СТРАШНЫЙ КОНЕЦ «САН-ДИЕГО»

Долгое время считалось, что роковая гибель испанского галеона «Сан-Диего» практически со всем экипажем во время боя произошла из-за ошибочных действий капитана Хуана де Алькега. Так писал в своих мемуарах председатель совета Филиппин Антонио де Морга. И только недавно стала известна правда о страшном конце галеона и о трусливом «адмирале». Первым узнал о ней археолог-подводник, Фрэнк Годдио.

В 1600 году у острова Фортуна вблизи Манилы затонул испанский галеон «Сан-Диего». Это огромное судно, нагруженное товарами и сокровищами, вышло в море для сражения с нидерландским парусником «Маврикий» якобы для защиты населения Манилы от голландцев (Манила с 1565 года была под властью Мадрида).
Как выяснилось, этот трагический поход состоялся по прихоти испанских чиновников, жаждущих легкой добычи. На самом деле «Маврикий» никакой реальной опасности для Манилы не представлял – судно было порядком потрепано штормами.
На его борту оставалось чуть больше 90 матросов, изрядно измученных долгим морским путешествием и страдавших от цинги. «Маврикий» сопровождал небольшой корабль «Эендрахт». Оба корабля являлись остатками четырех флотилий, направленных из Нидерландов к берегам Южной Америки 2 года назад.
Но председатель совета Филиппин Антонио де Морга, лелеявший мечту получить чиновничий пост в Америке, решил, что атака на нидерландский корабль обеспечит продвижение его карьеры. Галеон «Сан Диего» стал флагманом в этой военной операции. На него было спешно установлено 14 пушек, снятых с крепостных стен Манилы, а в перегруженные трюмы закатили 127 бочонков пороха.
Роковой ошибкой был приказ - оставить на борту судна весь торговый груз. И это несмотря на то, что судовладелец умолял Антонио де Морга сбросить хотя бы часть за борт, когда стало ясно, что корабль безнадежно перегружен. Но провозгласивший себя адмиралом алчный чиновник приказал груз спустить в трюмы, чем еще больше усугубил плачевное положение судна.
На второй корабль в эскадре - маленькое судно «Сан-Бартоломе» хитрый Антонио де Морга назначил опытного мореплавателя – капитана Хуана де Алькега, правильно рассчитав, что его присутствие побудит многих принять участие в этой авантюре. Всего на борту «Сан-Диего» теснилось 450 матросов: филиппинцев, африканцев, японских наемников и их слуг, а на «Сан-Бартоломе» - 100.
14 декабря 1600 года капитан «Маврикия» Оливье Ван Ноорт, заметив вражеские паруса, начал подготовку к бою. И приказал кораблю «Эендрахт» срочно плыть на родину с отчетами об экспедиции.
Он первым нанес удар из пушки по атаковавшему его «Сан-Диего» и попал в парус вражеского корабля, который разорвало в клочья. Пришедший в ярость Де Морга приказал открыть ответный огонь, но забитые доверху трюмы помешали зарядить пушки.
Тогда Де Морга приказал идти на абордаж, даже не убрав паруса, и корабль испанцев врезался в «Маврикий». В его корпусе появилась роковая пробоина ниже ватерлинии. Испанцы прыгнули на палубу «Маврикия» с криками «Amaina, perros! — Сдавайтесь, псы!». В свою очередь капитан «Маврикия» Ван Ноорт принял правильное решение – вести переговоры, забаррикадировавшись со своими малочисленными матросами в трюмах.
Но трагедия продолжала развиваться. Подоспевший «Сан – Бартоломе» открыл огонь по «Маврикию». То есть практически по своим соотечественникам. Не заметив, что они уже были на борту голландцев. Поняв, что ошибся, капитан де Алькега покинул место боя, бросившись в погоню за «Эендрахтом».
Сам же «бравый» адмирал де Морга впал в странное состояние. Он лежал бледный на матрасе у якорной лебедки и заплетающимся языком лепетал: «Делай что можешь…», когда матрос умолял его отдать приказ о полном захвате судна.
Этой заминкой воспользовались находчивые голландцы, запалив дымовые шашки в трюмах. Испуганные повалившим едким дымом, испанцы вообразили, что в трюмах начался пожар.
После шестичасового молчания де Морга издал еще один фатальный приказ – уходить с борта судна и  рубить абордажные канаты. Спустя несколько минут испанский галеон «Сан-Диего» затонул на расстоянии пушечного выстрела от берега. Судно так быстро пошло ко дну, что большинство солдат не успели избавиться от тяжелых нагрудных панцирей. Часть же из них погибла под пулями нидерландцев.
Самое интересное, что капитан Антонио де Морга спасся, покинув судно первым, вопреки морскому обычаю. Но он не забыл прихватить трофеи - 2 флага с «Маврикия». Цена этих жалких трофеев – жизнь 450 человек и затонувший корабль. Впрочем, он, как говорится, «выйдет сухим из воды» и спустя 3 года получит чиновничий пост в Мексике, сумев убедить окружающих, что виноват во всем – капитан «Сан-Бартоломе»…
Эти трагические подробности открыл для истории археолог-подводник, Фрэнк Годдио.
Он скрупулезно изучал пожелтевшие фолианты со свидетельствами об этой трагедии. Самым сложным было – сопоставление противоречивых деталей. Но из записок капитана нидерландского галеона „Маврикий“ и некоторых других источников он узнал об истинных подробностях драматических событий, а также вычислил место трагедии.
С помощью магнитометра экспедиция, возглавляемая Фрэнком Годдио, на глубине 52 метра обнаружила останки корабля, находившиеся среди коралловых рифов. Спустившиеся в подводную пучину аквалангисты нашли на затонувшем галеоне предметы китайского фарфора времен династии Мин, бронзовые рукоятки от мечей самураев, 570 глиняных кувшинов. Были найдены и эксклюзивные вещи – корабельный компас (который еще работал) и астролябия, а также уникальный сосуд непонятного назначения в форме баклажана
Несмотря на 400 лет, проведенных под водой, хорошо сохранились некоторые части корабля : киль, шпангоуты, рулевой механизм. Человеческие останки были найдены лишь на нижней палубе, среди груды ржавых пушек. Видимо, несчастные были придавлены ими во время трагедии.
Несмотря на тщательные поиски, подводникам-археологам пока не удалось обнаружить даже следов громадных сокровищ, которые, судя по всему, находились на борту «Сан-Диего». Море продолжает надежно хранить свои тайны…
Пройдет еще немало времени, пока находки будут тщательно исследованы и отреставрированы. Но одно несомненно - причина трагедии у острова Фортуна – не ошибка опытного капитана де Алькега . А тщеславие, бездарное командование, да и просто человеческая глупость и малодушие чиновника, вообразившего себя гением морского боя.
Рейтинг: 
В среднем: 5 (2 голоса(ов))