в крупный город: Сидней или Мельбурн.

В Сиднее я познакомился с русскими, живущими общиной в Кентлинских бараках, возле русского православного женского монастыря. Большая часть из них еще не получила статуса постоянного жителя Австралии, поэтому не может рассчитывать на пособие по безработице.

По их протекции я устроился работать грузчиком на грибной ферме. Фермой это называют скорее по недоразумению. На самом деле это несколько ангаров без окон, где автоматически поддерживается постоянная температура и влажность. На длинных стеллажах в три яруса стоят мешки с землей. С каждого мешка снимают три урожая грибов, потом землю меняют – старую выбрасывают и привозят новую. Вот этим я и занимался. Работа тяжелая, грязная и малооплачиваемая – всего по 12 долларов в час. Но только на три неполных дня в неделю. Как раз на еду и проживание.

В свободное время можно было подработать в Национальном банке Австралии – за 150 долларов в день таскать с этажа на этаж офисную мебель или по ночам ловить кур на птицеферме – за каждую сотню пойманных и посаженных в клетку кур платят по 10 долларов, поэтому при определенной сноровке можно заработать за ночь те же 150 долларов; ходить «сендвичем» (с рекламой распродажи) по улицам Сиднея за 10 долларов в час.

Самая популярная среди русских иммигрантов работа – «джибровка»: обивка внутренних стен и потолков плитами сухой штукатурки. Работа тяжелая и вредная для здоровья. Поначалу очень малооплачиваемая – максимум 70 долларов в день. Постепенно, по мере роста квалификации, зарплата поднимается до 150-200 долларов. Потом, если не дурак, открываешь свой бизнес, также набирая на работу русских нелегалов, готовых работать за бесценок.

Занимаются «джибровкой» бывшие врачи и учителя, инженеры и научные сотрудники, священники русской православной церкви в Хобарте и Джелонге. И многие достигают успеха. Чуть ли не 80% русских иммигрантов, разбогатевших в Австралии, добились благосостояния именно благодаря «джибровке».

Для того, чтобы работать в Австралии легально, нужно в Налоговом управлении получить ТФН (tax file number) – индивидуальный номер налогоплательщика. Его, так же, как и московскую прописку, дают не всем, кто хочет, а только тому, кому положено.

Сущность австралийской бюрократии я понял еще до прибытия в страну. Если с первой попытки не удается получить то, что хочешь, не стоит отчаиваться. Нужно предпринять обходной маневр. Два раза в Пекине я пытался получить австралийскую туристическую визу. И оба раза получил отказ. Тогда в Бангкоке, при поддержке издательства «Аякс» и журнала «Вокруг света», я подал документы на бизнес-визу. Бумаготворчество заняло следующие три месяца. Но в результате, уже в Куала-Лумпуре, я ее все-таки получил. И въехал в Австралию вроде как бизнесмен.

Всем известно, что по туристической визе легально работать нельзя. А по бизнес-визе? Как выяснилось, у австралийских чиновников на этот счет нет единого мнения. Когда я обратился в Налоговое управление в центре Сиднея, на меня посмотрели как на идиота.
- С бизнес-визой? И хочешь получить ТФН?
Затем я отправился в Налоговое управление в Парамате.
- Бизнес-виза? Заполняй анкету. Через 28 дней пришлем ТФН.
Вот это демократическое правовое государство. Все делается исключительно по закону!

Получив ТФН, я стал работать легально, платя австралийскому государству все полагающиеся налоги. Можно сказать, что на мои деньги австралийские солдаты выполняли интернациональный долг в Восточном Тиморе, австралийские аборигены и безработные пили пиво, австралийские пенсионеры получали пенсии…

Перед отъездом из Австралии, а это как раз совпало с окончанием финансового года, я стал заполнять налоговую декларацию. В соответствии с законом, заработок меньше 6000 долларов в год налогом не облагается, а с того, что свыше, вычитается 21%. На практике получается так, что налог берется с первого же заработанного доллара. В конце финансового года проводят перерасчет и часть денег возвращают. Правда, как выяснилось, это касается только резидентов Австралии. А я по собственной неосмотрительности получил ТФН как нерезидент. А быть нерезидентом в Австралии – это все равно, что жить в Москве без прописки. Никакого к тебе уважения. Очередная бюрократическая задача: Как задним числом переоформиться на резидентский ТФН? Это оказалось проще, чем я предполагал. В налоговой декларации есть пункт: Являетесь ли вы резидентом или нерезидентом? Нужно поставить галочку в соответствующем месте. И все. Людям здесь принято верить на слово. Это же правовое демократическое государство, где все живут по закону.  

Валерий Шанин 

http://www.shanin.ru/component/content/article/29-stories/243-2009-03-24...

Рейтинг: 
В среднем: 4.7 (9 голосов)