Работа в Новой Зеландии

Так уж устроена наша психология: постоянно сталкиваясь с ненормальным положением вещей, с противоестественными законами и положениями, мы постепенно перестаем замечать их неестественность. И тогда, неожиданно столкнувшись с самым естественным, испытываем шок. 

Именно такой шок я испытал в Новой Зеландии. Известно, что во всех странах мира иностранцам, приезжающим по туристической визе, работать запрещено. А если кто-то все же работает, то он не только нарушает этот запрет, но одновременно вынужден нарушать еще один закон - он не платит налог с зарплаты (попробуйте в любой западной стране с туристической визой получить индивидуальный номер налогоплательщика - на вас посмотрят как на идиота). Так в «преступники» попадает и «работодатель» - именно он должен платить налог на работника, но не может этого сделать.

В Новой Зеландии, как и во всех странах «цивилизованного мира», в туристических визах также записано - «без права работы». Но при .этом права платить налоги там никого не лишают. Приходя в налоговое управление или, что еще проще, посылая туда по факсу запрос на получение индивидуального номера налогоплательщика, нужно лишь предъявить первую страницу паспорта, не обязательно новозеландского. Единственное, что интересует налоговиков, это правильная запись имени будущего налогоплательщика и даты его рождения (например, любой гражданин России, никуда не выезжая из дома, при желании может стать новозеландским налогоплательщиком).

Таким образом, в Новой Зеландии получается, что все туристы по правилам министерства иммиграции не имеют права работать, но могут легально платить налоги со своего «нелегального заработка». А работодатели, нанимающие нелегалов, вообще оказываются чисты перед законом - налоги они исправно перечисляют, копейка в копейку.

Естественно, что туда, где делать ничего не нужно, а деньги платят большие, иностранцам не прорваться. А вот на тяжелую и малооплачиваемую работу - всегда «пожалуйста». Новая Зеландия - страна сельскохозяйственная. Кроме коров, которые, по хорошо известной российскому телезрителю рекламе масла «Анкор», круглый год едят зеленую траву, там много садов. Новозеландские абрикосы, персики, вишни, яблоки, киви идут на экспорт в США, Японию и Европу (загляните в свой ближайший супермаркет зимой – там наверняка найдутся фрукты из Новой Зеландии). Страна вынуждена конкурировать с южноамериканскими, африканскими и азиатскими странами, поэтому для сохранения низкой себестоимости продукции зарплата сельскохозяйственных рабочих должна держаться на низком уровне. Очевидно, что для самих новозеландцев убирать урожай невыгодно - проще получать пособие по безработице. И от полного разорения из-за недостатка рабочих новозеландское сельское хозяйство спасают туристы: поработают пару недель на свежем воздухе, а потом на заработанные деньги путешествуют в свое удовольствие пару месяцев по стране.

И все довольны. Туристам - деньги; владельцам садов - дешевая рабочая сила; налоговому управлению - пополнение бюджета страны. Вот это, на мой взгляд, хотя и необычное, но самое естественное положение вещей.

Проведя в Новой Зеландии год, я успел поработать в 11 местах. В конце года из налогового управления мне прислали компьютерную распечатку, где каждое место моей работы были перечислено с точным указанием моих заработков и суммы налогов - так я убедился, что мои работодатели действительно перечислили взятые с меня деньги не к себе в карман, а в бюджет страны.

Везде рядом со мной работали «туристы»: на уборке урожая они составляли от 60% до 80% всех сезонных рабочих (среди остальных были сами владельцы садов, работающие наравне с простыми рабочими; постоянные работники; новозеландские студенты и «любители работы на свежем воздухе», которые после 11 месяцев работы в офисе выезжают провести отпуск «в деревне»).

Во время сезона, который длится примерно с середины октября до середины августа, работу найти проще простого. Рабочих рук везде не хватает. В Данидене, будучи в гостях у швейцарца Маркуса, я случайно выяснил, что у него есть друг Джон Гилкрист, которому в абрикосовый сад нужны рабочие. Так я попал в Роксборо и там, переходя из сада в сад, последовательно собирал черешни, абрикосы, персики, яблоки – вместе с французами, чехами, венграми… Когда на Южном острове сезон уборки урожая закончился, перебрался на более теплый Северный остров. Там как раз началась уборка киви.

Киви - это типично новозеландский фрукт. Еще в тридцатых годах здесь начали выращивать «китайский крыжовник» (именно так эти фрукты первоначально называли) вначале для внутреннего рынка, а потом и на экспорт. По содержанию витамина «С» этому фрукту нет равных. Но убирать киви тяжелее, чем привычные яблоки или абрикосы. И я, наверное, недолго продержался бы на этой работе, если не попал бы в Те Пуке, возле Тауранги, на семейную ферму братьев Родерик. Джеф и Берри Родерик еще с конца семидесятых годов выращивают киви, не используя никаких химических удобрений или ядохимикатов: фрукты оказываются более дорогими, но «органическими», и легко находят сбыт в богатых западных странах, помешанных на экологии и здоровом образе жизни. Кроме постоянных рабочих (как, например, бывший преподаватель философии Пол, который два года назад пришел сюда поработать на пару недель, чтобы восстановиться после инфаркта, да так здесь и остался), на время уборки нанимают еще и временных. Кроме меня, там работали южноафриканец Дэвид и венгр Луи. С венгром мы жили в домике на колесах - «караване». С одной стороны, мы были простыми рабочими, которым платили за работу; но относились к нам практически как к членам большой семьи.

После окончания уборки киви я отправился еще севернее - в Керикери, там шла уборка мандаринов, потом вернулся назад в Те Пуке, к братьям Родерик.

Везде, где бы я ни работал в Новой Зеландии, ко мне относились так же, как и к местным рабочим, платили одинаковую зарплату и брали одинаковые налоги.

Обычно же в капиталистических странах практика такова, что нелегальную работу контролируют разного рода «мафиозные» кланы (например, в США «русская мафия» набирает уборщиков в супермаркеты и отели). Я уже было решил, что Новая Зеландия - настолько уникальная страна, что здесь нелегальной (с укрытием налогов) работы в принципе нет. Следовательно, нет и «мафии». Но оказалось, что это не так. Как-то раз, когда я в очередной раз голосовал на дороге, меня подобрал индиец Прейвен. Он предложил мне поработать в Те Пуне, тоже недалеко от Тауранги, - там шла зимняя подрезка киви. Я, не долго думая, согласился. И неожиданно для себя попал в сети «индийской мафии»: налоги не платятся, зарплата выдается «черным налом», сколько зарабатываешь на самом деле, выяснить нельзя; «бонзы» (здесь это был индиец - Сугодев) как бы ни за что не отвечают. В случае «провала» пострадают только посредники типа Прейвена. Во всех остальных странах мира именно такие организации и эксплуатируют иностранцев, не имеющих права на работу. Но в Новой Зеландии, как я уже отмечал, этого не нужно. Там, как это ни странно, главными «жертвами» становятся местные безработные, одновременно получающие пособие (ну и те из иностранцев, которые не знают, что Новая Зеландия - единственная нормальная страна).

Как и в любой полукриминальной структуре, работать приходилось как в тумане: реальных расценок узнать невозможно, жаловаться не пойдешь, потому что сам оказываешься «нелегалом» и «злостным неплательщиком налогов». Бороться за свои права можно только с помощью таких же полууголовных методов. Так, например, после драки бригадира-посредника с одним особенно неуравновешенным рабочим с уголовным прошлым (вероятнее всего, и будущим) расценки неожиданно подняли с 4 долларов за «блок» до 5 (сколько же за эту работу должны были платить «по-честному», так и осталось неясно). Отношения между рабочими также были нервозными. И когда один из соседей по общежитию украл у меня ноутбук, я, честно говоря, даже не очень удивился.

Валерий Шанин. http://www.shanin.ru/component/content/article/29-stories/243-2009-03-24...

Рейтинг: 
В среднем: 1 (1 голос)