Тайна гибели экспедиции Русанова

Северный Ледовитый океан таит множество тайн и загадок. Одна из них - мистическое исчезновение экспедиции опытного полярного путешественника Владимира Александровича Русанова.

Свое сердце Русанов отдал Северу еще в студенческие годы. Тогда же, в начале 1900-х годов, он и совершил свои первые экспедиции, правда, сухопутные. Он учился во Франции, в Сорбонне, где и познакомился с будущей женой Жюльеттой Жан, пропавшей вместе с Русановым в последней экспедиции. Именно здесь у Владимира Александровича созрела невероятная мысль: организовать путешествие через Северный Ледовитый океан. Мечта, которую на тот момент просто нереально было исполнить.

После его возвращения в Россию была снаряжена экспедиция на Новую Землю. Остров был малоизучен. Но Русанову удалось сделать невероятное: он обошел не только северную часть, но и южную, что до него никому еще не удавалось. И вот на картах местности появились реки и бухты, заливы, которые неутомимые путешественники тщательно исследовали.

В это время на страницах научных газет и журналов появлялись все новые и новые статьи, где ученые с радостью сообщали о предпологавшемся строительстве железной дороги, которая соединила бы Белое море и Обь.

Однако Русанов был ярым противником фантастически невероятного проекта. «Никакой другой путь не может быть выгоднее Северного морского. Никакой другой путь нельзя создать скорее. Я считал бы цель достигнутой, если бы в моем призыве к завоеванию льдов послышалось нечто большее - призыв к могуществу, величию и славе России», - говорил уже опытный полярный путешественник Русанов.

Весной 1912 года было получено согласие Владимира Александровича возглавить экспедицию на остров Шпицберген, который пока еще считался «ничейной землей». Цель – изучить каменноугольные месторождения и поставить заявочные знаки.

Было куплено небольшое норвежское зверобойное судно водоизмещением всего 63 тонны, которое получило гордое и величественное название «Геркулес». Подобрали и надежную, опытную команду, собрали запасы провизии из расчета на полтора года.

«Все готово к отъезду, все хорошо подготовлено, нас - четырнадцать. Если до ноября не возвращусь, значит, мы зимуем во льдах. Будьте покойны за нас!» - писал Русанов в письме матери 26 июня 1912 года. В тот же день «Геркулес» покинул Александровск-на-Мурмане, а через неделю подошел к Шпицбергену с западной стороны.

Они перешли через Южные районы архипелага. Экспедиция обнаружила богатые залежи каменного угля. И 30 заявочных столбов закрепили право России на добычу здесь полезных ископаемых.

В течение шести недель продолжались беспрерывные работы. Но пришло время возвращаться на берег. Однако у Русанова были несколько другие, встревожившие команду, намерения.

В статье «План шпицбергенской экспедиции» Владимир Александрович писал: « …С таким судном можно будет широко осветить и быстро двинуть вперед вопрос о Великом северном морском пути - пройти Сибирским морем из Арктического в Тихий океан». План путешествия выглядел довольно сомнительно. Но даже настойчивые уговоры геолога экспедиции Самойловича не оказали никакого влияния на решение Русанова. Однако трое из 14 человек экспедиции отказались ехать в рискованное путешествие: Самойлов, зоолог Сватош и заболевший боцман. Они пересели на попутное норвежское судно и вернулись на Большую землю.

10 августа 1912 года «Геркулес» отправился в опасное плавание. «Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если не погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов продовольствия имеем на год. Все здоровы. Русанов», - это была последняя телеграмма экспедиции Русанова. От «Геркулеса» известий больше не поступало.

Время шло. Но на связь судно не выходило. Экспедиция, снаряженная Русским географическим обществом в 1914-1915 годах, тоже не принесла никаких результатов.

Только через двадцать лет, летом 1934 года, у западного Таймыра на одном из островов топограф А.И. Гусев заметил обложенный камнями столб с надписью «Геркулес 1913 г.». Рядом валялись поломанные патронные ящики и нарты.

Через месяц на острове, в ста километрах от этого, нашли замерзшие клочки одежды, фотоаппарат, патроны и ружье. А еще через нескоторое время отыскали часы одного из членов экспедиции с инициалами «В.Г. Попов». Среди разбросанных вещей лежала и мореходная книга матроса «Геркулеса» А.С. Чукчина. Эти острова впоследствии получили названия Геркулеса и Попова-Чукчина.

В 1936 году гидролог экспедиционного судна «Торос» нашел в этом же районе блокнот с несколькими листами и подписью: «В.А. Русанов». Вскоре обнаружились и другие вещи: ложки, серебряные часы, кружки, латунный якорек с форменной куртки Кучина и обойма от пистолета системы «браунинг». Позже, на острове Песцовом и близ него, под толщей воды были найдены обломки какого-то малого судна, которые могли оказаться фрагментами «Геркулеса».

Однако все находки только дают возможность строить многочисленные гипотезы. Сама же тайна исчезнувшей команды Русанова не разгадана по сей день.
Рейтинг: 
В среднем: 5 (1 голос)