США: ЗАПИСКИ ИММИГРАНТКИ

Я позвонила в офис компании, в которой закончила курсы и мне предложили несколько адресов баров-ресторанов в Манхэттене, где требовался бартендер.

    
   Последний раз я устраивалась на работу оч-чень давно - даже не помню, как давно это было. Последние восемь лет я сама решала, принять кого-то на работу или уволить. Чувствую себя ужасно. На курсах предупредили, что состав коктейлей надо знать назубок - могут спросить на собеседовании. Учила, зубрила - ведь от этого зависит возьмут меня на работу или нет!
  
   Что надеть? Насущный вопрос для каждой женщины в любой ситуации! Ведь очень часто берут не от того, что ты знаешь, а как выглядишь. Бармен - лицо заведения (я так себе представляла). Здесь главное не переборщить. По-американски я еще одеваться не научилась. Оденусь так, как оделась бы, собираясь на собеседование в Москве. Темные брюки на бедрах в тонкую полоску с широким ремешком ( я знала, что они мне очень идут, удачно подчеркивая фигуру ), блуза с коротким рукавом и черные замшевые туфли на каблуке. Строго и скромно. Правда, я не подумала, что мне придется вот в этих красивых элегантных туфлях "пилить" по Манхэттену в поисках баров.
  
   Начала с бара, который был вроде и в Манхэттене, но не в самом центре. Добравшись на метро до нужной станции и выйдя на улицу, я долго не могла найти это заведение. Прохожие даже не знали названия этой улицы. Кто-то все-таки подсказал мне, в какую сторону идти. И вот, за поворотом, многолюдный Манхэттен в долю секунды превращается в улицу, где сосредоточены какие то склады или гаражи. Все пусто, серо, закрыто в дневное время! Людей нет совсем! Туда ли я попала? Сверяюсь с адресом - да, туда! Где же здесь бар? Честно говоря, если бы не точный номер дома, я бы прошла этот место, не заметив его существования - вывески не было. Дверь была открыта и то, что я увидела внутри сразу же заставило меня отшатнуться и повернуть в противоположную сторону. Уходить! Быстро! Нет, я не могу уйти, я уже столько прошла и потеряла массу времени. Надо перебороть себя и зайти.
  
   Перед моим взором возникла следующая картина: помещение узкое, как вагончик, слева - стойка бара, справа стойки- столы, за которыми сидели только мужчины, вернее, "мужланы" - этакие бородатые, с татуировками, в банданах, громкоголосые ( как дальнобойщики). Все пили пиво и дымили. Даже не знаю, откуда их столько взялось одновременно в Манхэттене - я их никогда на улице не видела раньше ( только в кино, когда показывают "паб"). Я старалась не смотреть в их сторону. Дым стоял коромыслом. Женщин не было вообще, кроме барменши. Улыбающаяся девушка в бюстгальтере (!) стояла за стойкой бара. Красивая грудь размера этак четвертого колыхалась в такт ее быстрым движениям. Но то, что я увидела над стойкой бара повергло меня в шок: огромное количество лифчиков разных окрасок и размеров висело там. Да, совсем не такой представляла я себе работу бармена! Мое богатое воображение живо представило меня, в бюстгальтере, за стойкой бара в окружении полупьяных бородатых татуировочных мужланов. Ну и ну! Картина маслом!
  
   Мое появление вызвало живой интерес среди мужской массы: "Что за одна забрела сюда?" По всей видимости, контингент здесь был постоянным. Внутренний голос подсказывал: "Делай ноги!" Преодолев чувство стыда и сказав внутреннему голосу : "Заткнись!", я, стараясь не обращать внимания на взгляды мужиков робко обратилась к барменше:
  
  - С кем можно поговорить по поводу устройства на работу?
  
   Глупее, наверное, я не выглядела никогда. В деловой одежде, на каблуках, в заведении, где впору было приходить в купальнике, чтобы оценили твои прелести, я спрашиваю о работе. Но смешно мне не было! Хотелось услышать ответ и бежать отсюда! После нескольких переспросов ( слышно ничего не было из-за шума вокруг), я все-таки получила ответ, что менеджер, который нанимает людей, будет только часов в восемь вечера. Учитывая, что ждать надо было часа три, я попрощалась и ушла, навеки забыв и про этот бар и про безлюдную улицу, где он расположен.
  "Ничего, - сказала я себе. - Первый блин комом. Продолжим поиски."
  В моем списке было еще энное количество заведений - в основном на улицах, далеких от той, где я сейчас находилась. Да и после такого потрясения и потери энергии я уже не была сегодня способна идти куда бы то ни было. Но один ресторан из моего списка значился как раз по пути к автобусной станции, на небезызвестной Таймс Сквер, в районе 46-й улицы.
  
  "Зайду, - решила я.- Самый центр, центрее не бывает - здесь я точно не увижу такого безобразия".
  
  Большой ресторан "Ховард Джонсон" располагался на углу Бродвея и 46-й стрит. Я знала эту сеть еще из профессиональной туристической деятельности - известная сеть отелей. А тут ресторан с таким же названием! Войдя, оказалась в очень большом дайнинге. В Америке очень популярны такие заведения. В отличие от ресторанов, дайнинг работает начиная с раннего утра и до поздней ночи - там можно и позавтракать в семь утра и выпить бокал вина в час ночи. Большую часть помещения занимали кожаные лавки со спинкой, прикрепленные к столам, справа возвышалась барная стойка, за которой стоял бартендер. Посетителей не было - не "busy time". Молодая испанка, сидящая за кассовым аппаратом прямо напротив входа, бросила на меня заинтересованный взгляд.
  
  - С кем я могу поговорить по поводу устройства на работу? - поинтересовалась я.
  
  - На какую должность? - поинтересовалась она.
  
  - Бартендера.
  
  - У нас нет сейчас вакансий, - ответила она, нагло рассматривая меня.
  
  - И все-таки, с кем я могу поговорить? У вас есть менеджер?
  
  - Сегодня его уже не будет, приходите завтра часов в пять вечера, - ответила она.
  
   Попрощавшись, я ушла. Конечно, я знала, что приду завтра обязательно. "Да кто ты такая, чтобы мне говорить, есть свободные места или нет. Мне нужен человек, который набирает людей, а не кассир. Может, у тебя своя заинтересованность?" - думала я.
  
   Так закончился мой первый день поисков работы. Домой вернулась уставшая, с противоречивыми мыслями в мозгах и гудящими, налитыми свинцом, ногами от пройденных расстояний на каблуках. " А как готовилась!" - вспоминала я тщательный подбор гардероба и зазубривание коктейлей.
  
   На следующий день я опять отправилась в "Ховард Джонсон" к назначенному времени. Белые брюки в тонкую полоску, блузка с коротким рукавом нежного оливкового цвета и босоножки на каблуке из кожи питона. Так я выглядела в тот день - просто и элегантно. На сей раз я не стала разговаривать с любопытной кассиршей, а зашла с бокового входа, с 46-й улицы.
  
  - Где я могу найти менеджера? - поинтересовалась я у проходящего мимо официанта.
  
  - Вот он! - указал он мне на мужчину, сидевшего за столиком в глубине ресторана. - Как Вас представить? Он ужинает, я узнаю, сможет ли он принять Вас.
  
  - Скажите, по поводу работы.
 
   Перекинувшись с ним парой фраз, официант подошел ко мне:
  
  - Можете подойти, он поговорит с Вами!
 
   Поблагодаривши, я устремилась к столику, за которым ужинал мужчина лет за пятьдесят. Темные курчавые волосы были коротко подстрижены, смуглый, с очень внимательными карими глазами за стеклами маленьких очков в тонкой серебряной оправе.
  
- Присаживайтесь, - обратился он ко мне.
  
   Я начала рассказывать, как школьница, заранее заготовленную речь: как меня зовут, что я закончила курсы бартендеров и там мне дали адрес этого ресторана как возможное место работы.
  
  - Свободной вакансии бартендера сейчас нет, - сказал мне менеджер, - но я могу предложить тебе место официантки. Честно говоря, никто тебя бартендером без опыта работы не возьмет, даже не трать зря время. Поработаешь немного официанткой, наберешься опыта, узнаешь, что к чему, я тебе дам работу бартендера, когда место освободится.
  
  - Я как-то не знаю. Я не хотела бы быть официанткой. А какие условия? - с сомнением в голосе поинтересовалась я.
  
  - Тебе необходимо пройти бесплатный тренинг в течение недели, до начала работы. Что это такое? Ты будешь приходить как на работу, я тебя прикреплю к кому-нибудь из официантов, чтобы ты смотрела, что нужно делать и как, будешь изучать меню ( оно у нас большое, учитывая, что мы обслуживаем завтраки, ланчи и ужины), будешь набираться опыта. Семь дней по восемь часов в день. После этого, с восьмого дня, ты уже выходишь
  самостоятельно работать и получаешь зарплату. Зарплата у нас небольшая, но типы хорошие. Некоторые получают до ста долларов в день.
  
  - Значит, неделю надо ходить бесплатно? А какой режим работы потом? - конечно, я все не так себе представляла.
  
  - Да, такие условия. Режим - в зависимости от того, какая смена будет свободна, но, по всей видимости, для тебя, как начинающей, это будет утренняя. Мы открываемся с семи утра. У тебя будут бесплатные обеды здесь. Форма одежды, как у официантов - белая блуза с черной бабочкой, черная юбка и черные туфли без каблука. У тебя есть все это?
  
  - Нет, но я найду. Я подумаю о Вашем предложении, - сказала я.
  
  - Хорошо.
 
   После деловой части, он стал меня расспрашивать, откуда я, замужем ли я, дети...
  
  - Сколько тебе лет? - нагло глядя мне в глаза, поинтересовался менеджер, - сорок-сорок два?
  
   "Ну и хам,- подумала я.- Ты думаешь, если ты здесь главный, то имеешь право унижать человека. В Америке вообще не принято задавать такие вопросы, как возраст и семейное положение при приеме на работу - это ущемление прав человека. Да и какое твое дело? Мало того, что задаешь некорректный вопрос, так ты еще и набросил пару годков!" Я знала, что выгляжу хорошо и моложе своего возраста. Никогда мне еще так не хамили. Как-то сгладила ситуацию шуткой. Что я могла - оскорбиться и уйти? Во-первых, знание ( или незнание) языка не позволили бы мне сделать это, а во-вторых, я уже почти склонилась к этой работе. Сомнения одолевали меня. Я понимала всю ничтожность моих поисков. Они не отличались многообразием, но вчерашнего бара с подвешенными бюстгальтерами мне хватило с лихвой. Где гарантия, что пересмотрев двадцать мест я потом не буду жалеть об этом? У меня нет ни сил, ни времени смотреть. Надо начинать работать и зарабатывать что-то. И , что самое главное, у меня нет опыта работы ( экспириенса), который является камнем преткновения. И возраст - не то, чтобы тетенька, но уже и не девочка. Всем нужны молодые и энергичные. Я себя совсем не видела в роли официантки. Это настолько не мое! Время с семи утра - да я с ума сойду!
   Все это я обдумывала позже, а менеджеру сказала, что согласна попробовать. "Всегда ведь можно отказаться, к чему это меня обязывает? Но попробовать нужно!"
   
  - Хорошо, в понедельник приходи к девяти, спроси Нисара, это менеджер, я его предупрежу, -ответил он.- И не забудь про форму одежды.
  
   На том и порешили.
   
   Возвращаясь домой, в автобусе, я размышляла, смогу ли я работать официанткой и не напрасными ли будут эти семь дней бесплатной ( опять-таки) работы. Как же здесь, в Америке, любят бесплатно эксплуатировать людей! Смогу! Что мне остается делать? Сначала, конечно, будут самые неудобные часы работы, но потом, думаю, все пойдет! Появятся деньги и сразу станет повеселее! Нужно привыкнуть к режиму, отбросить все недомогания. Я же сильная! И я думаю, что мне не придется долго этим заниматься! Основным преимуществом этого ресторана было, конечно же, расположение - в самом центре Манхэттена. Это меня утешало: значит, проходимость большая, много людей и типы можно хорошие заработать.
  
  Тренинг
  
   В воскресенье вечером, накануне ответственного дня, я страшно нервничала: "Как это все будет? Буду ли я понимать посетителей? И вообще, в какую авантюру я ввязалась?" Вставлял мозги только тот факт, что денег на счету оставалось все меньше и меньше...
  
   Понедельник, первый рабочий день. Я приехала в ресторан около девяти, предварительно узнав расписание автобуса-экспресса, который в утренние часы шел прямо от дома и мне не было необходимости пользоваться двумя "испанскими" автобусами. Таким образом, мне надо было проснуться после семи ( ну это еще куда ни шло!). Зайдя в ресторан, я спросила Нисара, как и было велено. Им оказался индус или пакистанец лет тридцати пяти, который пытался выглядеть очень деловым. Он направо и налево раздавал всем указания.
  
  - Тебе говорили о форме одежды? - спросил он, окинув меня взглядом.
  
   Я была в джинсах и блузе, на которую набросила джинсовую куртку. Юбку же захватила с собой. " Неужели я поеду в юбке да еще и с бабочкой?"- подумала я, а сама ответила:
  
  - Да, я могу переодеться?
  
  - Иди вниз, там в подвале есть женский гардероб - там и переоденься.
  
   Для того, чтобы попасть в подвал, надо было пройти через кухню. Все здороваются, заинтересованно: "Новенькая!" В подвал вела лестница с облупленными ступеньками. Спустившись, я оказалась в полутьме - света практически не было. К подвальному запаху примешивались еще какие-то не совсем приятные запахи. Стояли ящики с бутылками, картонные коробки. И пустота... " Тут будешь кричать, никто не услышит! Хоть насилуй, хоть убивай!" - подумала я. Хотелось побыстрее выбраться оттуда на свет, к лю-ю-дям!
  
   Под "гардеробом" подразумевалось маленькое темное грязное помещение за занавесочкой - такое же оказалось по-соседству, для мужчин. Металлические шкафчики, года этак 1940-го, грязный старый кожаный стул и кусочек облупленного зеркала являлись составляющими этой комнаты. Создавалось чувство, что последний раз все обновлялось еще до войны. В этой же комнате за дверью размещался туалет - для официанток; такой же грязный, как и все вокруг. Это помещение давно не встречалось с уборщицей! Меня абсолютно потрясло увиденное. Америка! Полная антисанитария! Поспешно переодевшись, я поспешила к выходу. Я совсем не удивилась бы встретить в этом месте большую крысу, но навстречу мне вышел черный - грузчик или посудомойщик, наверное. От неожиданности сердце забилось в несколько раз быстрее. Господи! Куда я попала?
  
   Выбравшись наверх, вздохнула с облегчением... Найдя Нисара, я сказала, что готова приступить к работе. Он опять неодобрительно окинул меня взглядом.
  
  - В такой блузке нельзя. Надо обычную рубашку. Работа официантки грязная и ты будешь пачкаться. Ладно, потом сама поймешь. Анна! - позвал он.
  
   К нам подскочила настоящая Баба Яга. Потрепанная жизнью, неопрятная, с помятым, как у алкоголика, лицом, беззубая и с прокуренным голосом! Достаточно? Я могу продолжить описание. Но, вы не поверите, это была ЛУЧШАЯ официантка ресторана, поэтому меня и прикрепили к ней - набираться опыта.
  
  - Бери поднос и за мной. У тебя есть опыт работы? Нет? Бери для начала меню и изучай! Потом расскажу, что к чему. Сейчас я очень занята - busy time, - это все она мне сказала скороговоркой на бегу.
  
   Позже, я узнала, что busy time - это время, когда официанты носятся, как "электровеники", но делают основные "типы" - чаевые. В утренние смены - с девяти до одиннадцати завтрак и с часу до трех дня ланч. Так что, я оказалась сейчас не совсем кстати. Но Анна успевала обслуживать клиентов и объяснять мне, что к чему. Я за ней не успевала. Она забегала на кухню и орала не своим голосом:
  
  - Сани сайд ап, ту таймс! Ты должна после принятия заказа у посетителей громко объявить этот заказ повару здесь, на кухне! Будешь говорить тихо - никто не услышит и твой клиент не дождется своего заказа!- объясняла по ходу дела она мне.- Повторяй!
  
   И она опять орала, как будто ее резали:
  
  - Веджетебл омлет!
  
  - Веджетебл омлет, - спокойным голосом повторяла я.
  
  - Ты что? Ты видишь, что здесь творится? Тебя никто не услышит! Надо кричать!
   
   На кухне было столпотворение официантов. Каждый выкрикивал свое. У всех лица были сосредоточенные и недобрые. Каждый боролся за своего клиента и, соответственно, за свой заказ. С противоположной стороны от поваров стоял стол, на котором были расставлены металлические баки с "украшениями блюд" - ломтиками маринованных огурцов, апельсинов, ананасов. Все это бралось уже самим официантом для украшения тарелок. " Как же, - думала я. - Ведь это все съедобное и берется прямо так, руками!". Тут же находились подносы с чистыми приборами. Как выяснилось в дальнейшем, ложек и вилок всегда не хватало. Поэтому самые шустрые официанты ждали, когда посудомойщик выставит поднос с чистыми приборами и хватали про запас, кладя вилки и ножи в карманы своих фартуков ( у кого таковые имелись). Пол на кухне был мокрым и скользким. На нем то тут, то там просматривались какие-то остатки еды, и надо было пошаркивать ногами, притормаживая, чтобы не поскользнутся и не упасть. В конце кухни стоял бак с грязной посудой и черный парень обмывал тарелки водой, льющейся из длинного шланга.
  
   Официанты здесь не только забирали заказы и украшали блюда, но и готовили сами. Например, овсянку на завтрак. Берется готовый пакетик сухой каши, заливается кипятком и ставится в микроволновку - вуоля! Овсянка, сэр! Такой завтрак стоил шесть пятьдесят. Если в такую кашу добавлялся банан, нарезанный официантом, будь добр, заплати еще на полтора доллара больше. Также самостоятельно готовились десерты и коктейли. Но об этом я узнала немного позже, а пока я бегала за Анной с пустым подносом, стараясь не выбиться из ее темпа.
  
   Зал был сохранен в стиле "ретро" - старые столы, люстры; звучали мелодии семидесятых годов, под которые официанты бегали и выдавливали из себя фальшивые улыбки тем, кто решил позавтракать в ресторане. Так и хотелось, глядя на все это, повесить вывеску при входе: " Заходите в наш ресторан! Приятная атмосфера, доброжелательные улыбки обслуживающего персонала и ретро-музыка гарантированы!" Не многие посетители знали, что творится "за сценой": грязная кухня, еда, которая берется руками ( не всегда чистыми) официантов, посуда, которая в случае отказа посудомоечной машины моется вручную, ругань и перекошенные лица обслуживающего персонала, которые только что "изображали радость" при виде вас.
   
   К одиннадцати утра поток посетителей рассосался и, вручив мне меню для изучения, Анна отправилась курить. Я стояла и мерзла в своей тонкой шелковой блузке. Было уже начало октября и помещение не отапливалось. Меня, наверное, трясло еще и на нервной почве. Уже за два часа я поняла, что вряд ли смогу так орать на кухне, топтаться на мокром полу, подкладывая руками кусочки апельсинов на тарелки, нести по нескольку тарелок в руках одновременно( вот почему нельзя красивую блузу)! В этот момент я заметила, что ко мне направляется тот, кто проводил со мной собеседование. Его звали Джозеф и все его здесь жутко боялись. То там то тут слышался шепот: "Сейчас Джозеф придет!" "Ты не знаешь, во сколько Джозеф должен прийти?"
  
  " Господи, что они его все так боятся? Не человек он, что ли?" - думала я.
  
  - Ну как твой тренинг? Осваиваешься? Что-то ты неправильно одета. Тебе не холодно в этой блузке?- поинтересовался он.
  
  - Мне очень холодно!- сказала я и, не подумав, прикоснулась рукой к его руке - тем самым дав понять, какие у меня ледяные руки. Это был какой-то необдуманный и импульсивный жест с моей стороны.
  
  - У тебя нет жакета? - спросил он.
  
  - У меня джинсовая куртка.
  
  - Нет, это нельзя. Оденься завтра потеплее. А сейчас продолжай тренинг. Обед у тебя пол-часа. Ты можешь выбрать время сама. Повару закажешь, чтобы он тебе приготовил что-нибудь из меню. Тогда можешь посидеть и отдохнуть. В другое время сидеть не разрешается. Официант должен всегда стоять, даже, когда нет посетителей.
  
  - Хорошо, - послушно ответила я.
  
   Через какое-то время, продолжая вчитываться в меню, я заметила, что ко мне опять направляется Джозеф.
   
  - На, набрось! - протянул он мне черную кофту из тонкой шерсти на пуговицах. Он говорил тихо, мягко, внимательно глядя карими глазами поверх очков. - У меня в офисе кто-то забыл.
  
  - Спасибо большое!
  
  - И оставь ее пока у себя - она тебе еще понадобится здесь! - с этими словами он удалился.
  
   Во время ланча я познакомилась с одной русскоязычной официанткой - грузинкой Софией. Она тоже не так давно начала тренинг и ей оставалось пару дней до самостоятельной работы. Она жила в Квинсе и до этого работала в каком-то греческом ресторане. Опыт у нее был. Но в ресторане то ли сменилось руководство, то ли еще по какой-то другой причине, поток посетителей существенно снизился и у нее не осталось другого выхода, как искать более многолюдное место. Она на переставала сравнивать, как там было хорошо и какой здесь бардак!
  
  - Мы там были, как одна большая дружная семья. Дни рождения все отмечали, прямо в ресторане столы накрывали и руководство все оплачивало. Я бы никогда оттуда не ушла. А чистота какая там! - не переставала она нахваливать старое место работы.
  
  - Мне не с чем сравнивать! - призналась я, - Я тоже представляла рестораны и кухни немного по-другому, но сегодня мои представления все разрушились.
  
  - Здесь так потому, что это большой дайнинг-ресторан, - объяснила она мне.-В маленьких ресторанах все по-другому. Но здесь и заработать можно больше. Единственное, этот Джозеф нервы трепет.
  
  - А что с ним не так? Вроде абсолютно нормальный, спокойный.
  
  - Да ты что, Ника! Это же деспот и тиран. Ты не представляешь, как здесь все его боятся. А когда он вызывает кого-то к себе в кабинет в подвале, так вообще идут, как на пытку. Я уже тоже успела там побывать - он так орал на меня ни за что, - поделилась со мной София.
  
   Тридцать минут обеда прошли очень быстро и надо было опять вставать и ходить с подносом. Анна ушла домой ( она работала каждый день с семи до часу-двух, делала свою сотню и ей было достаточно), и мне дали другую официантку, не такую быструю, но к концу дня ноги все равно гудели.
  
   На следующий день повторилось то же самое, с тем только различием, что многие меня знали и приветствовали. Опять с утра я старалась угнаться за Анной, опять, когда не было клиентов, строгий менеджер Нисара не давал никому из официантов присесть и мы должны были подсыпать соль в солонки на столах и подкладывать пакетики с сахаром, опять грязь и крики на кухне, нехватка столовых приборов, ругань между самими официантами. Я никак не могла изучить меню, а на дом его не давали. Я даже с завтраками разобраться толком не могла, не говоря уже о ланчах. Но меня пытались учить - для этого и тренинг. Сколько видов приготовления яиц, какой хлеб для тостов, до какой стадии готовить бюргеры и тому подобное.
  
   С четвертого для закончилась теория и началась практика.
  
   - Иди бери заказ у клиентов, - сказала Анна и направилась за мной.
  
   Взять-то я взяла, но вот выполнить до конца не смогла. Надо было приготовить овсянку и заказать яйца "сани сайд ап". Сначала я принесла кофе. Заказала громко, как могла, повару яйца и принялась за овсянку. Поставив в микроволновку, я никак не могла понять, как же ее включить - половина кнопок не работала. Кто-то, видя мои мучения, пожалел меня и помог нажать нужную кнопку. Печка была старой и подход к ней надо было знать. В общем, здесь все отдавало "стариной", этакий дореволюционный раритет, и хозяин этого ресторана, по всей видимости, получая неплохую прибыль, не хотел тратиться на ремонт и обновление техники.
  Я пошла отдавать заказ клиентам, Анна за мной.
  
  - Говори с ними! - орала она, не обращая внимания на то, что люди смотрят и смеются с такой непрезентабельного вида официантки.- Говори! Они любят, когда с ними разговаривают. Почему ты молчишь? Ты же хочешь быть официанткой! Talk to them!
  
   О чем я могу с ними говорить? Я спросила, подлить ли кофе, все ли в порядке, но о чем мне с ними вести беседу?
  
   В общем, после пяти дней тренинга я была мертвая и понимала, что через два дня я не смогу работать как официантка. Я до сих пор не могла самостоятельно обслужить клиента - я приносила напитки, тарелки из кухни, но это было как помощь кому-то другому. Все во мне сопротивлялось этой грязи, ненормальности ситуации, какой-то бесчеловечности - все работали как на выживание, каждый приходил заработать свою копейку и не было такого, как коллектив: пришел, откричал повару, потолкал локтями других официантов, чтобы не мешались под ногами, схватил, если успел чистые ложки-вилки, сгреб "типы" со стола и трава не расти! И, самое главное, все мне это напоминало своего рода рабство : нельзя присесть, свободная минута - раскладывай сахар, рассыпай соль, пойти в туалет - это событие. Все мое естество кричало, вопило: "НЕТ!".
  
   Это я, с высшим экономическим образованием, с музыкальным образованием, бывшая бизнесвумен из Москвы дошла до того, что буду топтаться на этой грязной мокрой кухне и спускаться в этот вонючий темный подвал, чтобы отметить свою карточку о прибытии на работу! А какой- то "факистанец" будет мне указывать, что я должна раскладывать сахар. Да что же это такое? Неужели нет никакого выхода? Неужели это единственное место, где можно заработать деньги. Да, кстати, совсем забыла: зарплата у всех официантов - три пятьдесят в час. Поэтому они и "рвали когти" за каждого клиента. Но, наверное, самым неприятным было то, как на меня смотрели посетители. Во взгляде многих из них читалось недоумение, когда я стояла со своим подносом сбоку от официантки. " А что ТЫ здесь делаешь?" -говорилось во взгляде. Настолько я не вписывалась в этот коллектив....
  
   И еще я знала, что ресторан ресторану рознь.
Энкин Ника
Публикуется с сокращениями. Полностью здесь :    http://world.lib.ru/e/enkin_n/
Фото с сайта http://www.dailytelegraph.com.au
Рейтинг: 
Голосов пока нет