Нелегкая жизнь русского крестьянства в 16 веке

По данным историка А. И. Копанева, а также экономиста и демографа Б. Ц. Урланиса, население России в середине XVI в. составляло примерно 9–10 млн человек, к концу столетия – 11–12 млн. Около 90% из них были крестьяне.

Среди типов поселений, в которых жили крестьяне, можно выделить следующие:

а) село – 20–30 дворов, центр церковного прихода. Как правило, село было центром вотчины;

б) слобода – поселение крестьян, призванных на льготных условиях из других земель;

в) деревня – 3–5 дворов. Название происходит от слова “дерть” – целина. Деревни обычно возникали в результате перехода крестьян на новые земли;

г) починок – 1–3 двора. Термин возник от слова “почну” – начать. Это маленькое поселение на свежевозделанной земле;

д) пустоши, селища, печища – запустевшие, брошенные поселения. Они различались по степени опустошенности. Земля пустошей еще вносилась в земельные переписи как пригодная для сельскохозяйственного использования, а печище считалось совсем погибшим – от него оставались только сгоревшие остовы печей.

В центре России плотность расположения населенных пунктов была такова, что, по образному выражению современников, из одной деревни в другую можно докричаться. Расстояние между ними составляло 1–2 км. Таким образом, центр страны представлял собой пространство, покрытое лесами, обрабатываемыми полями и несколькими тысячами маленьких поселений-деревень в три – пять дворов каждая с населением от пяти до нескольких десятков человек. Чем дальше от городских центров, тем больше преобладали леса и угодья, а количество поселений и обрабатываемых земель уменьшалось.

В течение первой половины XVI в., как показано А. Л. Шапиро, растет число сел, деревень и починков. Во второй половине столетия количественный рост замедляется, зато начинают увеличиваться размеры существующих сельских поселений, возрастает их дворность, т.е. количество дворов в каждом поселении. Укрупнение поселений способствовало складыванию больших пахотных массивов, изживанию дробности землепользования.

В XVI в. сельское население социально неоднородно. Наиболее благополучным было лично свободное черносошное (государственное) крестьянство, несшее государево тягло, но при этом избавленное от дополнительных владельческих повинностей.

Владельческие крестьяне (светских и церковных землевладельцев) имели значительное социальное расслоение. На вершине социальной пирамиды были крестьяне-старожильцы – прочно стоявшие на ногах сельчане, много лет живущие и работающие у одного и того же землевладельца.

Пришлые крестьяне – новоприходцы – на новом месте из-за своего безземелья арендовали землю. При этом они получали от землевладельца временные налоговые льготы при условии выполнения для господина некоторых работ. Обычно новоприходцев отправляли поднимать целину, возрождать заброшенные деревни. Через несколько лет, когда заканчивался льготный период, новоприходцы вливались в основную массу крестьянства и становились старожильцами. Либо, если не выполняли оговоренных условий, должны были платить хозяину неустойку – так называемый заряд.

Крестьян, не имевших земли и арендовавших ее у землевладельца за половину урожая, называли половниками. Однако в силу чрезмерных масштабов эксплуатации половничество не имело в XVI в. значительного распространения. Преимущественно в монастырских хозяйствах выделяется особая группа наемных работников – так называемых детенышей, формируемая из свободных “гулящих” людей, “казаков”. Они происходили из безземельной и не владевшей имуществом маргинальной бедноты.

Своеобразной формой ухода от чрезмерной эксплуатации был переход крестьянина в бобыльство или в холопство. Бобылями называли бедных крестьян, которые выходили из тягла (из-за неспособности его выплачивать) и начинали “жить за господином” на его земле, выполняя работы на землевладельца. Бобыли могли быть пашенными (выполняли барщину) и непашенными (работали в хозяйстве помещика). Они были лично свободными, их зависимость наступала по договору (“ряду”) и имела экономическое происхождение.

Совершенно разорившийся крестьянин, запутавшийся в долгах, мог продать или заложить себя в холопство – полную личную, рабскую зависимость от господина. Самопродажа в холопы увеличивалась в голодные и неурожайные годы: человек терял свободу, но сохранял жизнь, потому что хозяин был обязан его содержать. Кроме того, налогов и долгов холоп мог больше не платить. В голодные годы неурожая, самопродажа в холопы приобретала угрожающие масштабы.

Основной сферой деятельности крестьянства было сельское хозяйство, прежде всего – земледелие. Русские крестьяне сеяли в XVI в. около 30 разных видов растений (рожь, пшеницу, ячмень, овес, гречиху, просо и т.д.). Наиболее распространенной являлась комбинация из ржи (озимые) и овса (яровые). В XVI в. среди посевов увеличивается доля технических культур, прежде всего льна, конопли, хмеля.

Развивается огородничество, некоторые районы начинают специализироваться именно на поставках огородных овощей (например, в округе Ростова Великого массово выращивался лук). Наибольшее распространение имели репа, капуста, морковь, свекла, огурцы, лук, чеснок. Постепенно распространялись фруктовые сады, в которых сажали яблони, сливы, вишни, в южных районах – дыни и арбузы.

Урожайность колебалась в зависимости от района, плодородия почвы, сельскохозяйственной культуры от сам-три до сам-четыре. Эти показатели сходны со среднеевропейскими цифрами для XVI в. Примерно такой же была урожайность зерновых в Германии, Польше, других странах. Там, где начиналось развитие капиталистического производства (Нидерланды, Англия), урожайность была выше – сам-десять и более.

Из систем земледелия продолжали существовать подсека (особенно в колонизируемых лесных районах), перелог (поле засевается несколько лет подряд, затем отдыхает, потом снова распахивается и т.д.) и пашня наездом (крестьяне находят новую территорию, распахивают, потом приезжают для сбора урожая и затем забрасывают эту землю). Наиболее распространенным было трехполье, которое усовершенствовали так называемым ротационным циклом (участок делился на шесть полей, в которых и происходила последовательная смена культур).

Размеры обрабатываемой земли на крестьянский двор сильно варьировались в зависимости от местности, социально-экономической ситуации. Они могли колебаться от 2 до 20 десятин. Очевидна тенденция их уменьшения к 1570–1580-м гг. По-видимому, это было связано с демографическими последствиями опричнины и Ливонской войны. Уменьшилось количество работников, а соответственно сократились и площади земель, которые они были способны обрабатывать.

Уменьшение дохода от крестьянского хозяйства вызывало рост поборов, особенно во владельческих хозяйствах, которые усилением эксплуатации пытались компенсировать убытки в условиях кризиса 1570–1580-х гг. В результате крестьянин еще больше сокращал свою запашку, чтобы платить меньше налогов (в начале XVII в. встречаются кадастры, в которых за крестьянскими дворами записано до 0,5 десятины земли).

Какой выход искали крестьяне в случае малоземелья? В XVI в. имела место практика аренды земли “под оброк”, т.е. с обязанностью платежа специального оброка. Причем таким образом арендовались как сельскохозяйственные земли, так и угодья под выпасы, промыслы, рыболовство и т.д. Тем самым крестьянское хозяйство могло состоять как из “тяглых” земель, т.е. обложенных повинностями и переписанных государевыми писцами, так и из дополнительных “оброчных”, арендованных.

Особое распространение практика аренды за “пятый или шестой сноп” получила в последней трети столетия. Для государства она была невыгодна, поскольку получалось, что “переобложенные” повинностями наделы сокращались до минимума (соответственно падал и размер взимаемых налогов). А реальная экономическая жизнь расцветала на арендованных землях, но доход шел в карман арендатора и арендодателя. Другое дело, что в конце XVI в. у властей зачастую не было выхода: запустело большое количество вотчинных и поместных земель, и лучше было их сдавать хотя бы “под оброк”, чем допускать, чтобы они стояли пустыми. При этом в конце XVI в. были существенно подняты расценки за аренду (ранее она составляла от 12 до 30 коп. за обжу пахотной земли, а в 1597 г. была установлена цена от 40 до 60 коп.).

Почву обрабатывали сохами (одно-, двух- и трехзубыми). Пахали в основном на лошадях. В XVI в. самой распространенной становится соха с полицей, т.е. с отвальной доской, которая увлекает с собой взрыхленную землю и отваливает се в сторону. Такая соха тщательнее обрабатывала почву, уничтожала сорняки и позволяла запахивать удобрения. Плуг с железным лемехом был распространен меньше. В XVI в. получает развитие унавоживание почвы, причем “возить гной (навоз) на поля” становится одной из крестьянских повинностей.

Развивалось скотоводство. На одно крестьянское хозяйство в среднем приходилось по одной или две лошади и коровы. Кроме того, держали мелкий скот (овец, коз), домашнюю птицу. Из пород мелкого скота преобладало овцеводство, которое помимо мяса и молока обеспечивало шкурами и теплой одеждой.

Породистость скота была низкой, преобладали примитивные породы, дававшие мало молока и отличавшиеся скромным весом (по археологическим данным, средняя корова в XVI в. весила до 300 кг; сегодня средний вес породистой коровы – 500 кг, быка – 900 кг).

Не существовало деления на мясные и молочные породы. Скот держали во дворах под открытым небом или в специальных плетневых загонах, для теплоты обложенных навозом. Молодых животных, а также весь скот в холодное время года, могли держать в избах, если позволяло место. В течение XVI в . постепенно происходит переход от открытого загонного содержания скота к его переводу в специальное крытое помещение (хлев).

В хозяйстве крестьян огромную роль играли промыслы, составлявшие в совокупном доходе двора до 20%. Из них в первую очередь стоит отметить рыболовство (в том числе в специально вырытых и зарыбленных прудах), бортничество, изготовление деревянной и глиняной посуды, смолокурение, железоделание и т.д.

Крестьянское хозяйство рассматривалось как главный источник дохода для государства. Крестьянские повинности делились на государево тягло и оброк, барщину, назначаемые землевладельцами.

К тяглу относились (перечислены главнейшие повинности):

1) дань – прямые денежные платежи; сохранялась как наследие монголо-татарского ига, когда дань для татар собирала Москва. Орды давно уже не было, но сбор дани Москвой остался. В 1530–1540-6 гг. в Новгородской земле этот платеж составлял 4–5 коп. с обжи;

2) корм – сборы для кормленщиков-наместников и волостелей (до середины XVI в., затем заменены кормленым окупом в пользу государства);

3) посошная повинность – из крестьян формировалась так называемая посоха, сопровождавшая русское войско в любом походе. Это своеобразные “чернорабочие войны”, которые использовались для любой черной работы: тащили на себе орудия, строили временные укрепления, лагеря, после сражения закапывали трупы и т.д.;

4) ямская повинность – крестьяне должны были предоставлять подводы и лошадей для нужд государственного сообщения, перевозок. Со второй половины XVI в. вместо этой повинности начинают взиматься “ямские деньги”;

5) тамга – сбор пошлин с клеймения коней. Клеймо (тамга, тавро) указывало на владельца;

6) постройная повинность – участие крестьян в качестве разнорабочих в строительстве крепостей, мостов, дорог и т.д.;

7) пищальные деньги – специальный сбор для обеспечения армии огнестрельным оружием. Кроме того, со второй половины XVI в. получает распространение специальный сбор для производства пороха – “жемчужные деньги”; во второй половине XVI в. также вводится сбор полоняничных денег на выкуп пленных, в основном из Крымского ханства;

8) устройство рыбных прудов для государя.

Владельческий оброк делился на издолье (взимался зерном: отдавалось от пятой части до половины урожая на тяглых землях либо каждый четвертый или шестой сноп на оброчных землях) и посп (продуктами, например, посопный хлеб).

В XVI в. крестьяне также выполняли принудительные работы на землевладельца – барщину. Господские земли обрабатывали большей частью не крестьяне, а пашенные холопы, причем заметна тенденция перевода барщинных земель на оброк. Барщинных земель было сравнительно немного (есть данные, что они в начале XVI в. соотносились с оброчными как один к пяти).

Всего по различным повинностям крестьяне в XVI в. отдавали около 30% годового дохода. Вначале крестьяне платили “по силе”, т.е. кто сколько сможет. После составления в конце XV – XVI в. писцовых описаний земель (кадастров) они начали платить “по книгам”. Единицей налогообложения выступали земельные площади. На черносошных землях они назывались сохами, во владельческих селах – вытями. Их размер различался по регионам.

В целом налогообложение крестьянства в XVI в. было сравнительно невелико (в последующие столетия крестьяне станут отдавать гораздо больше, например, при Петре I число повинностей возрастет примерно до 40).

https://dhoz.ru/%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b4%d0%b5%...

Рейтинг: 
Голосов пока нет