Тофалары – люди, затерянные в пространствах Восточной Сибири

Тофалары, тофы (тотемическое название: карагасы – черные гуси) - малочисленный тюркоязычный народ, живущий по законам предков в труднодоступных глубинах Восточных Саян. Название "карагасы" советским чиновникам не понравилось, и они убедили представителей этого народа, что человек не может называться «звериным» именем. Таким образом, Карагасия с 1934 года получила официальное название — Тофалария, а ее жители стали тофаларами.

Тофы – удивительный народ с непонятным происхождением, но большинство учёных считают, что они являются осколком большого народа, который когда-то занимал огромную территорию. Возможно, раскол произошел после покорения Тувы маньчжурской династией Китая. Те, кто остались на своих кочевьях в Восточных Саянах, стали называть себя карагасами, впоследствии же - тофами.

На протяжении всего периода наблюдения (с конца 17 века) численность карагасов оставалась стабильной и колебалась в пределах 400—700 человек. Никаких исторических свидетельств о массовой гибели нет, и даже на момент прихода русских в Присаянье численность этого народа была даже ниже современной.

Возможно, сложности по определению происхождения тофаларов связаны с отсутствием своей письменности. Старики из уст в уста передают легенды, но они настолько фантастические, что научный люд воспринимает их как сказки. Вот одна из легенд о происхождении народа.

Легенда о медвежьих братьях

Некогда жили два брата. Однажды они поссорились и один ушёл в лес, превратившись в медведя. От него пошел медвежий род, заселивший тайгу. Второй брат ушёл в верховья реки Уды, сплел сеть и стал рыбаком. Однажды рыбак выловил большую рыбу в озере, из которого вытекает Уда. Рыба оказалась волшебной, так что он женился на ней. Дети второго брата и волшебной рыбы дали начало всему народу. Иногда в истории появлялся третий брат, ставший выдрой. Никаких других сведений о своём происхождении в памяти этого кочевого народа не сохранилось.

Тафалары находятся между верхним и нижним мирами

Они верят в то, что существует хозяин верхнего мира — бог Кудай, нижним же миром правит Эрлик. Люди находятся в среднем мире вместе с духами. Посредниками между духами и людьми являются шаманы. Шаманом могут стать как мужчины, так и женщины. Главное условие - способность «камлять», подниматься в верхний мир или спускаться в нижний. В зависимости от способностей и навыков, шаманы делятся на 12 степеней.

Люди прибегают к помощи шаманов в случае болезней, пропаж или для прояснения будущего. Шаман, распевая ритуальные напевы, входит в транс и это сопровождается стуком в бубен и звоном металлических погремушек. Иногда камлание не прерывается по нескольку часов подряд.

Есть еще интересный ритуал: посвящение лучшего оленя хозяину гор. Шаман красит шерсть оленя синькой или красной охрой. Уши оленя прокалывает и вдевает разноцветные ленты или лоскуты. После обряда олень называется «шаман-олень». Посвященному самцу не спиливали рога, а посвященную олениху позволялось доить, но ездить на таком животном запрещалось даже маленьким детям. Народ верил, что стада с такими оленями находились под особой охраной Даг-Ези – хозяина гор.

Язык

Тофаларский язык относится группе восточнотюркских языков. По переписи населения 2002 г. из 723 тофаларов родным языком владели лишь 114 человек, да и то со значительными заимствованиями из русского и бурятского.

В 1990 году началось национальное возрождение. В школах и детских садах стали учить тофаларскому языку. Для него разработана письменность, изданы букварь и учебные пособия. Кроме того, проводятся попытки возрождения национальных обрядов и традиций. Однако на родном языке говорят все меньше коренных тофаларцев, а вот только на русском- более 55 процентов.

Как добраться

Добраться к тофаларам непросто. Летом- по воздуху, а зимой - на вездеходах. Придется ехать по разбитой грунтовке, преодолевать болота и опасные склоны. Эта "дорога жизни" - единственная нить, связывающая затерянные села с цивилизацией. По ней водители - экстремалы возят тофаларам продукты и медикаменты.

Особенно опасен путь ранней весной. Зимой болота замерзают на глубину до двух метров, но весеннее солнце подтапливает лед сверху, а течение размывает его снизу. Риск продавить тонкий лед тяжелыми машинами и навсегда остаться на стылом дне горной реки, очень велик. Правда, есть один плюс. В толще льда встречаются ямы до десяти метров в ширину и в них можно поймать хищную рыбу таймень. Эта рыбка может вымахать до полутора метров в длину и весить 60 килограмм. Поговаривают, что вылавливали и более крупные экземпляры.

Вот что рассказывает водитель Юрий Гаврилов: «Сейчас еще неизвестно как там наледи. У меня раз было: туда проскочил хорошо, а обратно «Уралы» шли, продавили лед, болото замерзшее».

Главный тофаларец Владимир Лобченко считает, что водителям еще посчастливилось, что провалились они на мелководье. Если бы «Урал» провалился на ямах, где глубина составляет 10-12 метров, было бы гораздо хуже.

Спасательная операция велась до наступления ночи. Впереди - еще 80 километров и было решено оставить провалившийся «Урал» до утра, до приезда тяжелой техники. Только вездеходы смогли вызволить машину из ямы. Конечно, из автомобиля вынули ящик водки – ходовую валюту в столице тофаларов. Остальные машины отправились в опасный путь на «авось повезет».

После 11 часов пути оставшиеся машины въехали в Алыгджер.

Как живут

Еще сто лет назад тофалары вели полукочевой образ жизни. Основными занятиями были охота и рыболовство, а северные группы занимались оленеводством.

Они жили в конических чумах из жердей, крытых берестой, а зимой - шкурами изюбря или лося. Чум делился на женскую (справа от входа) и мужскую (слева) половины. Стойбище обычно насчитывало от 2 до 5 чумов, летом — до 10.

Мужчины одевались в штаны из шкуры кабарги или козла (летом из покупной ткани), а сверху носили кафтаны с поясом и застёжкой на правую сторону, которые надевали на голое тело. Женщины носили штаны и платья с поясом и разрезом на груди. Дамы надевали также серьги, оловянные браслеты и кольца. Зимой тофалары утеплись тулупами из оленьей шкуры мехом внутрь. Головные уборы: летом войлочные шапочки, зимой меховые шапки-ушанки, которые подвязывались у подбородка.

Еда тофаларов в старые времена была скудной, так как значительную долю своей добычи они отдавали в уплату дани. То, что им оставалось, ели: мясо дичи и оленину; ржаные хлебцы, выпекаемые в золе; в качестве приправ — многочисленные корни и дикорастущие растения (дикий лук, черемша, ягоды, кедровые орехи и т. д.). Пили подсоленный зеленый чай, мучную болтушку с солью, молоко оленей. Как мужчины, так и женщины активно курили табак.

В 1920 году тофаларов насильно расселили в трех селах вместе с русскими поселенцами – Алыгджер, Верхняя Гутара и Нерха, и заставили отказаться от шаманизма. От национальной традиционной культуры у них остались лишь навыки таежных промыслов, оленеводства и табунного коневодства. Правда, современные оленеводы больше не ставят чумов, заменив их избушками. Они носят покупную одежду, готовят из завезенных вертолетами или вездеходами продуктов. Молодые тофалары стали совершать бракосочетание и устраивать свадьбы по общепринятым стандартам, хоронят своих покойников по христианскому обряду.

Правда, в последнее время возрос интерес к национальным традициям малочисленных народов. В тофаларских поселках были созданы Центр этнической культуры, национальные фольклорные ансамбли, стали проводиться ежегодные национальные летние игры.

Был создан народный ансамбль танца «Дыырак Ибиллер». В состав коллектива входит 31 человек , самому младшему из которых – 6 лет. В репертуаре коллектива более 30 хореографических постановок: национальные танцы с использованием фольклорных мотивов народов тофа .

Несмотря на влияние цивилизации, в Алыгджере и сегодня основной вид деятельности– охота, а бессменный транспорт – олень. Жить в глухой деревне нелегко: электричество по часам, вода - из колодца. Стариков удручает то, что чистокровных тофов с каждым днем становится все меньше. Им даже не с кем поговорить на родном языке. «Сейчас такая молодежь, они забыли свой язык, они обрусели», сетует Спартак Кандараев.

Спартак Дмитриевич - потомственный охотник и рыбак. Первую добычу он принес в 14 лет. Сейчас охотнику уже 80, но он до сих пор все лето проводит в тайге – охотится на белок и кабаргу. Попадается и зверь покрупнее, тогда Спартак «шлепает» и его. Живет он вместе с родной сестрой Сталинидой . Они все делают вместе – и хлеб пекут, и ужин готовят.

Иван Арактаев - пастух. Он родился в Алыгджере, но большую часть жизни провел в глухой сибирской тайге. Школу Иван бросил еще в третьем классе. Дома у Ивана – трое детей и жена. С ними живут пожилые родители. В тайге у него – 400 голов оленей, которых нельзя оставить без присмотра. Вот и живет Иван месяц в тайге, неделю дома. Он говорит, что если бы пастбище было ближе, не уезжал бы из дома так надолго. Но в один конец – почти 150 километров. Дорога занимает пять дней. Переехать в Иркутск Иван даже не помышляет. Здесь его кормит тайга. «Где мяса добудешь, где рыбу поймаешь. А там работать надо, так не проживешь», – говорит он.

Эта непростая жизнь устраивает многих тофаларцев. Они опасаются, что если проложат большую дорогу, появятся разбойники. Вот так и живут – почти как столетия назад.

Марина Тен.

Рейтинг: 
В среднем: 5 (1 голос)