Индейцы варао: жертвы неумолимой цивилизации

Варао (люди лодки) — народ, живущий на северо-востоке Венесуэлы. 20 тысяч человек этого самобытного племени обитают на островах дельты реки Ориноко в мире болот и лагун, водных потоков и влажных тропических лесов. Живут они в тростниковых хижинах на сваях без стен. Отдаленные от цивилизации, «люди лодки» верят в бога-охотника, умеют считать до пяти и отлично плавают в реке, кишащей пираньями.

Кроме пираний, в мутных коричневых водах Ориноко водятся крокодилы. Кажется, что стоит опустить руку в реку, и ее тут же или откусят, или обглодают. Кроме того, здесь - колоссальное количество вредных микробов, поэтому даже в безумную жару мысль о купании не придет в голову белому человеку. Индейцы же приспособились к жизни в этих местах, ведь все их существование тесно связано с рекой. Их дети с младенчества превосходно плавают.
Вода находится не только снизу, но и льется с неба в виде дождей. Правда, в этих местах стоит постоянная жара со средней температурой не ниже + 25 градусов, поэтому варао живут в домах на сваях без стен, с пальмовой крышей. Иногда группа хижин сооружается на крупной платформе из древесных крон.
В каждой хижине имеется глиняная печь, расположенная в центре в окружении гамаков. Украшением жилища являются деревянные резные табуретки в форме животных. Под кровом ютятся несколько семей и поколений аборигенов: братья и сестры, бабушки и дедушки, дети и родители. Утром мужчины отправляются на ловлю рыбы и охоту в сельве, в домах остаются дети и женщины, которые готовят еду, ткут гамаки.
Основным средством передвижения индейцев являются каноэ, которые бывают двух видов: «бонго» вместимостью до 50 человек и маленькие лодки, куда помещаются не более трех человек. Бонго делается в несколько этапов, и вначале ищется подходящий ствол дерева. В начале сухого сезона мужчины рубят примеченное дерево, после чего в стволе выдалбливается выемка при помощи каменных орудий, огня и раковин. В этих лодках бонга перемещаются целыми семьями, причем маленькие дикари с раннего возраста умеют крепко цепляться за шею матери, грести веслом.
Конечно, в условиях влажного климата, обилия опасных животных и пресмыкающихся, нередки опасные травмы, болезни. Со всеми этими напастями борются методами шаманизма. При выполнении своей работы шаман полагается только на личную силу, духа-хранителя и духов-помощников. У каждого шамана есть , по крайней мере, один дух-хранитель независимо от количества духов-помощников.
Уилберт, описывая шаманов варао, отмечал: «Каждому, кто знаком с литературой о шаманизме, становится ясно, что опыт шаманов варао имеет поразительное сходство с космологическими практиками австралийских колдунов, несмотря на разделяющие их океаны и континенты».
Так же, как и везде, для общения с духами варао используют специальный табак, который выступает в качестве галлюциногена. Шаманы применяют специальные растения для того, чтобы установить контакт со своими духами-помощниками и изгнать недуг из тела больного.
Табак, который курят индейцы, далек от мягких сортов, используемых в настоящее время при производстве сигарет в Европе и Соединенных Штатах. Этот специфический табак буквально нокаутирует, он способен производить сильное наркотическое воздействие и пробуждать галлюцинации. С помощью этих галлюцинаций шаманы становятся посредниками между обычной и необычной реальностями.

Возможно, что во время таких сверхчувственных путешествий, шаманы узнали тайну своего происхождения. Варао верят, что все они происходят от бога-охотника. Он обитал на небе вместе с людьми и птицами. Однажды, охотясь на небесных птиц из лука, он убил одну так, что она, падая, пробила небесную твердь. Охотник пролез в это отверстие и увидел прекрасную и плодородную землю. Он спустился вниз по длинному канату вместе с людьми, потом туда прилетели и птицы. Так гласил легенда, передаваемая из уст в уста.
В 70-х годах в дельте Ориноко нашли запасы нефти. Цивилизация пришла в эти места вместе с нефтяными платформами компании «Бритиш Петролеум». В жилищах аборигенов появились признаки цивилизации. Индейские модницы стали носить платья, а продвинутые мужчины сменили традиционные лодки на моторные. В рыбной ловле стали пользоваться почетом рыболовные крючки.
Впрочем, газ и электричество неведомы этим людям. Варао никогда не видели телевизора, ведь до ближайшего города - 100 литров бензина на моторке. Лишь немногие из них понимают по-испански, а вот родной язык варао чрезвычайно беден - в нем всего несколько сотен слов. Слово «хорошо» - «джара» имеет 10 значений, в том числе «здравствуйте», а вот как сказать спасибо, эти индейцы не знают.
В настоящее время возле Бока-дель-Тигре построили сельскую школу. В ней учатся всего 15 учеников, хоть в семьях варао много детей. Каждый день родители отвозят своих чад на лодке за несколько километров. Но далеко не все отцы могут выделить время для таких плаваний. К тому же не все хотят, чтобы их дети читали, писали или считали. Для жизни в сельве их предкам хватало счета до пяти и навыков, передающихся из поколения в поколение.
В последнее время, в связи с развитием торговли, потребность в счете у варава все-таки появилась. Например, шесть на их языке- это пять плюс один, семь - пять плюс два и так далее. Чтобы купить лодочный мотор стоимостью двести тысяч венесуэльских боливаров, индейцам приходилось прибегают к помощи посредников. Так что ребята, прошедшие обучение в школе, теперь пользуются в племени почетом и уважением. Ведь они могут поехать на рынок в тот же Бока-дель-Тигре, продать какие-нибудь безделушки и украшения. Охотно покупают у них гамаки из пальмовых листьев, резьбу по дереву, которую ценят во всей Венесуэле. На вырученные гроши они могут купить рыболовные крючки или материю для женщин.
Вместе с цивилизацией на эти земли пришли новые болезни, которые добавились к местным напастям. У варао, например, очень распространён туберкулёз. В 2008 году 38 людей варао в штате Дельта-Амакуро умерли от загадочной болезни. Болезнь вызывала частичный паралич, конвульсии и сильный страх перед водой. Медики решили, что это - разновидностью бешенства, которая передалась людям от летучих мышей. Исследователи из Калифорнийского университета были возмущены тем, что местные власти отнеслись равнодушно к гибели аборигенов, как будто те не имеют никакого значения.
Рейтинг: 
В среднем: 5 (1 голос)