Страшное проклятье племени эль моло

На берегу горько-соленого озера Туркан вымирает некогда могущественное племя – эль моло. Несмотря на то, что настоящих эль моло осталось всего лишь 75 человек, их сторонятся, побаиваются и недолюбливают.  Они резко отличаются от членов соседних племен: едят только не только мясо, но и рыбу, не держат домашнего скота, не признают местных законов и обычаев, живут в «проклятом» месте. 

Название эль моло переводится, как «едоки рыбы». Эти странные люди проживают на берегу огромного озера Туркан (6500 кв. км.), соленого и неприветливого. Его открыли европейцы в 1888 году самым последним из Африканских озер, а в  1934 году обнаружили на берегах озера племя эль моло. 
Европейцы увидел горстку людей, не ведавших цивилизации и находящихся на первобытнообщинной ступени развития. Истинные охотники и собиратели - так их охарактеризовали ученые. Несмотря на то, что окрестные племена активно осваивали земледелие, эль моло признавали лишь охоту и рыболовство с использованием примитивных орудий  из камня, кости и тростника. Вместо лески  - крепкие водоросли, а крючки  - кости больших рыб.
У них отсутствовало  социальное расслоение, товарно-денежные отношения. Этнографам было совершенно непонятно, почему это племя не пытается брать пример с соседей - самбуру, боран. Те презрительно  называют эль моло «рыбными людьми», ведь сами считают рыбу поганой пищей, предпочитая кровь и молоко.
 
Кроме пристрастия к рыбе, есть еще одна причина, почему эль моло остались жить на озере. 70 лет назад на нем в изобилии водились крокодилы и бегемоты. Впрочем, вскоре бегемоты стали истребляться браконьерами с ружьями.   Правительство Кении  разрешало лишь племени эль моло охоту на гиппопотамов, но не более трех-четырех раз в году.
Раньше в племени был такой закон: чтобы жениться, юноша должен убить гиппопотама.    Обычно охота происходит следующим образом: за добычей отправляются восемь лучших охотников, которые до места охоты преодолевают тяжелый путь через колючки, до 70 км.  Охота на гиппопотама - долгое и опасное занятие. В воде это животное очень ловкое, и лишь на суше можно нанести смертельный удар.
Гиппопотамы, прежде чем выйти из воды, очень тщательно и осторожно обнюхивают округу. Чтобы «ликвидировать» свой запах, охотники измазывают себя экскрементами гиппопотамов. Если удается обмануть животное и оно, утратив бдительность, выходит из воды, охотники, окружив животное, стреляют в него из луков и бросают дротики, сделанные из крепкого тростника и акации, но имеющими железные наконечники. Поверженному животному  связывают ноги, и волокут его в другое место, чтобы  гиппопотамы не пришли на выручку раненому собрату.
После удачной охоты – пир горой на несколько дней и ночей. Уши и хвост – признанное лакомство, они достаются лучшему охотнику. Далее героям оказывают почести. Тела и лица охотников разукрашивают особыми узорами, а самого лучшего охотника «расписывают» особенно тщательно. Но даже в эти дни эль моло чередуют поедание жареного мяса с привычной едой из рыбы. Впрочем, вот уже почти 40 лет  эль моло лакомятся мясом бегемота не чаще одного раза в год. 
Постепенно исчезает и нильский крокодил, и лишь на удаленном южном острове Невозвратном  еще можно встретить этих чудовищ. Но репутация острова такова, что даже эль моло избегают там охотиться. 
На этот остров  в 1934 году были отправлены для исследований два этнографа, Мартин Шэфлис и Билл Дайсон. Было решено, что они пробудут на нем 10 дней, подавая каждые два дня световые сигналы. Экспедиция благополучно добралась до острова, и этнографы исправно посылали сигналы, но потом внезапно замолчали. Двести местных жителей были посланы на поиски, перевернули каждый камень, но – ничего не нашли. Ученые как бы бесследно исчезли.  Впрочем, шляпа Дайсона была все же найдена, но … в ста километрах к северу, на западном берегу озера.
Прошло 2 года, и на острове справили новоселье несколько семей эль моло, привлеченные скопищами крокодилов, на который они планировали  охотиться. Действительно, вначале дела шли «в гору», ведь им не было конкурентов - остальные племена просто боялись ступать на эти земли.  Островитяне уже установили торговые связи со своими родственниками на другой стороне озера. Но однажды с ними произошла та же история, что и с иностранцами: 30 аборигенов пропали безвозвратно!
Прибывшие на поиски родственники обнаружили  совершенно пустую деревню,  лишь у давно погасшего костра лежала протухшая рыба. Прошло несколько десятков лет, но заброшенные хижины сиротливо стоят на берегу, а в округе бродят одичавшие козы.
 
В настоящее время в жизни племени ничего не изменилось – от их жалких жилищ по-прежнему воняет рыбой, а вокруг кучами валяются рыбные кости. На ловлю, как и в давние времена, плавают  на своеобразных плотах из бревен пальмы. Электричество, кровати, телефоны – неизвестные на озере вещи. Правда, правительство подарило им несколько моторных лодок, да они научились плести сети. Вот и весь прогресс.
Рыбная монодиета пагубно отразилась на людях – они больны рахитом, страдают от хронического недоедания. Редко кто доживает до пятидесяти, а пятнадцатилетний здесь выглядит  - на двадцать пять, тридцатилетний  - на пятьдесят.
 
У врачей есть версия такого бедственного положения здоровья этих людей: резкий дефицит кальция и витаминов из-за однообразной пищи и непригодного питья.  Вода, которую люди используют для приготовления пищи, хоть и пресная, но солоноватая. В последние годы она стала еще и грязной, ведь в озеро стекают отходы с соседних ферм.
   
Печально также то, что эль моло почти полностью утратили свой национальный язык. Последний говоривший на нём умер лет пятнадцать назад. Ныне живущие эль моло говорят на языках соседних племен самбуру. Единственное, что может их спасти – это смешанные браки, но представители других племен очень настороженно относятся к рыбным людям. С ними не хотят иметь ничего общего.
Впрочем, несколько женщин самбуру и туркана все же согласились прийти в семьи эль моло,  и время показало, что было принято правильное решение. Численность эль моло стала постепенно увеличиваться, стали рождаться здоровые дети.  Впрочем, скорее всего, именно утрата национального языка приведет к тому, что эль моло как отдельный народ просто перестанет существовать.  
Рейтинг: 
Голосов пока нет